Глава 19. Столкновение неизбежно

victoriarosso Автор: victoriarosso
Проект: Полночные тени

Опубликовано:

Поделиться:


Обратный отсчет:

Пять…

Я резко взмахнула рукой, обхватывая горло Азриэля и пуская по ладони черные, отравляющие ручейки. Мое воображение представляло, как под его кожей расползается жгучий яд, и сердце странно ёкнуло от увиденного зрелища. Удовольствия было так много, что оно затапливало изнутри. Заполняло каждую клеточку. Рвалось наружу восторженным криком. Хотелось сделать еще больнее, выдавить из него последнее дыхание. Хотелось разломать каждую косточку в его теле и слушать этот хруст, вновь и вновь. Ангел закатил глаза, рвано выдохнул через рот сероватый дым и медленно опустился на колени. Это было точкой невозврата. Сигналом для старта. Ключевым моментом, дающим фору на несколько секунд. Я обернулась на Ноэля, который уже приготовился сделать прыжок за Книгой Обреченных и коротко кивнула, услышав предсмертные хрипы двух демонов справа от себя: Тильда вывернулась из крепкой хватки, как только Вардана вонзила серебряный клинок в спину одного из них, и ловко отпихнула второго черноглазого прислужника, с разворота ударив его в грудную клетку. Вой Адских Псов становился всё сильнее, всё надрывистее, а плавные и маневренные движения стали набирать четкий ритм. Они очнулись. Они отправились исполнять свой долг, переходя на бег и уже почти достигая своей цели. Ноэль петлял по комнате, запутывая своих преследователей и, оказавшись возле широкого деревянного стола, крепче прижал к себе драгоценный артефакт.
Жнец развернулся лицом к приближающимся тварям и улыбнулся Тильде, которая со всей присущей скоростью пересекала длинную комнату, зажимая в ладони нефритовый медальон. Ноэль ждал хищницу, становясь приманкой, ведь если он сделает следующий прыжок — они последуют за ним, отбирая шанс на успех. Вампир приближалась быстро, так же быстро, как кончалась моя энергия. Никто из нас и не надеялся, что моя сила сможет надолго обезвредить Ангела с первой же попытки. Лично я – не надеялась точно. Энергия покидала мое тело, высвобождаясь в атаке и нельзя было не заметить, как глаза Азриэля наполнялись янтарным блеском, заполняя их без остатка. Раскаленное золото съедало радужку, переливалось огненными бликами и, как ни странно, завораживало. Я сделала глубокий вдох и оттолкнула от себя врага, вкладывая в этот жест как можно больше сил. Громкий треск разнесся по комнате от переломанного шкафа, который осыпался грудой щепок на Ангела Смерти. Лишь на мгновение переведя дыхание, я обернулась на открывающиеся за спиной двери и мысленно сомкнула невидимую ловушку на четверых демонах, вбежавших к нам. Щелчок… и мертвые тела с переломанными костями, повалились на мягкие бордовые ковры. Кровь переполнял адреналин, а сердце оглушительно билось в груди, отдаваясь шумом в ушах. Мое первое убийство… а на душе ничего. Пустота. Абсолютная, звенящая пустота, граничащая с безумным трепетом. Они не люди. Здесь либо ты, либо твоя смерть.

Четыре…

— Убить его! Никакого Изгнания, выполняйте приказ! – Ангел медленно поднялся на ноги и распрямил свои черные крылья. Он посмотрел на Псов, практически настигнувших свою жертву и вновь обернулся ко мне с фирменной ехидной ухмылкой, не предвещающей ничего хорошего.
Азриэль взлетел к высокому потолку и взмахнул крыльями, создавая ураганную волну ветра в сторону Тильды и отбрасывая ее назад. Вампир упала на спину, проехалась до стены и глухо застонала, теряя сознание от сильного удара головой. Всего несколько метров, каких-то жалких несколько метров отделяли ее от Ноэля и теперь, в очередной раз, я поняла, почему не люблю импровизацию. В ней всегда есть место чужим коррективам. Только, просчитать наперед ходы каждого из нас, не сможет даже вездесущий ангел. Жнец прекрасно знал, что Адские Псы будут следовать за ним, куда бы он не прыгнул. И, кажется, наши с ним мысли были схожи. Он по-прежнему совершал короткие скачки, отвлекая, выматывая, выигрывая лишнее время. Я не спускала взгляда с Азриэля, готовясь к новой атаке и собирая свои силы в единое целое, а тот, спустившись на землю, шаг за шагом подходил все ближе. Наверно, Ангел считал, что затравливает свою добычу, загоняет ее в угол. Ангел чувствовал свою власть, возможную победу. Именно возможную, потому что никто не помешает мне обратить эту возможность на себя. Я вытянула вперед руку и попыталась снова сомкнуть ловушку на чужом горле, но враг лишь взмахнул в воздухе крылом, отгоняя невидимый всплеск. Его глаза опасно блеснули, а расстояние стремительно сокращалось. Он стал сильнее, выносливее. Он собрался с силами и был слишком одурманен своим величием.
Новая попытка атаковать Азриэля снова провалилась и я инстинктивно отпряла назад, пытаясь собрать по крупинкам распадающуюся уверенность. Ноэль стоял неподвижно, раскачиваясь из стороны в сторону, ожидая Адского Пса и снова совершил прыжок в противоположную сторону комнаты, пытаясь подобраться к Тильде. Я сделала глубокий вдох и прикрыла глаза. Последний вариант, который сможет помочь мне в неравном сражении – это мертвая природа, окружающая нас. Она заберет у меня все силы, израсходует всю мощь после первой же атаки, но вариантов снова нет. Физически, Азриэль гораздо сильнее. Для концентрации, у меня оставалось всего несколько шагов, что отделяли Ангела от своей цели. Дерево приглашающе раскинуло свою зеленую крону, которая начинала темнеть, словно обугливаясь, превращаясь в серое соцветие. Словно, моя душа превращалась в пепел. Словно, мою душу поглощала Тьма, побеждая Свет. Понимание этого факта пришло так же четко, как понимание необходимости следующего вдоха. Сумеречный мир действует на меня гораздо сильнее, чем я могла себе предположить. Хорошо это или плохо, не было времени размышлять. Стоило принять помощь и обратиться к якорю, как к единственной силе, способной противостоять Ангелу Смерти. Возможно, чтобы победить в этой битве, нужно стать равной своему врагу. Мысленно протягивая руку к почерневшей коре дерева, я резко открыла глаза, чувствуя угрозу. Азриэль взмахнул в воздух и метнулся ко мне, размашисто виляя из стороны в сторону. Я даже успела ощутить фантомную боль, которую способен причинить мне ангел и подобралась всем телом, напрягаясь, готовясь к нападению. Первая выставленная ловушка, перехватывающая горло – бесполезно. Вторая выставленная ловушка, окутывающая невидимым жгутом – никакого результата. Третья попытка… и грудь прошибло острой судорогой от сильного электрического удара. Спина ощутила ровную поверхность стены, с которой соприкоснулась в полете и я рухнула на пол, сгибаясь от гуляющего под кожей тока. Этот разряд был гораздо мощнее всех остальных, с которыми я успела познакомиться за все наши встречи. Он прогуливался по телу, заставляя внутренности скручиваться в тугую спираль и резко распрямляться, принося неистовые муки. Я не кричала, не плакала и не звала на помощь, хотя стоило бы. Поскольку, чернокрылый мерзавец, что сложил свои крылья и ехидно оскаливался белоснежными зубами, подступал ко мне с единственным намерением – убить.

Три…

Новый прыжок и Ноэль уже стоял впереди меня, помогая встать. С момента сражения прошло лишь пара минут, а казалось, что целая вечность. Это и есть особенность сумеречного времени: тягучесть и плавность, словно растекающийся с ветки пчелиный мед. Ангел остановился в нескольких шагах и, как завороженный, смотрел на Книгу Обреченных в объятиях жнеца. Она – его спасение. Она – его бесценная власть. И сейчас, эта власть находится в чужих руках, желая перебраться в них навсегда. Лицо ангела перекосилось от гнева и глаза еще ярче заблестели расплавленным янтарем. Он не был похож на то создание, что я встретила впервые. В этот момент, он создавал впечатление небесного существа. Порочного, греховного существа, но наделенного невероятной силой. Куда более могущественной, нежели моя.
— Береги Книгу, — Ноэль передал мне в руки свою ношу и достал из кожуха на щиколотке свой серебряный клинок. – И соберись с силами, они тебе еще понадобятся.
Ангел довольно ощерился и переступил с ноги на ногу, в показной неуверенности. То ли посмотреть представление, как жнеца разорвут на части Адские Псы, то ли вступить с ним в бой и повеселить свое самолюбие.
— Ноэль, берегись! Сбоку! – выкрикнула Вардана из-за наших спин и, судя по звуку, всадила клинок в грудь очередного подоспевшего демона. Пока что, их было немного, только те, что находились в непосредственной близости к Тронному Залу и охраняли спокойствие своего хозяина.
Адский Пес появился, словно ниоткуда, и вонзил острые клыки в ногу жнеца, с грохотом роняя его на пол. Он потащил его в сторону камина, не обращая внимания на попытки сопротивления, а истошный крик боли, что вырвался из горла Ноэля, заставил мое тело осыпаться миллиардом мурашек. Этот поистине беспомощный вой и вид крови, которой пропитывались серые штаны, отозвался в сердце невероятным гневом. Я рванула с места и ухватила жнеца за руку, проезжаясь вместе с ним по полу, но почувствовала, как он пытается выкрутить свою ладонь из моей хватки.
«Я справлюсь», — прошептал он одними губами и резко выдернул руку, позволяя псине утаскивать его дальше. Та ухватилась еще крепче, вонзила клыки еще глубже и очередной крик, сорвавшийся из его рта, заставил подняться на ноги и действовать так, как подсказывает сердце. Аргументов Ноэля мне было не достаточно. Он не справится. Если вовремя не подоспеет помощь – он не справится.
— А ведь как знал, что ты перебежишь на сторону своего возлюбленного, чертова подстилка! Надо было сразу придушить тебя, Вардана, – Азриэль громко ответил демону со всей жестокостью и покачал головой, делая шаг в мою сторону. Теперь, Книга Обреченных была в моих руках, а клинок, которым недавно пытался меня защитить жнец, остался у него и сейчас пытался вонзиться в полупрозрачное тело атаковавшей твари.
Враг считал, что отныне, я беззащитна. Но ангел ошибся, наивно полагая, что все его расчеты лишены погрешностей, поскольку, я и была той самой погрешностью сумеречного мира. Я вновь прикрыла глаза, ощущая, как они наливаются жгущим теплом, словно от раскаленной лавы. Словно, от высокой температуры при острой лихорадке. Или, от Мертвых Кристаллов, что заполняли тело по-новому, получив на то мое разрешение. Я больше не могла слушать душераздирающий крик Ноэля, крик от пронзительной боли. Я больше не желала видеть, как он пытается высвободиться из цепкой ловушки уже двоих Адских Псов. Один из них тащил его за ногу, впиваясь своими клыками глубоко под кожу, а второй удерживал руку, прокусывая плоть. Это зрелище не для меня. Не для моего сердца. За это никому не будет пощады. За это – я приму ту тьму, что предлагает мне мой собственный якорь. И будь, что будет…

Два…

Я видела его: дерево, что тянуло ко мне свои окончательно почерневшие ветви. Обожженные корни, с острыми шипами и запахом гнили. Они окутывали меня изнутри, занимали свои владения, забирали меня в свое величие и принимали разрешение использовать свою темную силу. Мертвые Кристаллы ожили окончательно. Захватили мою душу, хотя кто-то однажды мне сказал, что можно быть Светом, даже во Тьме. Сейчас, я предпочитала быть Тьмой… Я словно погрузилась в очень чуткий сон, словно видела всех со стороны, но оставалась в собственном теле. Вот за моей спиной возникла, воплотившись из воздуха, толпа вампиров, пришедших на помощь. Вот Исиил сражался плечом к плечу со своим помощником Лукасом и, казалось бы, врагом — Варданой, отбиваясь от подоспевших демонов. Их число увеличивалось, как в геометрической прогрессии, а они упорно не пропускали черноглазых прислужников дальше входной двери. Вот Турио спешил к другу, петляя от Адского Пса, отпустившего руку Ноэля и, теперь, лишь один из них тащил жнеца до горящего камина. Они находились всего в нескольких метрах от Очищающего Огня и это значило, что времени оставалось совсем мало. Еще несколько мгновений, и Ноэль умрет в страшных мучениях, о которых я и думать не смела. Никакого изгнания, приказ изменился и сулил он именно смерть. Вот Азриэль ускоряет шаг, переходит на бег, расправляя размашистые крылья и… останавливается на расстоянии вытянутой руки. Я открыла глаза и с уверенностью посмотрела в янтарный взгляд напротив. Ощущения были другие. Я чувствовала себя совершенно другой: уверенность переплеталась с бесстрашием; злость сливалась с жаждой мести; новое осознание собственной силы будоражило кровь.
— Почему ты смотришь на меня так, словно увидел свою смерть? – я склонила голову набок и ухмыльнулась. Моя рука была вытянута вперед, не позволяя Ангелу сделать шаг ближе. Вторая рука сжимала Книгу Обреченных, которую еще недавно передал мне Ноэль. – Знаешь, а ведь предсказаниям суждено сбываться, в отличие от приказов.
Я подбросила Книгу вверх и она осталась там парить в воздухе без моих прикосновений, заключенная в прозрачный сероватый шар. Теперь обе руки были вытянуты вперед, выставляя передо мной некое подобие щита и, чуть приподняв в улыбке уголки губ, я резко ударила раскрытыми ладонями в грудь Азриэля. Удар оставил в воздухе остаточную волну, растрепав мои черные, как кристаллическое небо волосы, а ведь я даже практически не прикладывала никаких усилий. На что же я способна, когда решу использовать всю свою темную мощь? Определенно, Тьма внутри меня гораздо сильнее Света.
Ангел пролетел до противоположной стены, разбивая своим телом окно и вылетая наружу. Осколки стекла рассыпались по бордовым коврам, а я обратила внимание на свою самую важную проблему. Ноэль истекал кровью, отбиваясь от острых клыков. Его левая штанина была полностью пропитана кровью от укуса, а удары клинком, которые он наносил этой твари, абсолютно не приносили вреда. Никакого. Даже царапин. Уцепившись очередной раз за ножку кресла, которое располагалось возле камина и было в опасной близости от Очищающего Огня, он словно в последний раз взглянул на меня, давая понять, что силы на исходе. Я подскочила к Тильде, хлопнув ее по щеке, приводя в сознание и забрала из ее рук нефритовый медальон. Окутав его сероватой дымкой, я резко развела руки в стороны и оружие, как острая и быстрая стрела, полетело в нужном направлении. Один взмах ресниц – и медальон уже торчал из горла Адского Пса, забрызгивая лицо Ноэля густой черно-красной кровью. Жнец отбросил в сторону свой клинок, поднял руку и прокрутил нефрит, открывая рану еще больше. Пес дернулся в конвульсиях и скатился вбок, позволяя Ноэлю свободно вдохнуть. Теперь, свободно могла вдохнуть и я.
По комнате пронесся скулеж второй твари и я была крайне рада, что они так нежно реагируют друг на друга. Все-таки, даже у бессмертных существ, есть свои слабости. Турио, воспользовавшись секундным замешательством врага, сделал контрольный прыжок в пространстве и оказался прямо над горлом Адского Пса. Одна ухмылка на жизнерадостном лице – и медальон вонзился в полупрозрачную кожу. Повторив движение Ноэля и прокрутив оружие, он оттолкнул мертвое тело и оно бездвижно повалилось, утопая в собственной крови.
Новый прыжок… и Турио уже стоял возле Тильды, осматривая ее голову после сильного удара.
Новый прыжок… и Ноэль уже стоял возле меня, бережно взяв мои ладони и заглядывая в глаза.
— Что? – я моментально отреагировала на обеспокоенный взгляд. – Что не так?
— Твои глаза, они черные, — Ноэль внимательно прищурился, будто искал опасность.
— Они уже давно стали черными, как и волосы. Неужели эти псины отбили твою память? – я непринужденно усмехнулась и обернулась за спину, где до сих пор сражались вампиры и демоны. Взмахнув в воздухе рукой, я отмела мощным порывом ветра оставшихся в комнате врагов, не затрагивая сторонников и тем же самым движением захлопнула дверь, отгораживаясь от новых атак. Вампиры обернулись на меня с непонимающими, но одновременно восторженными взглядами, слушая громкие стуки в дверь. Щелкнув пальцами, я создала у входа прозрачно-серый барьер, не позволяющий телепортироваться внутрь, и в комнате повисла тишина. Словно, ни один демон не пытался безуспешно проникнуть к нам. Словно, мы были здесь одни.
— Звукоизоляция? Впечатляет, — засмеялся Турио и дотронулся до кровоточащей раны на затылке Тильды. – А излечивать можешь?
— Нет, я не целитель и никогда им не была. Но я чувствую, что она будет жить, — мой взгляд устремился на разбитое окно, в которое недавно выпал Азриэль. – Он скоро вернется, я не убила его.
— Хлоя, когда я сказал, что у тебя почернели глаза, я имел в виду – они почернели полностью. Как у демона, — он обхватил мой подбородок холодными пальцами и заставил посмотреть в свои карие, до невозможности красивые глаза. – Как ты себя чувствуешь?
— Превосходно. Я чувствую себя живой, как никогда прежде. Ты говорил, что мы не знаем истинную силу Кристаллов, на что они способны в человеческом теле. Так вот, теперь я знаю. Они способны дать выбор – свет или тьма. В данный момент, я выбрала тьму, потому что, вопреки убеждениям – она сильнее света.
— Возможно, но еще она сильнее твоей человеческой сущности, потому что…
Ноэль не договорил, почувствовав на своих губах мой нежный и мягкий поцелуй. Я бережно обвила его шею руками, углубляя поцелуй и чувствовала, как жнец расслабляется, отпуская свои тревоги.
— Я все еще человек, и я все еще люблю тебя, — шепот обжигал ему ухо, а я получала истинное удовольствие от такой неуместной близости. – А теперь обернись, у нас гости.

Один…

Разгневанный ангел влетел в разбитое окно, совершая в воздухе оборот вокруг своей оси и направляясь прямиком ко мне. Я оттолкнула в сторону Ноэля, понимая, что не успею сделать защитный барьер и развела в стороны руки, со всего размаха хлопнув ими друг об друга. Созданная волна затормозила атаку, позволяя пригнуться и отскочить вправо. Азриэль затормозил, развернулся, но не спустился на пол, а лишь размахивал крыльями и сверкал насыщенным янтарным взглядом. Янтарь против Кристаллов. Огонь против Тьмы. Вроде бы, заранее известная победа, ведь огонь рассекает тьму в одночасье. Но, если тьма может переходить в свет, то в огне более нет никакой необходимости. Азриэль был крайне умен, весьма силен и прекрасно знал свою цель. Единственную, желанную и такую значимую для него цель — превосходство. Над жизнью. Над властью. Над справедливостью. Над всеми, кто способен повлиять на ход чужих судеб. Только он не учел, что на пути к превосходству обязательно найдется тот, кто уже превзошел тебя. Моя Тьма изначально превосходила его Огонь. Отсюда все страхи.
Я кивнула Ноэлю на Книгу Обреченных, поймав обеспокоенный взгляд ангела и сделала жест двумя пальцами, посылая защитный барьер с артефактом прямо в руки жнеца. Тот гнев, что пронесся по лицу Азриэля, заставил широко улыбнуться в ответ. Глаза ангела загорелись еще ярче и, казалось, что золотистый блеск вот-вот растечется по всему телу. Черные крылья разрезали воздух, как острые лезвия и отчеканивали монотонный ритм, переливаясь под искусственным светом.
— Считаете, что победили? Считаете, что ликование уже близко? Без моего пера, цена этим исписанным страницам — грош, — прошипел он и передернул плечами, думая, что никто не свяжет движение с внутренним опасением. Я связала. Я знала, где находится это перо. – Вы можете сколько угодно таскать эту Книгу за собой. Можете быть сильнее меня, но никогда, слышите… никогда вам не взять превосходство над истинным Ангелом Смерти! Нет никого, кто мог бы меня превозмочь! – выкрикнул он и снова метнулся вниз, но теперь в сторону Ноэля и артефакта в его руках.
Сцепив руки в замок, я резко развела их создавая между ними густую черную нить из дыма. Я взмахнула в воздухе хлыстом, попадая прямо по крыльям и ангел с глухим ударом повалился на пол, выгибая поясницу от боли. Новый взмах плетью и она уже окутала его тело, плотно обвивая от груди до ног. Злобная и мстительная улыбка расцвела на моем лице тысячей фейерверков. Жажда мести грела изнутри, не отравляла, а именно согревала и дарила покой. Медленными шагами, я подступала к своему врагу и чувствовала, как в теле начинают бурлить Кристаллы. Как адреналин вновь заполняет каждую клеточку крови. Как приближается расплата. Смерть сестры никому не сойдет с рук…
— Твои силы возросли, флир. Нужно было сразу прикончить тебя, как и прикончил твою матушку. Как прикончил твоего отца и миленькую, симпатичную сестренку, — сказал Азриэль, усмехаясь. Я остановилась на полпути и покосилась на Ноэля, который часто оглядывался на камин в ожидании новой стаи Псов. – Если бы осталась возле моего плеча, смогла бы насладиться встречей со всей своей отвратительной родней, которую я забрал в Тленый Город. Но теперь… о, да… теперь шанс упущен. Теперь, ты навсегда останешься одиночкой, никому не нужной, жалкой, с темной душой и отравленным сердцем. – Ангел буквально выплевывал слова, бросаясь ядом, а я просто слушала. Слушала и не верила своим ушам. Старалась унять бурю в груди и разделить правду ото лжи, но лишь сильнее злилась, утопая в ненависти.
— Думаешь, что разозлив меня, протянешь время и подзовешь остальных Псов? Плевала я на твои откровения, Азриэль, – прошипела я, стиснув зубы и подошла к нему. Мои пальцы со всей ненавистью вцепились в его волосы, оттягивая назад и открывая беззащитную шею. – Демоны не помогут тебе, ни один демон не войдет в эту комнату, пока я этого не захочу, слышишь? Адские Псы будут здесь с минуты на минуту, но к этому времени, от твоей шкуры не останется и пепла. Уж я позабочусь об этом, поверь.
— А я и не пытаюсь тебя разозлить. Я лишь говорю, что даже умерев, у меня будет преимущество перед тобой. Даже когда я исчезну, ты всегда будешь помнить обо мне, а значит, я буду жить в твоем сердце вечно. – Азриэль улыбнулся, а я с размаха ударила его кулаком по лицу, разбивая губу в кровь. Оказывается, физических сил у меня тоже прибавилось. Ангел облизнул кончиком языка выступающую кровь и снова ухмыльнулся. – Я забрал твою семью, потому что всегда подозревал, что ты и есть Темный Флир. Чувствовал потенциал и хотел проверить, нажать на больные кнопки, но ты терпела, не пробуждалась. И лишь какой-то ущербный слабак поспособствовал толчку, кто бы мог подумать. Жаль, что и ему светит скорое свидание со жнецами.
Я вздрогнула и отпустила клок его волос, в который вцепилась мертвой хваткой. Он говорил об Адаме. О его скорой смерти и в этом был смысл. За всем этим ворохом событий, я совсем упустила из виду тот факт, что парень болен. Давно и, возможно, неизлечимо. Сердце не может перегонять кровь тогда, когда не хватает на это сил. Получается, что эти силы были уже исчерпывающими.
— Забрать мою семью было твоей самой огромной глупостью, а забрав еще и Марию – ты подписал себе смертный приговор. Знаешь почему? Потому что, если бы не твое вмешательство, я бы никогда не узнала, что за сила бежит по моим венам, — я поднялась на ноги и посмотрела на него сверху вниз. – В своей грядущей погибели, виноват только ты. Предсказание сбывается только по твоей вине. И могу с уверенностью тебе сказать, что если твоя рука коснулась судьбы Адама, я сделаю все возможное, чтобы воскресить тебя и вновь убить с особой жестокостью.
— Хлоя, с Адамом мы разберемся позже, сейчас важно действовать. Адские Псы уже на подходе, я чувствую это, — Ноэль подошел ближе и снова обернулся на камин, переступая с ноги на ногу. – Мы можем справиться с проблемами МакКейна, но без пера эта Книга для нас бесполезна.
— Я был в Хранилище, там нет пера. Он его перепрятал, — Турио встал рядом с нами, держа за руку Тильду и как-то смущенно улыбаясь в ответ на мой взгляд. Странно, что он вообще смог увидеть в нем удивление и одобрение, поскольку они до сих пор были залиты Кристаллами, я чувствовала это. Жнец цокнул и опустил свой взгляд на ангела. – Отдай нам его добровольно. К чему тебе мучения? Мы все равно найдем твой тайник, пусть даже это займет немного больше времени.
— Вы свергаете мою власть и полагаете, что я сдамся просто так? Нет никого хуже, чем наивный враг, – процедил Азриэль сквозь зубы, дернулся, задирая голову вверх и высматривая в камине несколько шевелящихся фигур. Три Адских Пса вышли из огня и, оглянувшись по сторонам, ринулись на жнецов и меня. – Убить! Всех убить, к чертовой матери!

Ноль…

Я ринулась влево к наблюдающим за нами вампирам. Они были на редкость молчаливы, даже Исиил и Лукас не проронили ни слова, лишь смотрели на меня испуганным взглядом. Я развела руками, создавая между ними прозрачную дымку, оттолкнула ее в сторону хищников и прикрыла глаза, представляя, как она окутывает каждого из них плотным коконом. Притормозив, я одним хлопком перекинула мятежников за пределы сумеречного мира, обратно на перевал. Я даже не задумывалась, удастся ли мне этот маневр. Просто знала, что там они будут в безопасности и была уверена, что моих сил хватит сполна. Теперь, это не их битва. Теперь, это в первую очередь – моя месть. Я развернулась лицом к настигающему Адскому Псу и вновь сцепила между собой пальцы, разъединяя и создавая между ними густую, черную плеть. Удар – и тварь еле слышно заскулила от болезненного прикосновения. Еще удар – и хлыст обернулся вокруг горла псины, удушая ее в мертвой хватке. Последний взмах – и полупрозрачное тело устремилось в стену, разбивая собой книжный шкаф.
Ноэль действовал быстро, насколько это возможно, ведь в его руках снова была Книга Обреченных. Он не выпускал ее ни на мгновение, берег, как единственное спасение. И я была благодарна ему, за то, что он не сдается. За то, что сражается. Второй Пес петлял за Турио, а тот лишь заискивающе улыбался, сверкая нефритовым медальоном. Только сейчас я заметила, что жнецы словно играют и получают удовольствие. Неужели, я вселила в них уверенность? Или у них появился новый стимул? Жить, не только для себя, но и для других.
Оглянувшись на Азриэля и убедившись, что его охраняет Тильда, подставив клинок к незащищенному горлу, я снова хлестнула плетью очухавшегося от падения Адского Пса. Он протяжно заскулил и кинулся в бок, к своему хозяину, видимо, в попытке освободить и получить дополнительные силы для сражения. Я откинула хлыст и создала в руках черный кристаллический шар, метнув его в убегающую тварь. Оружие попало прямо в голову и стало постепенно окутывать его переливающейся тьмой, словно заключая в кокон. Пес упал, так и не достигнув своей цели и глухо заскулил сквозь плотную ловушку.
— Минус один, — усмехнулась я и посмотрела на Ноэля, который уже склонился над Псом и перерезал ему горло. Даже одной рукой он справлялся великолепно. Коротко подмигнув мне, он устремился на помощь Турио, который отталкивал от своего лица слюнявую морду с острыми клыками. Через одно мгновение, он отплатил свой долг, вонзив в горло нефритовый медальон и, теперь, лицо второго жнеца было также испачкано черно-бардовой кровью. Они кивнули друг другу, откинули в сторону содрогающийся труп и встали в боевую стойку напротив камина.
— Приближаются еще двое, а может больше, — выкрикнул блондин и посмотрел на меня обеспокоенным взглядом. – Как нам найти перо в этом огромном особняке? Он мог спрятать его где угодно.
— У меня есть одно предположение, — я подошла к ангелу, и чуть отодвинула рукой путы, сжимающие грудь. Сквозь приоткрытый ворот рубашки было видно, как раскраснелась его кожа, как покрылась волдырями, словно обожженная, как от него еле ощутимо пахло гарью. Но Азриэль был крайне спокоен. По крайней мере, внешне.
— Эта штука очень горячая, — сказала Тильда, внимательно глядя, как я дотрагиваюсь до собственного хлыста, что удерживал в ловушке врага, — я даже здесь чувствую исходящий от нее жар. Почему ты не обжигаешься?
— Потому что, это часть ее сущности, — прохрипел Азриэль и только теперь стало понятно, почему он молчал. Не хотел показывать свою боль. Не хотел унижаться и стойко терпел агонию, которую причиняло мое оружие. Это не убивало его, но делало слабее. – Я же говорил, что вы слишком ее боготворите. Монстр – остается монстром, даже под маской добродушия.
Я лишь ухмыльнулась, приблизилась к его лицу и склонила голову набок, заглядывая в янтарные глаза. Они уже не заливали полностью белок, только отсвечивали в радужке и переливались множеством оттенков.
— Если бы у тебя было сердце, ты бы положил его на алтарь своей власти, но у тебя его нет. Знаешь, где бы я хранила свои самые ценные дары? Там, где это сердце могло бы быть, — я сильнее отодвинула ворот деловой рубашки и сорвала цепочку, весящую на груди. Перо было заключено в плоскую прозрачную колбу, размером с мою ладонь и переливалось огненно-черным светом. Сперва шла золотистая волна, затем ее сменяла черная и так без остановки. – Возможно, ты истинный Ангел Смерти, но иногда, твои поступки так схожи с человеческими деяниями, что предугадать их очень просто. Я бы тоже спрятала его здесь.
Обжигающие путы вернулись на место, снова обволакивая грудь и шею ангела, и он еле заметно скривился от новой порции боли.
— Хлоя, быстрее! – выкрикнул Турио и отскочил назад, утягивая за рукав Ноэля. В камине уже шевелились несколько едва заметных фигур.
Я бросила в воздух перо и проследила, чтобы оно попало прямо в руки Ноэля.
— Эй! Горячо! – возмутился жнец и стал перекидывать сосуд между ладонями. Не выдержав, он с яростью бросил его в стену, чтобы разбить стекло и подскочил к осколкам, вытаскивая ангельское перо. – Никогда бы не подумал, что буду делать это… Никогда… Какого черта я вообще согласился?
Ноэль перелистывал Книгу и что-то нашептывал себе под нос, на незнакомом мне языке, а страницы артефакта стали подсвечиваться золотистым светом. Они переливались, отражались янтарным блеском на лице жнеца и, в один миг, его глаза окрасились в огненный цвет. От карей радужки не осталось и следа. Он поднял на меня секундный взгляд и занес руку над последней, тридцать третьей страницей…
— Ты даже не представляешь, на что обрекаешь себя, глупец…, — Азриэль хотел вложить в слова ярость и гнев, но получилось лишь хриплое предостережение. Я обернулась к нему и увидела, что красные волдыри уже изуродовали когда-то красивые черты лица. Мне не было жалко его. Ангелу все равно суждено умереть. И я убью его, без капли сомнения.
— Ты понимаешь, что тебе придется сделать? – словно прочитав мои мысли, спросил Ноэль и уже поднес кончик пера к странице.
— Я уже практически сделала это…, — на этих словах, жнец опустил свой взгляд на Книгу Обреченных, зачеркнул прежнюю размашистую подпись и поставил красными чернилами свою. Комната осветилась золотистым светом, что излучал артефакт, а перо вспорхнуло из его рук, зависая в воздухе.
Ноэль закричал так громко, что пришлось закрыть от неожиданности уши. Я зажмурила глаза, напряглась всем телом и почувствовала невероятный жар, который пронесся по телу стремительной волной. Вскоре, помещение заполнил еще один крик. Более громкий, более сильный, более отчаянный. Крик Азриэля. Кажется, мой бесконтрольный выброс энергии от той боли, что испытывал Ноэль, сказался и на моих силах. Точнее, на ловушках, которые она создала. Адский Пес дергался в черном кристаллическом коконе, из которого струился дым и запах гари, а хлыст, который удерживал Ангела в своих тисках, стал огненно-красного цвета. Азриэль извивался, как змея и закатывал глаза, надрывая глотку от мучений. Ловушка сомкнулась плотнее, сдавила тело до хруста, оставляя свободной только голову, и тут же вспыхнула ярчайшим пламенем.
… А я смотрела.
Просто смотрела и наслаждалась. Я должна была испугаться. Замереть от ужаса, но я испытывала удовлетворение. Именно поэтому, пытка не прекращалась, испепеляя свою жертву на наших глазах. Красивее всего, горели его крылья… и, подумав об этом, я поймала себя на мысли, что, кажется, лишилась сердца. Лишилась сочувствия и милосердия. Но не могла до конца понять, нравится ли мне темнота внутри меня. Безусловно, она сделала свое дело. Помогла обрести справедливость, спасти Ноэля, отомстить за сестру. Вот только… что потом? Что я буду ощущать, когда все это закончится? Буду ли чувствовать свою вину?
Крики стихли, и Ноэля в том числе. Огонь выполнил предсказание, оставляя от Азриэля лишь кости и паленую кожу, сжигая чернь смертельных крыльев. Хлыст испарился в воздухе, завершив свою работу, точно так же, как исчез и кокон, что обволакивал Адского Пса. Полупрозрачное тело стало красным, ошпаренным, дымилось и пахло гарью, но грудь этой твари до сих пор вздымалась вверх. Я глубоко вдохнула, медленно выпустила воздух из легких и посмотрела на Ноэля. Жнец разорвал на груди рубашку, опуская взгляд на то место, где должно быть сердце и провел ладонью по копии той самой подписи, что стояла на тридцать третьей странице. Она была выжжена на его коже, оставляя вечный шрам. Метка, говорящая о его власти. Метка, которая теперь не даст умереть от острых клыков. Ни ему. Ни Турио. Он по очереди оглядел нас янтарными глазами, которые постепенно снова принимали свой карий цвет и остановился на тлеющем трупе справа от себя. Сложно было не заметить, сколько эмоций сменилось на его лице. Начиная от паники и заканчивая умиротворением.
Азриэль был мертв. Я убила его. Даже не осознавая этого. Видимо, подсознательно, я была готова к такому финалу и все что потребовалось – это небольшой всплеск. Но, даже беря во внимание спонтанность совершенной мести, не стоит снимать со счетов тот факт, что я не остановила казнь. Я смотрела на нее… и на моем лице сияла улыбка в тысячу кристаллических звезд.
Тьма – гораздо сильнее Света.
Теперь, тьма является истинной частью меня.
Отныне, я не уверена, что хочу чувствовать Свет…

Содержание
Продолжение следует…
2 комментария
Kirillina
Очень проникновенно. Каждое слово, будто шаг по стальному лезвию. Ваше творчество задевает до глубины сердца. Продолжайте в том же духе!!!
victoriarosso
WOW! Ваш отзыв проник под кожу и остался там навек. Спасибо за теплые слова!

  /