Глава 20. Свет или тьма?

victoriarosso Автор: victoriarosso
Проект: Полночные тени

Опубликовано:

Поделиться:


Если бы раньше, мне кто-либо сказал, что я буду созерцать сумеречный мир и восхищаться каждой песчинкой, каждым его созданием – рассмеялась бы тому в лицо. Помню, каким смешным тогда казалось предложение Ноэля о вступлении в ряды Ловцов Душ. Помню, как ненавидела жнеца, его чрезмерную заботу и постоянное присутствие в моей жизни. Кто бы мог подумать, что за несколько недель, всё станет иначе: я научусь пользоваться своей силой, познаю очередную боль потери, влюблюсь и отомщу за несколько невинных смертей. Я подняла свой взгляд на Ноэля, и в груди разлилось теплое молоко, согревая израненное сердце. Он поднялся на ноги, снял разорванную рубашку и бросил ее к толстовке, валяющейся неподалеку. Книга в его руках еще подсвечивалась золотистым светом, а перо медленно и аккуратно опустилось в его руку.
— Было бы неплохо привести здесь все в порядок, — Ноэль оглядел разруху, царящую в комнате, и остановил свой взгляд на дымящемся теле. – Странно, я полагал, что ангелы должны исчезать сами по себе. И что нам теперь с ним делать?
— Избавляться, Ноэль, что же еще? — коротко ответила я, и подошла к обугленному трупу, опускаясь перед ним на корточки.
Желания прикоснуться к тлеющим костям, не возникало даже на уровне возможных перспектив, но поставленные цели всегда требуют что-то взамен. Я чуть дотронулась до плеча Азриэля средним и указательным пальцами, проведя короткую линию вниз, до груди. Недавний сценарий, который я использовала с Марией и Джаредом, повторился так же успешно, как и в прошлый раз. Горстка пепла осыпалась на ковер, словно песок, просочившийся сквозь пальцы. Адский Пес, что лежал слева от меня, приподнял свою голову и вывалил из пасти язык, словно прося о завершении начатого, но, пока Ноэлю не грозит опасность, не было смысла вонзать в него нефритовый медальон. К тому же, меня никак не покидала мысль, что остальным Псам этот вариант развития событий доставит сомнительное удовольствие.
— Я разберусь с этой тварью, никаких проблем, — Ноэль перехватил мой взгляд на Адского Пса, а затем удивленно округлил глаза на вопросительные созерцания Тильды и Турио. – Чего уставились? Если я теперь их предводитель, это еще не значит, что я обязан их любить. Хочет он меня съесть или нет, он все равно остается гадким монстром.
Жнец поежился, вспоминая недавние ощущения и двинулся в сторону Пса, заметно прихрамывая поврежденной ногой. Я не видела, в каком состоянии его рана, но искренне надеялась, что исцеление проходит как положено. Ноэль приблизился к обожженному телу и положил свою ладонь на его лоб. По венам на руке нового Сумеречного Хозяина заструились желтые, переливающиеся блики, а глаза обоих озарились золотистым свечением. Адский Пес впитывал янтарный свет, который исцелял его и возвращал привычный, полупрозрачный вид. Спустя мгновение, он бодро подскочил на все четыре лапы и ткнулся носом в подмышку жнеца, отблагодарив тем самым за спасение. Картина вызывала умиление и отвращение одновременно. Причем не у меня, а у Ноэля, судя по выражению его лица.
— Возвращайся в свой Круг, — он кивнул этой твари на камин, где пылал Очищающий Огонь, и проводил взглядом исчезающего Пса. Пропав на долю секунды в своих мыслях, он подскочил и подошел к дивану, положив на него Книгу Обреченных. Снова присев на корточки, он принялся ее перелистывать и я тут же вспомнила об очередных проблемах, которые не желали оставлять меня ни в одном из миров.
— Турио, — я обернулась к блондину, поднялась на ноги и кивнула на дверь, — приведи сюда Адама. Нужно понять, сколько у нас времени и чем мы можем ему помочь.
— Я не могу, — жнец округлил глаза и уставился на меня удивленным взглядом, — твой барьер, он не пропускает скачок. Иначе, меня бы здесь уже не было.
— Ох, да… конечно, — встряхнув ладонью в воздухе, я щелкнула пальцами, убирая прозрачно-серую защиту и до наших ушей моментально донеслись звуки, ломящихся в комнату демонов.
Я в очередной раз взмахнула рукой и открыла двери, впуская внутрь новых приспешников. Они остановились прямо у входа, понимая, что прежнего хозяина больше не существует и покорно склонили свои головы. Ноэль, что увлеченно изучал Книгу, не обратил на это и малейшего внимания. Блондин мгновенно исчез в пространстве, оставив после себя легкое дуновение ветра, а в помещение, расталкивая толпу, влетел разъяренный демон. Одежда на нем частично болталась окровавленными лохмотьями, лицо покрывали раны, а волосы, кажется, прежде были светлыми. Во всем этом образе, угадывалась Вардана. Определенно, это была именно она.
— Какого черта ты вытворяешь, Хлоя?! – она рванула ко мне, сжимая кулаки и грозно сверкала своим черным взглядом. – Ты хоть представляешь, что означает остаться там, снаружи, в окружении сотен бывших сторонников, которых ты предал? Я думала, мы договори….
Демон не успела закончить фразу, ощутив на своем горле мою ладонь. Сама виновата — нарушать мое личное пространство, обрушивая при этом пустые претензии, не было самой лучшей ее затеей.
— Кажется, ты так ничего и не поняла, Вардана. Мы. Ни о чем. Не договаривались. Представь, что это была лишь иллюзия, не более того, — я крепче сжала хватку и приподняла девушку над полом. Она обессиленно болтала ногами, глаза вернулись в прежний вид, а из горла доносились хриплые стоны. – Неужели, ты на самом деле считала, что я спущу тебе с рук убийство Марии и Джареда? Вот уж нет, дорогая, Азриэль расплатился по счетам, настала и твоя очередь.
Я пустила по руке черные змейки, отравляющие кожу демона и просачивающиеся внутрь тела. Вардана закатила глаза, а я с улыбкой на лице наблюдала за очередной местью. Идти до конца – вот мой план. Покарать каждого, кто причинил мне боль – вот первостепенная задача. Нет больше той Хлои, что была способна прощать.
— Остановись! Хлоя, прошу тебя, остановись! – за моей спиной послышался грозный окрик Ноэля и я отвлеклась, покосившись из-за плеча в его сторону. Жнец стоял в уверенной позе, с прямой спиной и обозленным взглядом. – Она заплатила сполна. Разве ее нынешней преданности не достаточно? Вардана прошла этот бой вместе с нами, плечом к плечу и вполне заслуживает второго шанса. Договоры нужно выполнять.
Сердце ухнуло куда-то вниз и не спешило возвращаться обратно. Я расцепила пальцы на шее демона и она рухнула перед моими ногами, закашливаясь и жадно глотая воздух. Вены на ее лице и горле потемнели, распространяя по сосудам мой яд, но, с каждой следующей секундой, Вардана возвращала себе здоровый цвет лица.
— Ты называешь это преданностью? – я развернулась всем корпусом к Ноэлю и посмотрела на него неверующим взглядом. – Столько предательств, столько лжи… и ты спокойно называешь это преданностью? Я ушам своим не верю. Не ты ли давал мне слово, что она ответит за содеянное убийство? – мой голос дрогнул, а в глазах заблестели непрошенные слезы, при упоминании сестры и такой неожиданной защиты ее обидчицы. – Или теперь, ты считаешь, что мнимая преданность – это и есть расплата? Цена за жизни двоих невинных человек?
Я смотрела на него, а губы дрожали, чувствуя на себе солоноватый привкус слез. Мне хотелось кричать, громить стены от несправедливости, от невозможности отомстить. От того, что Ноэль против этой мести. Вардана поднялась на ноги и перебежала за спину жнеца, оглядывая меня с нескрываемым страхом. От этой картины, по горлу пронеслась горечь, обжигая своей кислотой и я опустила взгляд, ища поддержки где-то на уровне пола. Тильда молчала. Она не могла решать чью-либо судьбу. Особенно, если речь шла о демоне.
— Хватит с нас убийств, Хлоя, — жнец сделал ко мне несколько шагов, а я машинально отступила назад. В груди разливалась обида, покалывала своими иголками внутренности и сворачивалась в болезненный комок за ребрами. – И не смей отступать от меня, слышишь?
Ноэль сделал еще два шага и оказался прямо перед моим лицом, обхватывая его своими прохладными ладонями. Я прикрыла глаза, ощущая, как спокойствие покидает меня, а в душе назревает шторм. Теперь, мне сложно было сказать, что являлось тому виной: несостоявшиеся намерения или странная защита врага в лице того, кто должен был поддержать меня в этом желании.
— Хлоя, я люблю тебя так сильно, что чувствую сердце там, где его быть не должно, — он провел большими пальцами по моим скулам, оглаживая и стирая скатывающиеся слезы. – Ты для меня, как якорь, который удерживает от неправильных поступков и, именно сейчас, я считаю, что этот поступок будет неправильным.
Я облизнула пересохшие губы и открыла заплаканные глаза. Передо мной стоял прежний Ноэль, но почему же тогда, он казался таким чужим?
— Значит, убийство моей семьи было правильным поступком Варданы?
— Их убили демоны, я лишь приняла твой облик по приказу Азриэля, — девушка пыталась вернуть к себе мое расположение, но ни одно слово не возымело нужного действия.
— То, что ты наблюдала за их смертью, не снимает с тебя ответственности, — выкрикнула я и рывком убрала руки Ноэля со своего лица. – Если ты собираешься прятаться за его спиной, тогда мне придется убить тебя с большей жестокостью, нежели ты того заслуживаешь.
— Хлоя, ты хоть слышишь что говоришь? – жнец встряхнул меня за плечи, переводя все внимание на себя. Его взгляд был обеспокоенным, а я снова ощущала, как Мертвые Кристаллы разливаются в глазах. – Очнись и взгляни, в кого тебя превращает Тьма. Ты же готова на куски ее разорвать, без доли сомнения и без капли пощады.
— И я сделаю это! – крикнула я прямо в лицо Ноэлю и слегка толкнула его в грудь. Он чуть отстранился и сжал кулаки, утяжеляя собственное дыхание. – Потому что, она заслуживает смерти не меньше, чем заслуживал это Азриэль. Потому что, я имею право на месть. Потому что, они лишили меня всего, что было смыслом моей жизни. Сколько аргументов, я еще должна привести? А? Сколько, Ноэль? Сколько нужно аргументов, чтобы ты перестал ее защищать?
— Я не защищаю ее, как же ты не поймешь. Я тебя защищаю. Твою душу, твою совесть, твою память и твою возможность на спокойное будущее, не отягощенное чувством вины. Я. Защищаю. Тебя.
Жнец выкрикнул последние фразы и указал на меня пальцем, заходясь в приступе ярости. Его ноздри раздувались в такт тяжелому дыханию, грудь вздымалась, а нервы были напряжены до предела. Это ударило больно под дых. Вырвало все эмоции из головы, оставляя там пустоту. Вакуум.
— Я не просила меня защищать. Никогда и никого не просила. Я лишь хотела справедливого наказания убийцам своей семьи. Видимо, наши с тобой понятия справедливости не совпадают…
— Ты должна уйти, — Ноэль вздохнул и на секунду прикрыл глаза, пытаясь успокоиться. А я только смогла удивленно раскрыть рот и убедить себя в проблемах со слухом. Точно, мне должно быть послышалось. – Ты должна покинуть сумеречный мир, пока всё не стало еще хуже. Тьма не для тебя Хлоя, она… слишком сильна… слишком глубоко проникает внутрь и отравляет твою человечность.
— Ты прогоняешь меня? – голос был хриплым и заметно дрожал.
— Что? Нет! – жнец дернулся ко мне, но я выставила вперед свою руку.
— Ты прогоняешь меня…
Сердце пропустило удар, а воздуха стало катастрофически мало. Тильда охнула и поймала Ноэля за кисть, увидев, как он снова совершает попытки приблизиться.
— Это все не просто так, верно? – я подняла на него неуверенный взгляд, а затем посмотрела на Вардану, которая выглядела, как загнанный в угол зверь. – Азриэль сказал, что она переметнулась на сторону возлюбленного. На твою сторону, Ноэль. Она переметнулась на твою сторону.
Я старательно сдерживала слезы, но это оказалось самой сложной задачей. Жнец отрицательно закачал головой, да так сильно, что она могла вот-вот покинуть свое привычное месторасположение.
— Нет, Хлоя, ты все не так поняла…
— Не совсем так, — встряла в разговор демон и расправила опущенные прежде плечи. – Чувства были и, возможно, все еще есть… но только с моей стороны и… я не претендую, я…
— Ты не претендуешь, но имеешь свою ценность, — я нахмурила брови и поймала на себе тоскливый взгляд Тильды. Это было еще больнее. – Теперь всё встает на свои места. Некоторые обещания не являются таковыми, они лишь даются для вида.
— Я просто хочу, чтобы ты вернулась в мир людей, потому что сумрак действует на тебя сильнее, чем я предполагал. Там ты сможешь чувствовать себя обычным человеком, — Ноэль вырвал свою кисть из ладони вампира и сделал прыжок, чтобы неожиданно оказаться рядом со мной. Он приобнял меня за талию, второй рукой взял за подбородок и заставил посмотреть в глаза. Такие красивые, карие глаза, будь они прокляты. – Я не прогоняю тебя. Даже не смей так думать.
— Ты делаешь еще больнее, Ноэль. Как думаешь, куда я вернусь? А главное, что я буду помнить, когда снова окажусь в том доме? Правильно. Её, — я кивнула на Вардану и та отвела свой взгляд. – Я буду помнить её и то, что она жива по твоей заслуге. По твоему запрету. Я всегда буду помнить, что ты защитил убийцу моей сестры. Не важно, какие на то были мотивы.
Ноэль провел ладонью по моей щеке и коротко поцеловал в губы, не пытаясь углубить такой невинный и нежный поцелуй. В груди разлилось еще больше боли и обиды. Мне казалось, что со мной прощаются. Возможно, со мной и правда, прощались.
— Если спустя некоторое время, находясь вне сумрака, ты не изменишь своего мнения, тогда я буду точно уверен, что совершил ошибку. А пока… давай вернемся к самому началу: ты станешь спокойно жить в мире людей, а я стану наведываться к тебе каждую свободную минуту. Возможно, ты даже снова возненавидишь меня, — жнец усмехнулся и на его лице расцвела лучезарная улыбка с проблеском надежды. – Но, если это будет ценой за выбранный тобою Свет, я постараюсь свыкнуться.
Кристаллы в крови бушевали и устраивали цунами на берегах моего сознания. Я не хотела верить, что Ноэль видит наше совместное будущее в разных мирах. Не хотела верить, что все произошедшее – правда. Точно так же, как не хотела осознавать, что меня заставляют сделать выбор. Свет или Тьма? Сумрак или Люди? Ноэль или… кто? Правильно, или никого. И что же делать, если ты не чувствуешь потребности в этом выборе? Мое внутреннее ощущение собственного «Я» настолько комфортно, настолько правильно, что любое движение в сторону, означает движение против себя. Я не хотела выбирать между Светом и Тьмой. Я наглядно знала, что Тьма гораздо сильнее Света. Но, в том, что сумеречный мир влияет на Мертвые Кристаллы, я была полностью согласна. Только, хорошо это или плохо? Нет однозначного ответа. Для меня, сейчас, вообще не было ничего однозначного, кроме чувств к Ноэлю и той обиды, что растекалась по венам кислой жидкостью. Хотя… нет. Было еще кое-что. Я однозначно решила, что не смогу находиться рядом с Варданой. Живой Варданой. Не смогу разделять сумрак с демоном, что участвовала в казне моей сестры. А это значит, что я должна сделать другой выбор: Ноэль без Сумрака или жизнь… без Ноэля.
— Ребята, кажется, у нас большие проблемы, — Турио появился из воздуха и отвлек меня от размышлений. Рядом с ним не было Адама и это заметно настораживало. – Загляните в Книгу, боюсь, что его имя уже там. Причем, давно и безвозвратно.
Ноэль отстранился от меня и подошел к дивану, на котором лежала Книга Обреченных. Пролистав ее дальше, он открыл нужную страницу, провел пальцем по нескольким именам и еле заметно вздрогнул.
— Ты прав, Турио. Его имя здесь уже несколько дней, — жнец поднял на нас свой взгляд, который снова горел янтарным пламенем. – Теперь понятно, о ком говорил Азриэль, когда мы вошли в Тронный Зал. Судьба и правда сошла с ума: быть забранным тем, кому помогаешь.
— А мне не нужны доказательства моей правоты, они у меня и так есть, — блондин перевернул руку, показывая татуировку на запястье, где значилось несколько имен. Одно из них было «Адам Дж. МакКейн». Я прикрыла рот ладонью и крепко зажмурила глаза. Неужели, даже в этом мире меня ждут беспощадные удары?
— Где он? – я посмотрела на Турио пронзительным взглядом. – Я ведь просила привести его. Где он?
— Остался на перевале, мне показалось, что там безопаснее, — блондин нахмурился и пожал плечами. – Неразумно приводить потенциальную душу в Сумрак, если он хочет ее забрать. Все равно, что самому положить кролика в волчью пасть.
— Хорошо… ладно, — я глубоко вдохнула и постаралась успокоиться. Все переживания стали отходить на задний план, ибо Адам – тот человек, который был связным звеном между мной и моей погибшей семьей. Теперь, он был близок мне совсем иначе, словно вновь обретенная родня. – Как мы можем помочь ему, и можем ли вообще? Мое имя до сих пор в Книге Обреченных, но ведь я все еще здесь. Жива.
— Не сравнивай. Твой случай уникален, — Ноэль покачал головой, о чем-то задумавшись. – Никто прежде не отпускал души в живые тела, особенно после Кристаллизации. С Адамом это не повторить, даже при всем желании – ты умерла от несчастного случая, а здесь указано, что он умирает от проблем с сердцем. Душе некуда будет возвращаться, больное тело не примет его обратно и не сможет обеспечить дальнейшее существование. Прости, я не думал, что все так серьезно.
— Сколько у нас времени? – Тильда хрустнула пальцами на руках и размяла шею. Было заметно, что она к чему-то готовится, но к чему? – Я так полагаю, что вскоре его имя окажется на моем запястье, как Ловца Душ. МакКейн вряд ли согласится со своей неизбежной смертью и, тогда, это уже будет моей работой. Нужно будет поймать его раньше остальных Ловцов, чтоб избежать отправки в Тленый Город.
— У нас всего тридцать три минуты на раздумья, с момента появления его имени в моем списке. То есть… уже тридцать две. Парень он не плохой, жаль будет…, — Турио провел пальцем по татуировке и загадочно уставился на вампира. Хищница, прочитав его мысли, выставила вперед ладони и помахала ими в протестующем жесте.
— Нет! – выкрикнула она и попятилась назад. – Нет, Турио. Даже не проси, я никогда не делала это и, вообще, у нас запрещено…
— Да, — коротко сказала я, поняв суть разговора. Все было очень просто, эта мысль пришла ко мне в голову буквально мгновением раньше. – Да, Тильда. Ты укусишь его. Обратишь. Иного выхода я не вижу, иначе, я пущу в ход самый ужасный план из всех возможных.
— И какой же? – Ноэль удивленно вытаращил глаза.
— Пойду к Высшему Совету. И не смотрите на меня так, — мой голос был насмешливым, в ответ на сомневающиеся взгляды. — Я готова сделать что угодно, лишь бы не потерять единственного человека, который напоминает мне о семье.
Вардана ухмыльнулась и скрестила руки на груди.
— Ты убила Азриэля – истинного Ангела Смерти, и собираешься идти к Высшему Совету за прошением? Они даже слушать тебя не станут, мало того, ты даже не ступишь к их Вратам.
— Я бы посоветовала тебе раствориться в воздухе, — моим тоном можно было разрезать железо. – Ноэль не сможет защищать тебя вечно, подумай над этим.
— Ого, я что-то пропустил? – Турио игриво повел бровями и с интересом наблюдал за диалогом.
— Ничего такого, что стоило бы повторять вновь, — вампир одернула друга за подол футболки, покачала головой и нахмурилась. Она все еще обдумывала вариант с обращением, но не спешила давать ответ.
— Каково твое решение, Тильда? – Ноэль отложил Книгу Обреченных и выжидающе смотрел на подругу. – Если серьезно, я вижу в этом смысл, и решение одной из проблем.
— А сколько, по-твоему, у нас их насчитывается? – я подошла чуть ближе, прислушиваясь к каждому слову.
— Две. Одна из них – это спасти тело, что можно сделать укусом. Сердце восстановится, но от второй проблемы обращение не спасет.
— Имя невозможно убрать из Книги Обреченных, — подал голос Турио и заметно поник. – Даже Высший Совет не властен над Книгой. Она – цельное создание, подчиняющееся своим собственным законам, и все равно потребует душу Адама в место назначения.
— Хорошо, значит, исцелим оболочку, а Мертвые Кристаллы сделают всё остальное. Они стали частью меня, но что немаловажно, не перестали быть частью сумеречного мира, наверно, только поэтому я все еще существую и никто не требует душу обратно. Иллюзия. Обман восприятия, — я приободрилась, ухватываясь за единственную прочную ниточку в этом разговоре. – Черт возьми, это будет отличным планом. Я вообще не вижу иного выхода.
Надежда на то, что Адама можно спасти, приятно грела душу. Даже недавние разногласия с Ноэлем отошли на задний план. Хотя нет… не отошли. Если мне придется наделить душу МакКейна Кристаллами, то вряд ли я покину сумрак в ближайшее время, вопреки желанию жнеца.
— Ты слишком рискуешь, Хлоя. Случай с тобой, — Ноэль указал на меня пальцем, — это случайность, непреднамеренность. Никто не дает гарантий, что Кристаллы спасут его, как и тебя спасли от Книги Обреченных. В противном случае, мы можем сделать еще хуже. Гораздо хуже.
— Хуже его смерти, может быть только его смерть, — сказала я уверенным тоном и развернулась прочь, направляясь к выходу. Сделав два шага, я наткнулась взглядом на все еще стоящих в комнате демонов, склоняющих головы перед своим хозяином. – Ноэль, как долго они будут здесь стоять?
Я обернулась на жнеца и кивнула в сторону молчаливой толпы.
— Вы свободны. Совет жнецов и Ловцов Душ будет созван позже, — после этих слов, демоны обратили свои черные взгляды на Ноэля и одновременно кивнули, растворяясь в воздухе. – Тильда, ты так и не ответила.
— Мне бы не помешало посоветоваться с Исиилом. Мы — чистокровные, у нас не принято обращать людей, это против правил, — вампир неуверенно переступила с ноги на ногу и нежно улыбнулась Турио. – Но, я сделаю это. Вы правы, черт возьми, я сделаю это, только потому, что Хлоя просит о помощи.
Тильда кивнула мне и склонила голову. Я кивнула в ответ и прикрыла глаза, чувствуя незримое облегчение.
— Значит, решено. Вардана, проконтролируй вампиров, что вернулись с перевала и введи их в курс наших перемен. Они только что совершили прыжок, — Ноэль подошел ко мне и ухватил за запястье. – А ты останешься здесь. Нам нужно поговорить и это не обсуждается.
— Сейчас не самое удачное время для разговоров, тебе не кажется? – я нахмурилась и снова почувствовала расползающуюся в груди обиду.
— Сейчас самое время, Хлоя. От нас не будет пользы на перевале, мы встретим их возле ворот в Тленый Город.
— Кстати, насчет перевала, — Турио приобнял Тильду за талию и уже собирался совершить прыжок. – Кто мне скажет, почему, когда я привел туда этого парня, возле дома толпилась свора изумленных хищников? Если честно, я за все свое существование не видел Исиила и Лукаса такими ошарашенными. Ладно, Фриза, она всегда была немного… того, но эти двое…
Тильда приглушенно хихикнула и покачала головой.
— Полагаю, Фриза с тобой обязательно поделиться некоторыми деталями, которые, несомненно, должна была предвидеть, — вампир оглянулась на меня. – Кстати, не хочу даже задаваться вопросом, почему она не поставила в известность своего сыночка.
— Нет никаких сложностей, — я пожала плечами. – Оракул не хотела для своего сына того будущего, что он желал. Фриза дала об этом знать, еще до всей этой заварушки. Тильда, ты ведь знаешь, что нужно делать?
Я молилась, чтобы она знала. Я умоляла всех возможных богов, чтобы она сделала все правильно. Страшно осознавать, что не все зависит лишь от тебя.
— Я укушу его по истечению тридцать третьей минуты, и Турио заберет его в сумрак. Пока вы все будете здесь, возле ворот, его тело исцелится и возвращение будет успешным. Я надеюсь на это. Не могу гарантировать благополучный исход до сотых долей, но очень надеюсь на верность нашей теории. Вернее, эта теория принадлежит Турио.
Жнец цокнул, ухмыльнулся и прижал вампира крепче к себе.
— Ай-яй-яй. Читать мысли и выдавать идеи за свои собственные домыслы. Как не хорошо, моя госпожа, как не воспитанно.
Тильда стукнула его в плечо и они растворились в воздухе, а следом за ними испарилась и Вардана. Мы остались вдвоем. Никогда раньше, мне не было так тяжело оставаться с ним наедине.
Комната погрузилась в тишину. Вокруг по-прежнему были разбросаны щепки от разрушенных шкафов, ковры испачканы в крови, а пепел от Азриэля покоился где-то за нашими спинами. Но, не смотря на это, нам было спокойно. Со смертью Ангела, ушло напряжение, сковывавшее все эти дни. Ушел страх перед грядущей погибелью, перед грядущими убийствами. Ушли все страхи, в целом. И лишь единственное опасение сейчас теребило душу – что я могу потерять сразу двоих.
— Ты оставил меня, чтобы вновь обсудить свой поступок? – я подняла на него усталый взгляд и обхватила свободной рукой чужую ладонь. – Если да, то это будет бессмысленный разговор.
— Я не хочу, чтобы между нами оставались эти недомолвки. Мне нужно было побыть с тобой наедине, поэтому я и попросил тебя остаться.
Ноэль выглядел измученно. Его голый торс был перепачкан в собственной крови от заживших ран и крови Адских Псов, на груди розовел ожог от подписи, а карие глаза излучали тоску. От него все так же пахло лавандой, мускусом и свежестью. Ноэль был прежним, в отличие от меня. И это тот факт, который стоило бы принять. Не мне, а жнецу.
— Ответь мне лишь на один вопрос, Ноэль, — я высвободила из хватки свое запястье и обхватила его вторую ладонь. – Ты все еще любишь ту замкнутую девушку-социопатку, которая предпочитала игнорировать проблемы, пока они сами не пройдут стороной?
Жнец вздрогнул, словно эти слова резанули по только что затянувшимся ранам.
— О чем ты говоришь? Я люблю тебя, не важно, прежнюю или настоящую. Просто люблю и все.
— Этой девушки больше нет, Ноэль, — я опустила голову, без желания смотреть ему в глаза. – Она умерла, в тот день, вместе с сестрой. Я никогда не стану той Хлоей, которую ты знал до сегодняшнего дня. Теперь, есть другой человек: уверенный, тоскующий, обозленный и сильный духом. Опасный человек, в конце концов. Тот случай с Варданой – это и была я. Тьма здесь не играет роли, я хотела мести, как обычная сестра, желающая наказать убийцу и увидеть справедливость. Если ты не можешь принять мои изменения… нам не зачем мучить друг друга.
— Ты не расстанешься со мной, слышишь? Да я ведь сдохну без тебя! – он крепко сжал мои ладони и начал тяжело дышать, теряя контроль. – Что ты пытаешься мне доказать? Что я, все-таки, ошибся и спутал Тьму, овладевшую твоим сознанием, с истинной тьмой в душе?
Я отшатнулась от него, разрывая объятия. Слова ударили, словно раскаленным хлыстом по коже. Словно, отравленной стрелой прямо в сердце.
— Ты так ничего и не понял… Даже, если я вернусь в мир людей, это еще не значит, что Свет вновь станет частью моей жизни так же, как был им раньше, — губы снова задрожали, но я сдерживалась. Мучилась от кома в горле и боли в груди, но сдерживалась. – Свет никогда не делал меня человеком, я была им от рождения. И меня изменила не Тьма, меня изменила смерть, царящая вокруг. Сначала мать, затем отец, а Мария, лишь замыкающая круг. Прости, если разочаровываю тебя и не позволяю увидеть в своих поступках оправдание. Кристаллы здесь не при чем.
Ноэль отошел назад, развернулся и присел на диван, отодвигая от себя Книгу Обреченных. Он уперся локтями в колени и запустил пальцы в растрепанные волосы. Видеть его в таком замешательстве, было куда больнее, ведь я всему виной. Живот скрутило в тугой жгут, и по телу пронеслись ледяные мурашки. Кажется, сейчас решалась чья-то судьба. Или, судьба нашего будущего, если быть точнее. Только от самой мысли, на душе становилось паршиво. Наша любовь казалась такой всесильной, такой вечной и непоколебимой, что этот разговор вылился, словно ледяной ушат на голову. Этого разговора не должно было быть априори. Но, как уже доводилось познать, судьба имеет черный юмор и хреновое настроение. Никто не застрахован от перепутья. Никто не застрахован от переломов, даже в самых крепких отношениях.
— Я свыкнусь, — коротко ответил Ноэль и с трудом оторвал от пола свой взгляд. Я подошла к нему и села рядом, положив голову на плечо. – Серьезно, Хлоя. Я не хочу тебя терять, поэтому свыкнусь.
— Мне не нужно, чтобы ты свыкался. Мне нужно, чтобы ты любил меня нынешнюю: способную на убийство ради себя, ради тебя, ради своих идеалов; способную не прикрываться Кристаллами и действовать так, как велит сердце. А ты не любишь меня такую, Ноэль… Ты все еще влюблен в девушку, которую защищал долгие годы. Вот в чем суть.
Глубокий вдох и медленный выдох, что был слышан рядом, говорил сам за себя. Я права. В каждом слове. В каждом предположении. Мы не изменились оба и, если я полюбила Ноэля таким, какой был многие века, то жнец полюбил изначально совсем другую девушку. Её тоже звали Хлоя, и я помню, как она сломалась и стала сильнее. Я помню, почему она стала другой.
— Нам пора, я ощущаю появление Турио, и он не один. Значит, все идет по плану.
Я поднялась на ноги и проследила взглядом, как медленно и обреченно сделал это Ноэль. Жаль, что не все может идти четко по нашим планам. Ибо, существуют слова, способные разрушить бетонные стены. Мы сказали друг другу слишком много этих слов…

Содержание
Следующая глава — Эпилог
0 комментариев

  /