Игра сумрака. Глава 1.

victoriarosso Автор: victoriarosso
Проект: Полночные тени

Опубликовано:

Поделиться:


На кухне было сыро и мрачно, как и в душе. Я молча стояла у окна, наблюдая, как ливень барабанит по асфальту, наигрывая привычную мелодию. Позади меня на газовой плите закипал чайник, посвистывая о готовности, из крана монотонно капала вода, а мои мысли были далеко от этой серой реальности. Где-то там, в сумеречном мире. Где-то рядом с Ноэлем. Ворох вопросов скручивался в плотный клубок, и эти вопросы страшно произносить вслух. Интересно, как он? Кто сейчас рядом с ним? Счастлив ли Ноэль без меня? От последней фразы в голове так хотелось разжать сомкнутые в кулаки ладони и закричать, вынося ко всем чертям стекла в этой слишком одинокой квартире, что пришлось совладать с энергией внутри и несколько раз глубоко вдохнуть. Хотелось выплеснуть скопившуюся силу, почувствовать свободу, а не замкнутость четырех стен. Очень давно хотелось, и очень давно не получалось воплотить желаемое. Мне казалось, что если я потеряю контроль, то все обязательно полетит по наклонной; казалось, что дай волю чувствам и боли, — все обязательно станет еще хуже, чем сейчас. Как будто, я запертое в неволе чудовище, монстр, которого нельзя показывать миру. Только заперли меня не испуганные люди, а я сама, добровольно.
Мне не хватало воздуха, аромата хвои в утреннем лесу, вида заката, что скрывался за пиком гор. Мне не хватало себя настоящей, той, которую я потеряла, вернувшись обратно в реальность.
Мне не хватало Ноэля.
И пусть я буду слабой, признавая этот факт, но он неизменен. Как бы я не старалась жить последнюю неделю, притворяясь нормальной девушкой, отрицать свою привязанность к жнецу не получалось. Он стал частью меня так же неожиданно, как и покинул. Ноэль сначала собрал меня по кускам, а потом ударил тяжелым молотом прямо в грудную клетку, разбивая вновь.
Нечестно.
Я улыбнулась, снова сама себе, покрутила в руках пустой стакан, оборачиваясь на ругающийся чайник с закипевшей водой. Он гудел, призывал к себе, а мне в один момент перехотелось все, что планировалось ранее: чай, вкусный ужин, подготовка к Рождеству. Октябрь подошел к концу, словно несколько взмахов ресниц, — и вот уже начало декабря, летающий в прохладном воздухе снег и тоска в сердце, которая становилась все сильнее день ото дня. Даже после смерти отца, я не чувствовала себя более одинокой и брошенной, нежели сегодня. Наверно, тому виной приближающийся праздник – семейный, добрый, теплый, — а у меня тепла практически не осталось. Ни в сердце, ни в душе. Грели только воспоминания, пусть и не совсем приятные, но это все, что у меня осталось. Все, что можно было назвать «мной».
Протерев ладонью слегка запотевшее окно, я зацепила взглядом мимо проходящую девушку, и сердце ёкнуло в груди от того, как она сильно напоминала прежнюю знакомую. Фигура быстро исчезла из вида, но красная футболка и кобура на бедре черных обтягивающих брюк, словно отпечатались под коркой головного мозга. Или просто я так сильно соскучилась, что в большинстве прохожих видела и Турио, и Тильду, и даже Исиила. Иногда я очень радовалась, что Ноэль не мерещился мне на каждом шагу, преследуя меня не только внутри, но и снаружи. А иногда я сожалела, что не могу увидеть его лицо хотя бы иллюзорно.
Шорох в коридоре отвлек меня от размышлений, заставляя подобраться и размеренно дышать, контролируя силу. Она уже давно стала моей союзницей, моей личной тьмой с крупинками света, поэтому в собственной безопасности не было и капли сомнения. Скорее, я сомневалась в безопасности окружающих меня людей – соседей, например. И в безопасности того, кто посмел проникнуть на мою территорию.
Я уверенно прошла в коридор, чуть прищурилась, рассматривая силуэт в темном углу возле входной двери, которая, кстати, оказалась приоткрыта, а потом с шумным выдохом выронила из рук керамический стакан, разбивая его на осколки. Дыхание сперло, легкие сжались, сердце громыхало в висках, отзываясь эхом где-то в глотке.
— Тильда? — я ошарашенно всматривалась в сгорбившуюся девушку, пытаясь осознать, насколько реально увиденное мной или это снова неуместная шутка сознания. — О, господи, Тильда, что ты здесь делаешь? И почему на тебе кровь?
Футболка вампира была испачкана грязными багровыми пятнами, руки и лицо покрывали глубокие царапины, а кулак сжимал серебряный клинок.
— Это не только моя кровь, — тихо ответила она и стала медленно оседать на пол, сползая вниз по стене. Мне удалось перехватить ее поперек груди прежде, чем она завалилась набок. — На нас напали и…
Хищница стремительно теряла сознание, в то время как мое тело прошибала ледяная дрожь. Она здесь, Тильда здесь и это так же реально, как и звуки проезжающих машин на улице или топот чьих-то ног в подъезде. Я чуть приподнялась, закрывая дверь, и погладила вампира по щеке.
— Что произошло? О чем ты, чёрт возьми, говоришь? — я легонько потрясла ее за плечи, стараясь не переходить к панике. Еще мгновение и нервы испарятся, не выдержав критической нагрузки. — Тильда! Чья на тебе кровь?
— Он забрал его, Хлоя, — прошептала вампир, медленно закрывая глаза. — Аббадон затеял опасную игру.
В комнате повисло молчание, тишину разбавляли мои всхлипы и еле слышное дыхание раненой девушки в крепких объятиях. Я не хотела думать о ее словах, не хотела знать всей правды. Вот бы закрыться в комнате без окон и дверей, забыть о сказанном и снова ждать. Как ждала все это время. Вот бы снова сидеть в одиночестве и думать, что Ноэль придет. Обязательно придет.
Уж лучше так, нежели знать, что кто-то снова в опасности.
— И это все? Тильда? — она не отвечала, марая кровью мою белую футболку. — Так, спокойно, Хлоя, ты знаешь, что делать… ты ведь знаешь, правда?
Я покусывала губы, стараясь соображать слаженно и быстро. Стараясь соединить крупицы информации в своей голове, всколыхнуть воспоминания и убедиться окончательно, что я понятия не имею, кто такой Аббадон. Мне нужно было больше времени, больше спокойствия, а еще мне был нужен Ноэль. Я должна убедиться, что Тильда в своем разговоре упоминала не его.
Решение далось легко. Странно, почему-то я думала, что мысль о возвращении на перевал дастся мне намного сложнее. Но это был просто щелчок, переключение тумблера и, пуф – я уже поднимала Тильду, которая в бессознательном состоянии не казалась такой хрупкой и невесомой девушкой, как можно было себе представить. Перекинув одну ее руку себе через плечо, я на секунду оглянулась, рассматривая пустой коридор, и на мгновение мне стало стыдно, потому что я не чувствовала огорчения. Я, черт возьми, ощущала прилив энергии и убойную силу адреналина не только от волнения, но и от того, что все начинало возвращаться на свои места.
А еще я где-то глубоко внутри знала, что если справилась с одной проблемой, то и вторая не будет так страшна.

***

Совершать первый прыжок после небольшого перерыва было непривычно. Кончики пальцев покалывало от легкой дрожи, дыхание стало тяжелым, а легкое головокружение дополняло комплект неприятных ощущений. Всего неделя, а такое ощущение, будто притворялась нормальным человеком как минимум несколько лет.
Приземлившись прямо в доме, я тут же аккуратно положила Тильду на уже знакомый диван, быстро оглядываясь по сторонам. В доме никого не было, подоконники с обратной стороны слегка запорошило снегом, словно в Соларвуде шел дождь, а здесь уже в полной мере правила зима. Хотя, не удивительно – рядом ведь горы. Я поежилась от заметной прохлады, по ощущениям, дом не отапливался камином долгое время, а сумрак от наступающего вечера мешал нормально разглядеть обстановку. Проведя ладонью по окровавленной щеке Тильды, я еще раз убедилась, что она дышит, и прикрыла глаза на несколько секунд, представляя теплый плед и мягкий вязаный свитер. Воображение моментально сделало свое дело, пробуждая в крови спящие Мертвые Кристаллы и создавая в воздухе необходимые мне предметы. Я открыла глаза, вытянула вперед руки, пока свитер и плед медленно опускались ко мне, превращаясь из воображаемой картинки в нечто реальное. Мягкое кашемировое покрывало было сложено вдвое, как и теплая одежда. Не теряя времени, я укрыла Тильду от холода и оделась, потому что, в отличие от вампиров, моя кровь не была холодной.
Подошла к камину и представила, как в нем пылают сухие березовые дровишки, потрескивая и наполняя теплом небольшой заброшенный домик. Пламя полыхнуло острозубым веером и осветило гостиную, такую родную и чужую одновременно. Здесь все закончилось – здесь и начиналось вновь. Жаль, конечно, что возвращению сопутствовала раненная Тильда, но иначе мне и не вернуться сюда вовсе. Я закрыла глаза, тяжело вздохнула, а потом мнимое спокойствие сменилось приступом паники.
— Тильда, — я кинулась к ней, очень кстати вспоминая, что оказалась здесь не просто так; первичный шок от случившегося начал рассеиваться, прояснять сознание, позволяя трезво взглянуть на вещи. — Тильда, очнись!
Похлопала по щекам, приводя в сознание, и это подействовало, но ненадолго. Приоткрыв глаза, вампир снова провалилась в обморок, оставляя меня наедине с разрозненными мыслями, с опасениями и догадками.
— Приходи в себя! — выкрикнула и раскрытой ладонью ударила ее с размаху по щеке. — Ну же, черт возьми!
Тильда встрепенулась, несколько раз мотнула головой, но все-таки открыла глаза, кажется, не веря в то, что видит меня рядом, да еще и на перевале. Девушка обвела взглядом комнату, ее губы задрожали, но она упорно сдерживала слезы.
— Ты все-таки послушала свое сердце, — прошептала вампир, задыхаясь от эмоций, а потом подалась вперед, обнимая меня за плечи. — Он забрал Адама, а Ноэль запретил мне приходить к тебе и рассказывать, но…
— В каком смысле, запретил? — недоуменно спросила и отстранилась от объятий, чтобы посмотреть в ее налитые кровью глаза. Упоминание о Ноэле больно ударяло в живот раскаленным хлыстом, а еще и в таком ключе, так и подавно. — С чего бы это вдруг ему… почему он… зачем?
Голос дрожал, я понимала, что еще чуть-чуть, еще одно мгновение и слезы не сдержать. Плотина внутри стремительно покрывалась трещинами. Значит, он не только бросил меня, приняв решение об окончательном расставании, да еще и посмел запретить Тильде приходить в случае опасности? Настолько не хотел видеть и вспоминать? Не хотел принимать помощь от тьмы, которую сам и создал?
Ладно. Хорошо. Пусть будет так.
— Ноэль просто не хочет тебя впутывать в эти разборки сумеречного мира, вот и все, — быстро проговорила вампир убедительным тоном. — Аббадон забрал Адама непросто так. Ты даже не представляешь, кем он стал за эту неделю. Буквально семь дней, а совсем иной. Он уже не тот, кого ты знала раньше, и если Адам понадобился Аббадону, то нам следует обеспокоиться.
— Почему? Может ему не хватает друзей? — я рассмеялась, ехидно и болезненно, замечая приближающуюся истерику.
— Это все слишком для тебя, да? Но, Адам ведь был тебе близок…
Я присела на пол рядом с диваном, так, чтобы видеть ее лицо. Вопросов было слишком много, а отвечать на них желание никак не приходило. Больно. Вспоминать Ноэля слишком больно.
— Хлоя? — она пыталась достучаться до меня, видя, как мое решительное настроение быстро сменилось досадой. Только от одного услышанного предложения мне тут же захотелось вернуться обратно и забиться в угол, вновь притворяясь нормальной и видеть сумрак только в проходящих мимо лицах.
— Вот именно, что был, Тильда. Был, понимаешь? — я не стеснялась плакать, ибо накатившие эмоции были несравнимо сильны. — Когда ты сказала, что вы попали в беду, я даже обрадовалась, господи. Я обрадовалась тому, что ты пришла ко мне, что я снова нужна, что хоть кто-то выбрал меня. И меня даже не смутило, что кровь на тебе явно не признак хороших дел. Но теперь я понимаю, что у тебя просто не было выхода. Он запретил, а ты ослушалась. Я ведь права?
— Права, — тихо в ответ, — Ноэль все еще боится, что сумеречный мир тебя погубит. Что Кристаллы окажутся сильнее, чем ты представляешь.
— Они уже стали сильнее, и я все еще жива.
Усмехнулась, закрыла глаза и вытерла слезы, немного успокаиваясь. После произнесенных слов мысли вернулись в прежний поток, расставляя все по прежним полочкам. Не нужна я Ноэлю. И сумеречный мир во мне тоже не нуждался. Тильда появилась только потому, что у меня была возможность помочь, вопреки указаниям жнеца.
— Все равно бы пришла, — тихо сказала вампир, усаживаясь на диване и морщась от боли. Небольшая рана на ее боку постепенно затягивалась, причиняя дискомфорт.
— Что? — я не совсем понимала смысл сказанного.
— Я бы все равно пришла к тебе, но мне пришлось спасать Исиила от толпы демонов. Неважно, что сказал Ноэль, я бы пришла.
— А он нет, — прозвучало, как приговор. — Ладно, расскажи лучше, что произошло и в какое дерьмо вляпался Адам. Потом подумаем, смогу ли я помочь.
— Говоришь так, как будто тебе на него плевать, — в ее голосе звучало удивление и нотка интереса. — Это же Адам, тот самый Адам, которого ты так рвалась спасать. Что изменилось?
Я отвернулась к камину, наблюдая за огнем и прислушиваясь к треску полыхающих бревен.
— Вроде прошла всего неделя, а мое отношение прямо противоположное, да? — улыбка на моем лице не отражала радость. — Все просто, Тильда, я, скажем так, разочаровалась. И кое-что поняла.
— Боюсь спросить, что именно.
— Я поняла… — повернулась к ней и снова улыбнулась, прикусывая нижнюю губу, — что у меня есть только я. Теперь у меня осталась только я. Представляешь, мне понадобилась всего неделя, чтобы это понять. Забавно.
— У тебя все еще есть Ноэль, — Тильда приподняла край футболки, осматривая рану, которая почти затянулась. — Что бы он там не говорил…
— Что Аббадону нужно от Адама? — мне было жизненно необходимо перебить этот разговор, снова уходящий не туда. — Очередное завоевание мира? Власти?..
— Мы думаем, что Аббадон устал сидеть в Чистилище. Он заперт в нем уже несколько сотен лет, и Адам, по всей видимости, представляется для него шансом на побег. Этого нельзя допустить, теперь он угроза.
— Так чем же я могу помочь? Зачем ты пришла? — я обняла руками колени, мгновенно ощущая себя мелкой сошкой в этой игре, которая, как мне показалось, еще даже не началась. Только лишь опасения и странные запреты. — Тем более, что Ноэль сказал не делать этого.
Апатия касаемо Адама пока не тревожила. Возможно, я просто перегорела морально, устав беспокоиться за него, за себя, за весь мир. Возможно, слова Тильды подействовали мощным ударом по голове, но мне не хотелось бежать и кидаться на спасение того, кто может и не узнает меня вовсе.
— Мы отправляемся за Адамом, а ты имеешь с ним связь, и вопреки словам Ноэля, я считаю, что ты нам необходима. К тому же, это твой друг, а Ноэль…
— Давай оставим вопрос с Ноэлем закрытым, хорошо? — вполне рациональная обида поселилась в сердце, дополняя там тоску, разочарование и чувство ненужности. — Я-то могу за себя постоять, а вот твой внешний вид меня действительно беспокоит.
— Ничего серьезного, — Тильда уселась поудобнее, укладывая на ноги плед и только сейчас стала похожа на прежнюю себя: уверенная в каждом своем слове и движении. Видимо, травмы больше не беспокоили, позволяя сосредоточиться на других проблемах. — Хлоя, я должна у тебя спросить кое-что.
— Спрашивай, — я поднялась на ноги, подошла к столику рядом с камином, включая газовый болон; взболтнула чайник, открыла крышку и, убедившись, что там почти пусто, прикрыла глаза и сделала короткое движение ладонью, наполняя чайник водой.
— Твоя сила растет…
—Это и был вопрос? Что-то не похоже, — я посмотрела на нее преувеличенно насмешливым взглядом. — Да, я открыла в себе еще несколько весьма полезных способностей. И я могу их контролировать так же спокойно, как и дыхание. Не стоит переживать.
— Я и не переживаю, теперь я точно уверена, что ты должна пойти с нами, — вампир встала и, чуть прихрамывая, подошла, положив руку мне на плечо. Я поставила чайник на огонь и обернулась. — Весь смысл нашего противоречия с Ноэлем состоял в том, что сумрак заберет у тебя контроль. Но я вижу, чувствую, что это не так. Твое место с нами, в сумеречном мире, а не там, где ты провела последнюю неделю. И плевать я хотела на его мнение.
— Ты забыла про свой вопрос, — напомнила ей, доставая стаканы из ящичка. Тильда убрала свою ладонь, облокотилась бедрами о стол и скрестила руки на груди. — Только мне кажется, что я уже знаю, как именно он звучит.
С долей обреченности я громко стукнула стаканами о столешницу и покосилась на вампира. В багровой радужке ее глаз можно было заметить хитрость и надменность. На секунду мне показалось, что я — та прежняя Хлоя, которая боялась красноглазого хищника, подобравшего меня на середине проезжей части. Но потом черты лица Тильды смягчились, и я тихо выдохнула, понимая, что она действительно права. Мир людей больше не для меня. Сумрак – то, чего мне хотелось больше всего на протяжении этой недели. Меня тянуло сюда не только из-за Ноэля, но еще и по причине нового дома, нового мира, полностью отражающего мою душу. Рано или поздно, я бы все равно вернулась. Ради себя или ради Адама, неважно.
Я бы вернулась сюда, когда поняла, что одиночество той квартиры медленно съедает меня сначала на завтрак, потом на обед, оставляя косточки на ужин. Пройди еще месяц-другой, и не осталось бы даже грамма на десерт.
— Ты согласна пойти с нами? Со мной? Ради меня? — спокойный голос Тильды вселял уверенность. — Потому что освобождение Аббадона уничтожит нас, как вид. Он ведь заперт там не просто так. Пойдем со мной, Хлоя, я не стесняюсь просить твоей помощи, ведь Адам для тебя не опасен. Он не тронет тебя, и не позволит Аббадону прибрать к рукам новое оружие.
— Меня? Думаешь, что после МакКейна он придет за мной?
— Мы не уверены, — Тильда кивнула, отводя в сторону взгляд. — Но я точно знаю, что совладать с Адамом, скорее всего, сможешь только ты.
— Значит, решено. Я пойду с вами, если ты просишь, — улыбнулась и достала из коробки два пакетика с чаем, бросая их в стакан вместе с кубиками рафинада.
Перспектива встречи с Ноэлем больше не грела душу, отзываясь наоборот чем-то болезненным. Но я не собиралась бегать по углам сумрака, прячась от жнеца и от себя. Я устала, так устала ждать и надеяться, что, возможно, эта принудительная встреча могла бы поставить точку. Окончательную. Пусть Ноэль привыкает к тому, что я больше не создана для обычного мира. Привыкает к моему частому присутствию, пусть не рядом, но поблизости.
А я забуду. Обязательно забуду. Или смирюсь.
Чайник засвистел, напоминая мне каждое обреченное утро в той квартире, и те моменты, когда я особенно сильно ощущала себе ненужной. Я убрала его с плиты, попутно выключая газовый баллон, и залила травяной чай кипятком, следом отставляя в сторону горячий котелок.
— Он будет рад тебе, вопреки всем твоим мыслям, — я рассмеялась, вспоминая, что вампир с легкостью прочитала мой скромный недавний монолог, и уткнулась лбом в ее плечо, словно сбрасывая камень с груди. — Я, правда, скучала. И Ноэль скучает, просто…
— Просто между нами Кристаллы.
Она склонила голову набок, соприкасаясь виском с моей макушкой, и этот жест был такой личный, такой дружественный, что сердце сжалось до размеров хлебной крошки, намереваясь исчезнуть. Это тоже послужило своеобразной точкой. Точкой понимания, что я, наконец-то, дома. И пусть прошла всего одна паршивая неделя, для меня она исчислялась месяцами. Что уже говорить о разлуке с друзьями.
Непривычно осознавать, что Адам стал опасен. Стал оружием, которое угрожает всем, кроме меня. Наверно, именно поэтому Аббадон раскинул свои сети, давая подозрение другим, что следующая очередь за мной. Два джокера в его руках будут отличным билетом на свободу, а сумеречный мир считал, что один джокер не опасен для другого.
Правила игры резко изменились: меня больше не хотели убить, теперь я была нужна всем живой. И самое главное — на стороне тех, кто сможет остановить возможную войну Сумрака и Чистилища.

Продолжение следует…
0 комментариев

  /