Пища духовная  /

Памяти Евтушенко.

Он был сложным человеком. И написал про себя, 22-летнего:
Я разный — я натруженный и праздный.
Я целе-
и нецелесообразный.
Я весь несовместимый,
неудобный,
застенчивый и наглый,
злой и добрый.
Поэтому сложно понять, как сперва он пишет о Сталине:
Я знаю:
грядущее видя вокруг,
склоняется этой ночью
самый мой лучший
на свете друг
в Кремле
над столом рабочим.
А потом, через десять лет:
Он что-то задумал.
Он лишь отдохнуть прикорнул.
И я обращаюсь к правительству нашему с просьбою:
удвоить,
утроить у этой плиты караул,
чтоб Сталин не встал
и со Сталиным — прошлое.
Не стеснялся поэт дорабатывать свои стихи по требованию общественности. Когда его упрекнули за то, что в «Бабьем Яре» говорится лишь о расстрелянных евреях, он оперативно добавил строфу:
Я тут стою, как будто у криницы,
Дающей веру в наше братство мне.
Здесь русские лежат и украинцы,
Лежат с евреями в одной земле.
И, видно, благодаря своей гражданской чуткости, поэт был в целом благополучен. Дружил с композитором Шостаковичем и художником Сикейросом, ездил по миру еще в советские годы свободно. Заграницу он предпочел и после распада СССР. Евтушенко прожил полную жизнь, и творческую, и личную. Был четырежды женат, стал отцом пятерых сыновей. В его собрании сочинений 8 томов, и это еще не все, им написанное.
Вечная память русскому поэту!
0 комментариев