Глава 17. Обман воображения

victoriarosso Автор: victoriarosso
Проект: Полночные тени

Опубликовано:

Поделиться:


Солнце медленно вступало в свои права, просыпаясь и озаряясь оранжевым светом. Могучие кроны деревьев шевелились на ветру, завывая свою мелодию в унисон с редким щебетанием птиц и это было бы самое прекрасное утро, если бы не… приближение часа выплаты по договору. По кровавому и несправедливому договору, против которого я не в силах пойти. Потому что, любовь бывает не только всесильной, но и опасной. Я выискивала взглядом объект своей опасной любви и сердце сжималось от фантомной боли, которая отказывалась покидать меня уже несколько часов. Это мерзкое, давящее чувство, словно твои внутренности опускают в горящий костер и постепенно превращают в угли. Только, происходи это в реальности, боль ушла бы после догорания костра, истлев вместе с ним, а фантомная боль не прекращается. Она длится именно столько, сколько в твоей голове горит тот самый костер. В моей голове, он горит не переставая. Стоит ли говорить, что виной тому, только я?
— Ты не видела Ноэля? – я задала робкий вопрос Тильде, стараясь, лишний раз не пересекаться с ней взглядом. Она стояла ко мне спиной, внимательно наблюдая за своими собратьями. – Не могу его найти.
Вампир посмотрела на меня и пожала плечами. В её взгляде читалось легкое непонимание за мое беспокойство, ибо никто из них не представлял, в каком ключе проходили наши последние разговоры.
— Наверно, отправился проверить, как добрались до места назначения Турио с Адамом. Не переживай, куда он от тебя денется? Это же Ноэль, – легкая улыбка коснулась бледного лица и она вновь отвернулась к толпе хищников, которые копошились возле длинной каменной лестницы на заднем дворе дома. Старинное сооружение было длиной в несколько метров и упиралось в небольшой холм, прячась в густых зарослях кустарников.
Объяснение было вполне оправданным, ведь Турио отказался участвовать в этом сражении, опираясь на свое мирное самосознание, и забрал Адама подальше от этого сумасшествия. Ему уж точно не место здесь и плевать, каким рвением наградила его природа. Они еще сами не понимают, какой картины избежали. Возможно, не видя всего этого, они смогут относиться ко мне с меньшей ненавистью. Я устало потерла глаза и встряхнула слегка занемевшие кисти рук. Отсутствие сна и нервозность сказывалась на самочувствии, напоминая, что тело до сих пор принадлежит человеку, в отличие от души. Мышцы постанывали, голова разламывалась от сильного шума, отдаваясь резью в висках, а ноги подкашивались от усталости. Не лучшее состояние для массового убийства, но я уже привыкла, что судьба не блещет жалостью по отношению ко мне.
— Тильда, может ты объяснишь мне, что сейчас происходит? Исиил, почему-то, старается сделать вид, что меня не существует и не отвечает на вопросы, — я нахмурила брови и одернула девушку за плечо, разворачивая к себе. Наблюдать за стаей вампиров и не знать, что они намереваются сделать, оказывается, не очень-то приятно. – Ты не подумай, его бойкот волнует меня меньше всего, но это никак не уменьшает количество вопросов.
— Он злиться, потому что не может попасть в твой разум, как прежде, — спокойным тоном ответила она и снова улыбнулась, чуть прищурившись. – Просто, привык все контролировать и быть в курсе наших мыслей, а твоя сила оказывает на него раздражение. Вот и молчит. Это еще не значит, что он затевает что-то зловещее… Исиил… он не такой, как может показаться на первый взгляд. На самом деле, он честен перед своим народом, справедлив и не любит кровопролитий. Он был бы достойным правителем для сумрака. Беспристрастным.
Слова, сорвавшиеся с ее губ прозвучали, как нож по измученному сердцу. И сейчас, я впервые задумалась над тем, что Азриэль мог соврать мне о намерениях своего очередного врага. Почему я раньше не принимала во внимание этот факт? Почему считала его исчадием зла, наравне с Ангелом Смерти? Видимо, подчинение его воли сказалось на всех моих мыслях и, теперь, я собираюсь причинить вред существу, о котором абсолютно ничего не знаю. Паршиво. Господи, как же паршиво!
— А насчет стаи, то тут все просто. Вампиры — не жнецы и прыжками нас никто не награждал. Мы перемещаемся в сумрак благодаря рунам, — Тильда протянула мне правое запястье и показала татуировку в виде квадрата с изощренным узором внутри, насыщенного, черного цвета. Похожие рисунки были выгравированы на каждой каменной ступеньке, и все хищники собирались именно рядом с первой из них. – Мы прислоняем отметку к нужной руне и оказываемся на заданном круге сумрака, всё просто. Обратно в этот мир возвращаемся еще проще: татуировка долго сохраняет энергию, достаточно прикоснуться к ней и оказаться снова на перевале.
Я внимательно наблюдала за ожидающими приказа вампирами и удерживала ровное дыхание. Сердце проваливалось куда-то в глубину мерцающей души, задыхаясь в моих страданиях, и я надеялась, что успею увидеть Ноэля до того, как сделаю последний шаг. Мне до безумия хотелось увидеть его лицо без капли гнева или ненависти. Хотелось знать, что он простил меня и не держит зла. Хотелось в последний раз насладиться медовыми глазами, и я была благодарна Вселенной, за то, что в коем-то веке, обратила на меня свой внимательный взор. Жнец вышел из-за угла дома и пристально окинул на меня ледяным, безразличным взглядом. Этот взгляд затянул меня в пропасть. Одним рывком сбросил вниз, заставив потерять равновесие. Так случается. Вот ты стоишь на ровной, безопасной земле, и в следующее мгновение понимаешь, что тебя охватывает отвратительное чувство свободного падения. Беззащитные лёгкие скручиваются в тугой узел и отказываются выполнять правила вдоха, а пульс выбивает только ему известный ритм. Такой медленный, что ты едва различаешь удары и мечтаешь, чтобы сердце остановилось. Потому что, лучше умереть, чем ощущать нечто подобное, секунду за секундой.
— Ты готова, милая? Нам уже пора в путь, – послышался женский голос где-то на периферии сознания, и я резко обернулась в сторону звука. Фриза протянула руку, бережно обхватывая мой локоть, всматриваясь в лицо теплым взглядом. Волосы оракула были убраны в тугой хвост, поблескивая на солнце редкой сединой и так сильно пахли мятой и травами, что едва ли не кружилась голова. Видимо, от эмоций мое обоняние обострилось еще сильнее, позволяя запоминать окружающие меня мелочи. — У вас всё наладится, не беспокойся сейчас об этом. Думай лишь о том, что важно в данный момент и оставайся верной своим принципам, несмотря на препятствия. Но, самое главное, выполни мою единственную просьбу: прошу, не делай Исиила посланником смерти — это погубит сына. Он не сможет дать сумраку то, что можешь дать ты, Хлоя. Я уверена.
— Что… что ты такое говоришь? – в голосе отразилась паника, а мысли путались, собирая воедино услышанные фразы. – Я не займу место Азриэля, это невозможно. Я… я не хочу занимать его место, нет. Не смей говорить, что видела меня в своих очередных пророчествах. Даже знать не желаю.
Вампир улыбнулась, оголяя клыки и склонила голову набок.
— Мне достаточно слышать сердце, чтобы знать правду. Дар оракула здесь не при чем, потенциал и чистую душу можно увидеть, не заглядывая в голову. Но, повторюсь, чтобы сохранить себя, нужно оставаться верной своей интуиции, своему разуму и своей душе. Делай так, как подсказывают они. Не сомневайся ни минуты, ибо над временем мы более не властны.
Я кивнула в ответ, стараясь выровнять участившееся дыхание. Её просьба казалась сейчас такой неправильной, такой болезненной и прозвучала, как сигнальная ракета, одобряющая мои запланированные действия. В это невозможно поверить. Она не может знать о смерти своего сына и так спокойно говорить о ней. Она не может знать о моих планах и так старательно умалчивать о них. Это дурдом — правильно говорил Адам. Это сводит с ума, и я очень хочу, чтобы всё закончилось, как можно скорее.
— Начинаем! – выкрикнул Ноэль и подошел уверенным шагом, останавливаясь так близко, что я могла бы легко дотронуться до острой, украшенной родинками скулы. Его взгляд остановился на моих губах, затем прочертил неровную линию до шеи и плеч, возвращаясь к глазам. – Делай своё дело и встретимся в особняке Азриэля, как и договорились. Очень надеюсь увидеть тебя там. Живой.
Вспышка желания моментально взорвалась в голове, разрываясь фейерверком. Я обхватила его щеки и потянула на себя, увлекая в глубокий поцелуй. Как же мне не хватало это вкуса на губах. Как мне не хватало ощущения близости и нужности. Как же мне хотелось, чтобы он ответил тем же. И жнец ответил. Длинные пальцы обхватили талию, чуть поглаживая и прижимая крепче к напряженной груди. Наконец-то, я вновь почувствовала сотни иголочек, покалывающих кожу. Самых приятных, самый долгожданных иголочек. Нехотя отстранившись, мы встретились взглядом и я увидела не одурманивающую пелену от прикосновений, а удивление и растерянность. Будто, этот поцелуй стал чем-то неожиданным и странным. Будто, перед ним была не Хлоя, а чужая девушка, проявившая ненужные чувства.
Новый прыжок в пропасть…
Новый удар…
— Что происходит, Ноэль? – вырвалось у меня с дрожащим голосом. – Неужели, я заслужила этот взгляд? Да, я не сдержала свое обещание, не рассказала тебе то, что должна была рассказать, но, ради бога, прекрати смотреть так, словно… свое обещание ты тоже не выполнишь.
— Какие еще, к черту, обещания? – прищурился он и едва покачал головой в непонимании. – Хлоя, сосредоточься, прошу тебя и выбрось из головы эту дурь.
Его руки разомкнулись, а рамки моего понимания захлопнулись, оставляя в полном смятении. Я отмахнулась от мысли, что передо мной, действительно, то существо, которое все время называло себя бессердечным и бездушным. Я оттолкнула страх, что вижу другого Ноэля, не того, кто пылал ко мне любовью многие годы. Что я сделала не так? Где потеряла важную нить и как вернуться назад, если уже поздно? Как вернуться, если шаг вперед стал необходимостью, как кислород? Только смирившись. Только осознав, что этот шаг будет стоить жизни Ноэлю и не важно, каким взглядом он смотрит на меня. Тогда, почему же так усердно хочется перерезать канат, удерживающий в своих оковах? Почему… мне так сильно захотелось развернуться назад?
Исиил кивнул жнецу, соглашаясь с действиями и одним лишь движением руки, приказал своему народу приступать. Вампиры стали медленно собираться в кучку, подготавливая и растирая запястья, а мое горло засаднило от подступающих слез. Пора… Азриэль ждет нас, я чувствовала это. Стоит лишь сделать один прыжок, истратив на него уйму сил, и следом потратить остальную её часть на зловещую казнь. Пора покончить с этим, рванув с обрыва по собственной воле.

~
Первый удар тяжелого сердца, которое с трудом перегоняло мою кристаллическую кровь, заставил закрыть глаза и вновь обратиться к своему якорю. Дерево, с могучей зеленой кроной распростерло ко мне свои объятия, окутывая ветвями. Второй удар тяжелого сердца, и ветви якоря стали дотрагиваться до каждого вампира, завлекая в свой невидимый капкан. Единственный, кто остался без пут – это Ноэль. Я не буду утаскивать его за собой. Если понадобиться, он найдет меня сам, и я до сих пор надеюсь, что этого не случиться. Так будет легче. Так будет правильней. Третий удар тяжелого сердца, и я задержала дыхание, сжав кулаки до отрезвляющей боли, делая еле заметный рывок. Четвертый удар того, что уже не назовешь сердцем, и мы приземлились на теплый пепел под ногами. Я открыла глаза и вздрогнула – моя интуиция, мое предчувствие привело нас прямо в руки Ангела Смерти, который стоял неподалеку, окруженный толпой черноглазых демонов. Среди всей его свиты проскальзывали вампиры, существа без телесной оболочки, напоминающие призраков и около ног, как и ожидалось, томились два Адских Пса. Сумеречный мир пах золой и тленом, что кружил в воздухе, замыкая его в серую дымку. Высохшие деревья пугали своей выжженной корой, а над нашими головами клубились темные, грозовые тучи. Здесь не было жизни, здесь только смерть. И она сейчас стояла ровно перед глазами.
Хищники, переброшенные в сумрак, корчились от очередной порции тошноты и головной боли, а я боялась повернуться к двум из них, что стояли как статуи в ожидании нападения. Только, не на Азриэля, а на их новую угрозу – на меня.
— Объяснишь или предпочтешь сразу сдохнуть, флир? – злобно выкрикнул Исиил, закрывая спиной Фризу. – Какого черта ты вытворяешь?!
Краем зрения я видела, как он оголяет свой серебряный клинок и делает несколько шагов навстречу своей судьбе. Не проронив и слова, я вытянула руку и из пепла поднялись несколько корней тех мертвых деревьев, что плотно окружали нас со всех сторон. Послышался заглушенный хрип, вперемешку с испуганными возгласами толпы, никак не ожидавшей такого поворота, заранее разработанного плана. Ловушка плотно захватывала тело Исиила до самого горла, поднимая в воздух, но не убивая свою жертву. Не время. Сейчас, еще не время. Я обернулась влево, встречаясь взглядом с красными глазами Тильды, обещающие вот-вот прослезиться и поняла, что на моем лице нет ни одной эмоции. Так же, как и внутри. Только пустота… Обреченная, неизбежная пустота… Как будто, всё выгорело, истлело, смирилось с будущим.
— Какое воодушевляющее зрелище. Оно стоило своих ожиданий, честное слово, — Азриэль похлопал в ладоши и громко рассмеялся. Я могла лишь искоса наблюдать за ним, все еще удерживая захват. Все переброшенные мною хищники медленно пытались встать на ноги, приходя в чувство и не шевелились, потому что сопротивление было непосильно. Это понимали не только они, Тильда и Фриза тоже наблюдали за многотысячной толпой, лишь оголяя свои клыки. – Флир, ну же, подойди ко мне, пусть все увидят, на чьей ты стороне. Кстати, а где твой возлюбленный, ради которого ты способна предавать? Разве он не хочет посмотреть на проявление твоей любви? Обидно, это представление стало бы кульминацией моего удовольствия.
Я промолчала, скользнула взглядом по мятежникам и медленно подошла к ангелу, становясь рядом с его плечом. Опустив руку, я удерживала ловушку силой воображения, а мое сердце, казалось, уже не бьется. Либо, оно стало таким легким, что порхало внутри с надеждой покинуть своего хозяина. Зачем ему принадлежать той, кто слепо выполняет кровавый договор, ради любви? Ради той самой любви, которой, возможно, больше нет.
— Отпусти его… — громко сказала Тильда и проронила первую слезу. – Прошу, Хлоя… не делай этого. Умоляю! Я не знаю твоих причин, но они точно не стоят наших смертей.
— Это ваши жизни ничего не стоят, а любовь… Любовь достойна требовать плату за свое существование, — отозвался чернокрылый ангел, обнимая меня за талию. От его прикосновения в крови зародился ураган, разнося в клочья самоконтроль. Я резко одернула его руку и схватила врага за горло, сжимая мощной хваткой. Псы зарычали, но не двинулись с места, видимо зная, что мои действия всего лишь выброс накопившейся ярости.
— Никогда. Не смей. Прикасаться ко мне. Ты понял? – четко проговорила я, тяжело дыша. – Только дотронься и наш договор превратиться в пепел, так же как и твои крылья. Плевать я хотела на твои басни о любви, в которых ты ни черта не смыслишь!
Азриэль оттолкнул мою руку и выкрутил её до пронзающей боли. С тихим шипением, я вынужденно прижалась спиной к его груди и почувствовала на своей шее его горячее дыхание.
— Мне достаточно того, что люди прекрасно смыслят в любви. Потому что, именно благодаря ей, ты сейчас стоишь рядом и подчиняешься, — он провел носом по моей шее и могу поклясться, на его гребаном лице отразилась злая, ядовитая ухмылка. – Кстати, у нас гости. Как и полагалось.
Ангел дернул меня за волосы, заставляя поднять глаза и из горла тут же вырвался беспомощный всхлип. Ноэль стоял недалеко от Тильды, растерянно оглядываясь по сторонам в приступе непонимания. Теперь, я вновь почувствовала свое сердце, ведь двое Псов тут же ринулись к нему с мерзким рыком, чтобы повалить на землю. От резкого падения, Ноэль ощутимо приложился затылком, скривился и сел, выставляя вперед руки. Во взгляде жнеца была тревога, испуг и множество других эмоций, которые моментально стали пробуждаться в моей душе.
— Убери их, они не должны причинить ему вред, — злобно прошептала я, поворачивая к нему свое лицо. – Убирай, кому говорят. Иначе…
— Иначе… что? – шею снова обожгло его дыхание. – Не переоценивай себя, флир. К тому же, я смею выполнять договоренности, псы не тронут его, но будут напоминать, что все угрозы имеют вес. Выполни обещанную казнь или они отправят Ноэля туда, где ему самое место.
Хватка ослабла и я легким толчком отлетела на несколько шагов, теряя равновесие. Упав на колени, я услышала размеренные шаги и громкий, приказной голос мерзавца, который мнит себя всемогущим правителем:
— Пришло время наказать тех, кто противиться честной и справедливой власти. Пришло время показать всем мятежникам, кто здесь истинный хозяин сумрака. И, самое главное, пришло время показать всем моим подданным, что будет с каждым из них, посмей они пойти против своего повелителя. Казнь не подлежит отмене, предатели – не подлежат оправданию. Приступай, флир!
— Хлоя, нет! – крик Ноэля донесся до моих ушей, приглушенный рычанием охранявших его псов. – Только не ради меня, пожалуйста… Только не ради меня! Они ведь невинны, они не должны так умирать!
Я вздрогнула и поднялась на ноги, встречаясь с ним взглядом, и всё что я увидела в нем – это отчаяние и грусть. Мои губы задрожали, дыхания стало тяжелее туч над головой, а слезы уже были так близко, что саднили горло.
— Только ради тебя, Ноэль… Только ради тебя, — тихо прошептала я, снова закрывая глаза. – Я не могу иначе. Я не переживу…
Воображение вырвало из земли сотни черных корней, и они стали быстро скручивать в новые ловушки каждого вампира на своем пути. Пронзительные крики разнеслись в тумане, оглушая и вызывая у меня отвращение к самой себе. Я представляла, как ветви подрагивают, сжимаются плотнее, скрывая хищников с головой, заставляя издавать еще больше криков. Мне осталось сделать лишь одно движение рукой, чтобы затянуть этот смертельный узел, переламывая хрупкие кости, выбивая последний дух из тел, забирая жизни. Мне оставался последний шаг до выполнения кровавого договора и я осторожно открыла глаза, наблюдая ужасающую картину. Все было именно так, как и в моем представлении. Сотни коконов, скрученные толстыми, черными корнями, в которых беспомощно трепыхались жертвы, пытаясь освободиться из капкана. Я слышала их бьющиеся сердца, слышала, как кровь до сих пор бежала по их венам и ощущала тьму в своей душе. И, если бы не вожделенный взгляд Ноэля, которым он смотрел на лишенных воли хищников, я бы совершила последний рывок. Если бы не ухмылка на лице, которое стало таким чужим всего за несколько часов, я бы с легкостью переступила черту. Что-то неустанно подсказывало мне, что не таким должен быть взгляд жнеца, умоляющего о пощаде красноглазого народа. Не так он должен смотреть на казнь, от которой отговаривал меня. В его глазах, уж точно, не должно быть столько желания, столько злой усмешки и столько холодного гнева. Безумная мысль, которая пронеслась мимо меня и переключила сознание на другую волну, была похожа на щелчок тумблера. Раз… и свет заменяет тьму. Раз… и существо, окруженное Адскими Псами не вызывает больше щемящее тепло в груди. Раз… и новый план рождается сам собой, озаряя душу надеждой и новой порцией волнения от которого дрожит всё тело. Потому что, если мои догадки верны – дела обстоят куда хуже, чем хотелось бы. Если я рассуждаю правильно, то настало самое время узнать, насколько верны советы Фризы. Подчиняться интуиции? Ладно. Будет вам подчинение. Главное, хочется верить только в одно, что я ошибаюсь и жизни Ноэля ничего не угрожает.
— Заканчивай, флир! Мы утомились, — оглянувшись через плечо, я увидела довольную рожу Азриэля, который разводил в стороны свои руки, показывая власть и самодовольство. – Сделай так, чтобы их шеи громко хрустнули, разнося эхо по сумраку. У меня еще много не законченных дел.
Я ухмыльнулась и вновь закрыла глаза. Говорят, воображение – самое сильное оружие. Что же, правильно говорят… Запуская эту мощную машину, я представила, как плотный, прозрачный купол накрывает все коконы до единого, заглушая их сердцебиение от чувств Ангела Смерти и вытянула вперед обе руки, резко сжимая в кулаки ладони. Раздался громкий хруст и вампиры повалились на серый пепел, поднимая после себя столбы грязной пыли. Дело сделано. Казнь приведена в исполнение. Договор выполнен. Развернувшись к Азриэлю лицом, я наткнулась на полные азарта и удовлетворения глаза. Он вслушивался в их сердца, но не мог уловить и звука. Купол работал, выполняя первую часть плана и я незаметно выдохнула, стараясь не привлекать внимания к внутреннему ликованию. Расплывшись в широкой улыбке, которая была до отвратительности привлекательной, Ангел одобрительно кивнул и жестом подозвал своих Адских Псов. Они в несколько прыжков оказались рядом с ним, услужливо подставляя морды для поглаживания. Мерзкие чудовища, которые тоже дождутся своего часа. Несомненно.
— Сними блок, — отчеканила я грозным тоном, полным уверенности. – В нем больше нет необходимости.
— А ты вытерпишь? Столько сил потратила на свое предательство, мне тебя даже жаль, — с показной заботой, он провел ладонью по моей щеке и тут же оглушил знакомой болью. Тело содрогнулось, рухнуло вниз, испытывая неистовые муки, а из глаз хлынули слезы. – Я же говорил, ты сейчас слишком слаба, любая сила отнимает много энергии. Надеюсь, мне не придется тащить тебя на руках, но блок я все же снял. Наслаждайся.
Я с трудом села, хватаясь за голову и потеряла желание дышать, когда Ноэль, подошедший из-за спины, похлопал меня по плечу. Слишком по-дружески. Слишком чуждо. Подняв на него свой взгляд, я увидела ехидную ухмылку, которой он одаривал меня уже в который раз после нашей ссоры. Злой, и такой не родной ухмылкой. Сердце совершило грандиозный кульбит, обещая разовраться на миллион частиц, потому что моя безумная мысль имела вполне реальное подтверждение. Это не Ноэль. Это не может быть Ноэль. Как я раньше не увидела различия? Почему решила, что глубокая обида способна побороть истинные чувства? Я была слепа и, теперь, безумно счастлива, что доверилась совету Фризы и не совершила самый страшный поступок в своей жизни. Не стала окончательно тьмой, без возврата к свету. Оставила в живых тех, кто достоин жить.
— Молодец, твоим актерским качествам можно позавидовать, Вардана, — отозвался Ангел Смерти и взмахнул рукой, приказывая перевоплотиться. – Работа выполнена, а теперь, будь добра, избавь меня от лицезрения этого симпатичного, предательского личика.
Как завороженная, я смотрела на жнеца, чье тело начало приобретать размытые очертания: волосы стали длиннее, окрашиваясь в светлый оттенок; мужественные пальцы на руках превратились в тонкие и хрупкие, а фигура постепенно утончалась, облачаясь в узкие штаны и футболку. Девушка, которая появилась передо мной, была красива, изящна и опасна. Радужка на глазах переливалась насыщенным черным цветом, но не затапливала их полностью, как у низших демонов. Белоснежные зубы отливали жемчужным блеском на бледном лице, а выпирающие ключицы заканчивали этот слишком правильный образ. Демоны не могут быть такими. Это невозможно. Это против правил.
— Что ты сделал с Ноэлем, ублюдок? – прохрипела я, поднимаясь на ноги и ощущая невыносимую слабость. Мой взгляд был наполнен яростью от распирающего изнутри чувства обмана и несправедливости. – Азриэль, кажется ты хреново исполняешь обязательства. Если с ним…
— С ним всё в порядке, усмири пыл, — ангел поднял ладони в успокаивающем жесте и сделал шаг назад. – Мне было необходимо знать, что ты не подведешь и не выдашь наш маленький секрет. Твой возлюбленный в укромном месте, дожидается вашей встречи. Только запомни, отныне, твоя сила будет защищать мою власть и, если Ноэль не согласится присоединиться к нашей великолепной компании, вам придется расстаться. Псы его больше не тронут, но смутьяны на моей территории – это дурной пример.
— Зря он отправился так далеко в лес этой ночью, — почти пропела Вардана, вышагивая босыми ступнями к своему покровителю. – Злой, обиженный, он так и не понял, что перевес в двадцать демонов ему не одолеть. Пришлось немного украсить его восхитительное лицо вкусно пахнущей кровью, — демон чуть склонилась вперед и поморщила нос, — обожаю, как пахнет его кровь.
Последняя капля терпения громко разбилась о пепел под ногами. Я одним движением руки стиснула её горло в невидимом, удушающем жесте и повалила на колени. Все силы, что текли по моим венам, были направлены только на нее, только на демона, который посмел причинить Ноэлю боль. Через несколько секунд хватка резко ослабла, израсходовав последнюю энергию. Вардана закашляла, усмехнулась и уперлась ладонью в землю, растирая второй свое горло.
— Маленькая влюбленная сучка, — выдохнула она, поднимая свои бешеные глаза, уже полностью залитые чернью. – Если бы не Азриэль, убила бы.
Я изумленно посмотрела на ангела.
— Так ты теперь меня оберегаешь? Не почту за честь.
Он лишь пожал плечами.
— Слишком ценный экземпляр моей коллекции не помешает, особенно, если им можно управлять. Кто бы мог подумать, что Купидон сам поднесет к моим рукам заветный поводок, — Азриэль хмыкнул и повернулся спиной, окидывая взором все еще ожидающих приказа сумеречных созданий. – Надеюсь, вам не нужно пояснять, что эта казнь будет применяться к каждому, кто посмеет повторить их ошибку? Не огорчайте меня и будете существовать в справедливости. Зрелище исчерпало себя, возвращайтесь к ловле беглых душ и отправке ждущих в Тленый Город. За работу!
Окрик пронесся в воздухе, словно разрезая его клинком и подданные моментально растворились в пространстве, оставляя после себя еле заметную дымку.
— Отведи ее к жнецу и возвращайтесь в особняк, — приказ звучал для Варданы и она покорно склонила свою голову. – Не задерживайтесь, нужно ознакомить нашу постоянную гостью с моими владениями.
— Ты, — демон указала на меня пальцем, — идешь за мной и молчишь. Здесь недалеко, так что прогуляемся пешком.
Азриэль исчез из поля зрения и я удивилась, когда девушка глубоко вздохнула и заметно расслабилась, возвращая своему взгляду прежний вид.
— Я надеюсь, ты выполнила мою последнюю просьбу, на которую я так усердно намекала в домике на перевале? – сказала она еле слышно, а у меня резко перехватило дыхание.
— Что? – еле выдавила я, стараясь отойти от шока. Одно дело – осознать, что несколько часов общался с адским выродком, вместо своего возлюбленного, и совсем другое – понять, что все его действия имели хотя бы малейший смысл.
Демон закатила глаза.
— Тильда должна была выжить, а я не слышу её дыхания. Оружие, которое я ей дала, спасет прекрасную задницу не менее прекрасного жнеца, — она покачала головой и прищурилась. – Неужели ты убила её?
— Нет… не убила. Что происходит, черт возьми? Я понимаю, что ты, очевидно, ищешь какую-то выгоду, и ни за что не поверю, что пытаешься помочь безвозмездно, – я сделала шаг вперед, а Вардана инстинктивно отступила. – Кстати, должна сказать, что Азриэль соврал – актриса из тебя никудышная, хотя, это даже к лучшему. Если бы не твое лицо, из-за которого в моей голове проскользнула нужная, но такая бредовая мысль, я бы убила их, честное слово.
— Я, конечно, на «Оскар» не претендую, но должна заметить, что именно эта мысль мне и была необходима. Об остальном, говорить здесь опасно. Блок снят, передай Тильде нужную информацию, и двигай своими стройными ножками следом за мной.
Легким кивком головы, она указала мне путь вдоль нескольких статуй, изображающих печальных ангелов и двинулась в этом направлении. Я встряхнула головой, прогоняя морок и пошла за ней, мысленно произнося короткую, но важную речь:
«Уведи остальных, как только исчезнут мои мысли. Ты в праве не прощать меня, но пока живы Адские Псы, жизнь Ноэля не будет в безопасности, а моя воля — не будет свободной. Действуй так, как подсказывает сердце, но помни, что Псы в тюремном подвале, должны умереть первыми».
Шаги постепенно ускорялись, а с души падал камень, весом в несколько тонн. Все остались живы, Ноэль в безопасности, пусть и мнимой, но это лучше, чем видеть, как его разрывают на части. Вардана не внушала доверия и ее поведение вызывало много вопросов. Например, в чем ее выгода и откуда ждать опасность? Зачем она передала нам оружие против Адских Псов, пытаясь спасти жизнь предателю сумеречного мира? Что за слепая уверенность в моем доверии? Поскольку, даже не зная, что услышанный хруст принадлежал не хрупким костям вампиров, а дереву, что намеревалось их сломать, она все равно открылась мне сразу после ухода Азриэля. Это значит, что она рассчитывала на мою помощь при любом раскладе, даже после смерти Тильды, и могу сказать с полной уверенностью, что в этот раз, вопросы не останутся без ответов. Ибо игра не по правилам – привилегия, достойная не только Ангела Смерти.

Содержание
Следующая глава — Импровизация
2 комментария
seregaBV
Лично я не любитель такого чтива, а второй половинке должно понравится. Она обожает всякие «Сумерки», «Дневники Вампира» и тому подобное. Это точно оценит.
victoriarosso
Спасибо, что уделили время и оставили отзыв :)