Полночные тени  /

Глава 13. Смелее...

Беспросветная, беспробудная тьма, которая сопровождала меня такое долгое время, уже не пугала. Я чувствовала только его руки. Только его губы. Ощущала легкие прикосновения к своей коже и не верила, что снова вижу рядом своего совершенного Ноэля. Его поцелуи заставляли забыться. Его ладони заставляли кожу сгорать и превращаться в пепел.
— Что же ты делаешь со мной? – шепотом спросил он, упиваясь каждым произнесенным звуком, а мое сердце стало отбивать бешеный ритм.
— Люблю, — коротко ответила я и провела рукой по идеальным волосам, — и очень надеюсь, что не сплю…
Это правда. До последней буквы. До последнего слога.
Я любила его. Наслаждалась им. Словно и не уходила. Словно не умирала.
Ноэль смотрел на меня затуманенным и каким-то благодарным взглядом, а темно-карие зрачки поблескивали от томного чувства удовлетворенности. Казалось, жнец не верит в то, что слышит, не верит, что его любовь взаимна, но радуется. Искренне и не стесняясь собственных чувств. Он едва улыбнулся, вновь накрывая меня поцелуем. Требовательным, жестким, страстным. Он растапливал меня, как жаркое солнце хрупкий лед, у которого нет перед палящей звездой не единого шанса. От его пальцев, что нежно поглаживали мои плечи и опускались всё ниже, мысли содрогались пуще самой разъяренной грозы. Где-то под ребрами, расплывалось тугое и вязкое чувство влюбленности, перемешиваясь с возбуждением. Я не хотела останавливать Ноэля. Не смотря на то, что не понимала, где нахожусь. Не смотря на то, что до конца не осознавала это волшебное воскрешение. Все предельно просто: его губы такие мягкие, такие манящие, такие чувственные. Его кожа такая горячая и распаленная от желания. Мои барьеры слишком слабые, а сопротивление слишком бесполезное…
Я не чувствовала холода, даже ощущая ледяной ветер в своих волосах. Я не могла думать ни о ком, кроме как о парне, прижимающимся ко мне и мерно двигающимся в такт своим ласкам. Я не слышала ничего, кроме дикого воя внутреннего голоса, от которого закладывало уши.
«Ну же! Позволь ему больше…», — умолял он.
«Смелее…», — отзывался протяжным стоном.
— О, Господи. Ты серьезно? – слышу я обрывистое, обжигающее дыхание рядом со своим ухом и понимаю, что последнюю просьбу своего внутреннего «Я» произнесла вслух, — неужели, ты позволяешь мне стать еще ближе?
Его голос ушел в приятное мурлыканье, и совсем не ждал моего ответа. Прохладная ладонь скользнула под рубашку, именно ту, что он сам предложил мне одеть в тот злополучный день. Именно ту, что была пропитана насквозь его одурманивающим запахом. Моё обоняние словно перешло на новый уровень, позволяя ощущать каждую нотку окружающих меня ароматов. От Ноэля пахло корицей и теплым молоком. Пахло чем-то вкусным и терпким. Это кружило голову в бесконечном вальсе. Это размыкало все запреты и прогоняло прочь стеснения. Заставляло забыть о том, где мы находимся и по какой причине, о том, что на улице веет прохладой, а нас укрывает едва согревающий плед. Я чувствовала жар от его рук, и этого было достаточно. Сейчас, большего и не требовалось.
— Хлоя…, — шепчет он мое имя, едва отрываясь от поцелуя и смакуя каждый звук, словно пробует на вкус приторный гречишный мед. Карие глаза потемнели еще больше, не скрывая удовольствия.
Жнец ловко избавился от тесной, для возбужденного тела, одежды, открывая взору свой идеальный торс и несколько родинок чуть ниже ключицы. Как всегда, слишком великолепен. Как всегда, слишком сексуален. В голове вновь всплыла мысль о том, что я упускала все эти годы. Теперь, нас больше ничего не разделяло. Нет лишней ткани, нет смущения, нет предрассудков. Есть только два разгоряченных пламени, желающих обладать друг другом.
Всё было так, как в моих горячих фантазиях, которые одолевали меня прежде. Медленные толчки, приглушенные вдохи и шумные выдохи. Движения в такт друг другу и слияние воедино. Обжигающие поцелуи и крепко сплетающиеся между собой пальцы. Всё было так, как и должно быть с Ноэлем. Ласково, сладостно и, до бреда, неистово.
Один. Волна из наслаждения и предвкушения захлестывает мощным потоком.
Два…и сердце срывается на бег.
Три…четыре…пять…
Скорость набирает обороты, сильные руки почти до боли сжимают бедра, и голоса соединяются в один хриплый стон…
Самое прекрасное утро. Самое прекрасное начало новой жизни. Самый прекрасный Ноэль, который полностью принадлежит мне. Буквально…

***
Пальцы на ногах все еще подрагивали от недавнего вороха чувств и мыслей. Ноэль бережно обнимал меня, прижимая так близко, насколько это возможно. Он наблюдал за мной из-под длинных ресниц, чуть прикрыв глаза. Он любил меня, и это было видно. Это ощущалась даже кожей. Каждой клеточкой, каждым прикосновением. Я плотнее укуталась в плед, опуская вниз слегка задравшуюся рубашку, и уткнулась носом в его шею. Мне хотелось запечатлеть этот момент в своей памяти навечно. Отпечатать клеймом в душе эти минуты. Не отрываться от него ни на йоту всю оставшуюся жизнь и забыть обо всех проблемах, которые до сих пор маячили где-то неподалеку. Сердце уже не щемило от воспоминаний. Оно уже не будет болеть, если произнести имя из четырех букв. Мое наваждение рассеялось в утреннем смоге и улетучилось в неизвестном направлении. К черту благодарности. К черту это поганое чувство обязательств. Если Адам не примет мое решение, придется доказать ему, что иного не предвидится. Как бы он не желал услышать о взаимности, больше её нет. Исчерпала себя. Растворилась, оставив скромную записку: «Не жди…».
На улице уже рассвело и за пределами палатки стали слышны чьи-то голоса, разбавляя такую приятную тишину. Нам не нужны были слова. Мы хотели просто утопать в этом послевкусии. Ощущать растекающийся, как лава, огонь по телу.
— Мы наткнемся на весьма удивленные взгляды, — Ноэль чуть усмехнулся, поднимаясь на одном локте. Он обхватил свободной рукой мою шею, поглаживая кожу большим пальцем и вызывая приятную дрожь, — потому что я не могу убрать эту идиотскую улыбку со своего лица. Я стараюсь, честно, но притворщик из меня паршивый.
— Если счастье так очевидно, к чему его скрывать? – я провела ладонью по его щеке и остановила свой взгляд на невероятно притягательных губах. Стоит признать, что хочется целовать их бесконечное количество раз, — пусть знают, что нам хорошо вместе. Остальное не важно. Для меня, теперь, вообще нет ничего важнее тебя.
— От этих слов я просто дурею, — жнец впился в меня нетерпеливым и даже немного диким поцелуем, — если ты продолжишь в том же духе, мне будет плевать на вампиров, которые уже несколько минут шныряют вокруг да около.
Я тяжело вздохнула, понимая, что придется многое узнать и многое понять. Услышать кучу объяснений и уговоров. А именно, уговоров пощады от красноглазой подружки. Я тут же скривилась от мысли, что приравняла Тильду к числу таких близких персон, и постаралась отбросить их куда подальше. Она слишком хитра, чтобы ей доверять и слишком умна, чтобы дружить с подобным существом, как я. Назвать себя человеком, после всего произошедшего, не поворачивался язык. Я воскресла, черт возьми. Я ожила, как в сказке про Спящую Красавицу и, кажется, это абсолютно никого не смущало. Что самое странное, это не смущало даже меня. Я чувствовала себя иначе. Я слышала, как журчит неподалеку вода. Как завывает свои песни ветер, где-то далеко в облаках. Я даже слышала, как дышит дерево в нескольких метрах от нас. И, самое главное, я знала, кем я стала. Душа будто озарялась ярким светом, хотя волосы и глаза по-прежнему оставались черными и переливались кристаллическим блеском. Как-то быстро пришло осознание того, что я теперь нечто иное, нежели тьма. Сразу, как только открыла глаза. Сразу, как только сделала первый вдох. Сейчас, как никогда раньше, я вспоминала слова своего отражения в том глубоком сне.
«Даже с тьмой внутри, ты можешь оставаться светом», — сказала мне она. Мне стоило умереть, чтобы понять этот смысл. Чтобы больше не чувствовать себя монстром.
— Как долго я была мертва? – мой голос звучал слишком неуверенно и я побоялась, что Ноэль не захочет отвечать на этот вопрос.
— Тридцать три часа, — уверенно ответил он, выбираясь из-под пледа и усаживаясь на край матраса, — очень долгих, мучительных тридцать три часа. Ты знаешь, я ведь даже плакал, черт возьми, — тихо признался он, — ты просто перевернула весь мой мир. Сначала своим появлением, затем своей смертью.
Я села позади него, уткнувшись носом в затылок и просунула руки под край футболки, дотрагиваясь до вздымающейся груди. Волосы приятно пахли свежестью и мускатом, перемешиваясь с нотками палой листвы. Невероятный запах, который принадлежал только ему. Как же меня радовали новые ощущения и возможности, словно я могу узнать Ноэля еще ближе, еще глубже окунуться в его пространство.
— Я люблю тебя, — тихо прошептала я, стараясь донести весь ураган чувств, — я так сильно полюбила тебя, что даже душа болит от разрывающих эмоций, — я поцеловала его в мочку уха и услышала тихое постанывание, — ты перевернул мой мир в ответ и я больше не уйду, обещаю.
— Ловлю тебя на слове, Хлоя Уотсон, — жнец обхватил меня двумя руками, перетаскивая к себе и усаживая на колени, — потому что, второй раз я этого не переживу. Пусть я буду жалок и сентиментален, плевать. Меня оправдывает слишком долгое ожидание твоей взаимности.
— После этих слов, я чувствую себя виноватой, — улыбнулась я, прикоснувшись к его губам.
Возле входа послышалось робкое покашливание и в палатку вошел Адам. Он замер, и я услышала, как его сердце сбивало ровный ритм, намереваясь выпрыгнуть прочь. Наверно, этот момент расставил все по своим местам, потому что парень глубоко вздохнул и на секунду закрыл глаза, сжимая кулаки. Он злился, но не двигался с места. Словно, радуясь тому, что я жива, но злясь на крепко обнимающие меня руки. Не его руки.
— Он спас тебе жизнь, между прочим, — сказал Ноэль, нахально хлопнув меня по бедру и ехидно улыбнувшись, — Высший Совет был здесь всего несколько часов назад, выслушал свидетеля и огорчился, что ты не услышишь вердикт. Они оправдали тебя, и всё это, благодаря ему, — он кивнул в сторону МакКейна, который уже выровнял свое дыхание и смотрел на нас раздраженным взглядом.
— Не за что, — коротко и с заметным ядом в голосе ответил парень, наигранно поклонившись нам. Стоило ожидать, что мой выбор не придется по вкусу невольному спасителю, но это вряд ли является проблемой. Скорее, досадное обстоятельство.
Я привстала на ноги и медленным шагом подошла к Адаму, осторожно поцеловав в щеку. Он еле заметно вздрогнул и волнительно заморгал, не ожидая даже такой благодарности. На глазах у Ноэля. Пусть даже скромно. Пусть так неуверенно. Только для меня это был невинный поцелуй, означающий финал нашей маленькой истории. Этот поцелуй означал, что я обязана ему жизнью, но не чувствами.
— Спасибо, что сдержал слово. Я ценю это и навсегда останусь в долгу. Не потому, что спас, а потому что поверил, — я улыбнулась и чувства замаячили где-то вдалеке, едва пощипывая кожу. Их было недостаточно, чтобы ощущать вину за свой выбор, но хватало, чтобы смотреть мягким, небезразличным взглядом, — это просто невероятно, что у нас все получилось. За исключением моей смерти, конечно, которая не входила в планы, но все обошлось, и здесь немаловажна твоя заслуга.
— Убили тебя тоже по моей заслуге, так что один: один, милашка, — он ухмыльнулся кривой улыбкой и как-то, слишком по-дружески, взъерошил мои волосы, — если бы я не проболтался о нашем поцелуе, всё могло быть иначе. Меньше пропущенных ударов и больше спасенных жизней.
— Ушам своим не верю, ты все-таки сделал это? Я полагала, у тебя хватит мужества и совести не рассказывать о том, у чего изначально не было будущего, – по телу пробежала мелкая дрожь от понимания того, что Ноэль давно в курсе произошедшего, но не подает даже вида.
— Ты говоришь это с такой уверенностью, будто я насильно заставил тебя отвечать на поцелуй, — Адам ехидно прищурился, едва оглядываясь на жнеца, который сидел на удивление спокойно и слушал наш разговор.
— Я говорю это с такой уверенностью, потому что помню, что сказала тебе после поцелуя, – злость накатывала неудержимой волной, противно и мерзко растекаясь по венам, — а ты помнишь мои слова? Кажется, там было четко сказано про другого мужчину, разве не так? И я скажу тебе, почему я ответила на поцелуй, здесь все до безобразия просто. Ты – человек. Мне просто было необходимо напоминание о том, что и во мне осталось что-то человеческое. Я только сейчас понимаю, что это даже не было влюбленностью. Скорее, обычное наваждение, приправленное влечением к сексуальному парню и политое сладкоголосым соусом.
Я шумно выдохнула, разжимая кулаки и закрыв глаза от болезненного чувства в груди. Чувства обиды.
Не на него…
На себя…
Перебор, по всем параметрам: по откровенности, по гневу, по несправедливости. Отплатила ему правдой, которая могла подождать, либо, которую вообще знать не обязательно. Я видела результат моих слов в его взгляде. Адам смотрел отрешенно, без эмоций и отчаяния. Смотрел так, как не смотрел никогда. Это был удар под дых, который прошиб до самого мозга. Я дура. Глупая дура, которая только что обидела человека, спасшего мне жизнь. Это нечестно. Не важно, что он сказал Ноэлю. Просто несправедливо. Слишком резко. Слишком грубо. После моего пробуждения, жизнь вообще обзавелась этой странной приставкой «Слишком».
— Прости, я не хотела тебя обидеть, — голос дрогнул и я услышала, как дыхание жнеца утяжелилось, — этот разговор случился абсолютно не вовремя.
— Я заслужил это, не извиняйся. Правда, не извиняйся. Незачем…
Парень неловко потер свою шею и вышел прочь. Не оглядываясь. Не останавливаясь. Шел куда-то вдаль, за деревянные ворота, держащиеся на колючей проволоке. Шел быстро и передергивал плечами, словно борясь со своими эмоциями. Вроде, он прав. Вроде и виноват. Вроде, сглупил. Только паршиво на душе, не смотря на фразу: «Я заслужил»…
Чертова жалость.
Пропади она пропадом.

***
— Зря ты с ним так. Парень давно признал, что у него нет никаких шансов, — Ноэль обнял меня сзади и жадно вдохнул запах моих волос, — даже меня прошибло от твоих слов, а его ты вообще сразила наповал. Не то, чтобы я ему сопереживал, просто, понимаю, как самого себя. Когда твои чувства не разделяют – это бьет ниже пояса.
Слезы сами хлынули из глаз и я стыдливо закрыла лицо руками, стараясь не всхлипывать, как маленькая девчонка. Больно прикусив губу, я глубоко дышала и возвращала на место вырвавшиеся эмоции.
— Я не люблю его, Ноэль. Правда, не люблю, — шептала я чуть слышно.
— Интересно, кого ты сейчас пытаешься убедить? Меня или себя?
— Я не люблю его, — вновь повторила я, обхватывая его ладони.
Он поцеловал меня в шею и крепче прижал к себе.
— Я могу поверить в то, что ты его не любишь. Но в то, что он тебе не дорог, не поверит никто. И это нормально, ведь ты, в первую очередь, человек.
— Только не говори, что ты до сих пор считаешь меня человеком, — я обернулась, чтобы взглянуть в его глаза, — как, после всего произошедшего, вообще можно считать меня человеком? Если я расскажу тебе, как изменилось мое восприятие, какие появились возможности, ты навсегда изменишь свое мнение, как изменила его я.
Ноэль усмехнулся.
— Стоило ожидать, что после перерождения, твои силы изменятся.
— Ты не понимаешь, они не изменились, — я взволнованно покачала головой, — я целиком, словно один большой сгусток силы. Я чувствую связь с природой, чувствую её всем своим телом, понимаю все свои способности. Я стала чем-то большим, нежели тьма.
— Например, воплощением жизни, — коротко пояснил жнец, подытожив всё сказанное мной.
— Это звучит слишком круто, чтобы быть правдой, — мы в голос рассмеялись, привлекая к себе внимание и без того любопытных вампиров.
Только сейчас я заметила, что они стояли небольшой толпой поодаль от нас и внимательно слушали наш разговор. Красноглазые хищники рассматривали меня с необычайным интересом, с завороженными взглядами, с восхищенной улыбкой. От смущения, щеки налились багровым румянцем, а слова застряли в горле, отказываясь произноситься. Неловкость, возведенная в десятую степень, завладевала телом, превращая в немую статую. Стоить вспомнить, как дышать. Полагаю, мне это еще пригодится.
— Долгожданное воссоединение влюбленных. Я готов стукнуть себя об стену, от умиления, — Лукас вышагивал медленными шагами, натянув ехидную улыбку и похлопывая ладонями.
— А я готов тебе в этом помочь прямо сейчас, — Ноэль дернулся к нему, сгорая от ненависти, а его глаза моментально превратились в два пылающих огня.
Я перехватила его руку, удерживая за запястье и отрицательно покачала головой. Мне не хотелось убивать всех его заступников, а будет их немало. Вампиры не дадут в обиду члена своего клана, не смотря на то, что он совершил. Если Лукас все еще жив и спокойно разгуливает по заснеженной земле, значит, его вину мало кто признает. Сердце чуть кольнуло, ведь я осознала, что ради Ноэля готова убить. Без раздумий и сожалений. Готова была совершать страшные поступки, лишь бы не отпускать от себя. В этом нет ничего хорошего. Абсолютно. Такими темпами, ради него, я могу начать завоевывать весь мир, подминая всех, кто может причинить ему вред. Сомнительная перспектива. Весьма сомнительная.
— Сначала мы используем его силу в битве с Азриэлем, а затем я сама разберусь с ним. Поверь, разберусь так, что ты останешься доволен, — я не отпускала его запястье, настороженно наблюдая за его удивленным взглядом.
— Я думал, теперь ты оставишь эту идею с Азриэлем, — разочарованно сказал он, — его план с казнью провалился, и мы может передать эту войну в другие руки. У него полно врагов, которые справятся и без твоего участия. Давай, просто исчезнем?
— И оставить смерть Марии без ответа? – возмутилась я, поглядывая на Лукаса, который не двигался с места, сложив руки на своей груди, — ну уж нет. Он не удостоится такой пощады. К тому же, Азриэль всегда будет чувствовать угрозу за своей спиной и, пока я жива, он не успокоится. Хочешь очередную подставу? Новую казнь?
Жнец обессиленно покачал головой, соглашаясь с моими словами. Выбора не было. Все сказанное, имело смысл и вероятное будущее. Выхватив свою руку, он все еще раздраженно смотрел на довольного Лукаса, тяжело дышал и рвался свернуть шею одному из моих обидчиков.
— Поверить не могу, Ноэль. Меня обманывает слух или тебя приструнила подружка? – по улице эхом разнесся громкий смех вампира.
Последняя капля. Последний рывок и первый удар в висок от разъяренного жнеца, который повалил с ног оторопевшего хищника. Если дразнишь своего врага – будь готов к атаке. Быстро поднявшись на ноги, Лукас оголил свой клинок и Ноэль последовал его примеру. Они осторожно выхаживали по кругу, готовясь к нападению. Вампиры молча наблюдали, изредка оголяя свои клыки в предвкушении знатного веселья. Я не осталась в стороне. Подойдя ближе и глубоко вдохнув, я сосредотачивалась на энергии, стекающей по рукам куда-то в недра земли. Я ощущала, как она помогает мне, придает уверенность и бесстрашие. Ощущала, как становлюсь злее и решительней. Я убью их всех, если с головы Ноэля упадет хоть один волос.
— Лукас, ты хреновый стратег, — послышался голос Турио и в груди расплылось приятное теплое чувство. Как же я рада слышать этого задорного мальчугана, рада, что он жив. Блондин вышел из толпы, расталкивая всех в сторону и повел бровями, в нескрываемой издевке, — ты хоть видел, что творится за твоей спиной?
Жнец кивнул на меня, и вампиры обратили свои взгляды в мою сторону. В их глазах читался страх. Откровенный, животный страх. Будто, они увидели хищника, намного сильнее них. Выше по иерархии. Выше по значимости. Я встряхнула головой, пытаясь сконцентрироваться и успокоить буду в голове. Под ногами расстилалась свежая зеленая трава, пробивающаяся сквозь замерзший гравий. Деревья, что располагались по близости простирали ко мне свои корни, выставляя шипы и создавая вокруг меня защитное кольцо. Природа защищала меня. Я просила её о защите и помощи. Это и была та незримая связь, что отныне окутывала меня, прибавляя дополнительные очки.
— Причинишь ему вред и я убью тебя, Лукас. Раньше, чем ты вымолвишь мое прощение, — злая улыбка расплылась по моему лицу, предупреждая о серьезности моих слов.
Хищник выпрямился и убрал обратно в ножны свое оружие. Он боялся не меньше своих сородичей, потому что не знал, с кем теперь имеет дело. Потому что не рассчитывал, что у его противника будут заступники. Так мыслит бессердечное существо и это его главная ошибка.
— Молодежь, прекращайте этот бессмысленный цирк, — незнакомый мне вампир вышел на свет, пристально рассматривая меня с головы до ног. Он был с множеством татуировок, что выделяло его из толпы. Он создавал впечатление лидера, — рад, что ты снова дышишь, Темный Флир. Иногда я просто поражаюсь своей изобретательности. Мой план оказался хорош, не так ли? Убить тебя, чтобы обеспечить лишний шанс на выживание.
— Исиил, очевидно? – спросила я, уже предполагая ответ.
— Приятно слышать, что ты знаешь мое имя, — он вздернул бровями и вальяжно двинулся в мою сторону. Я искоса взглянула на Ноэля, который тихим шагом направился следом за ним, не убирая свой клинок, — нам нужно многое обсудить, флир. Распределить роли, показать тебе сумеречный мир и подготовить к атаке. Не забывай, твоя жизнь не будет в безопасности, пока жив Ангел Смерти. Так же, как и не будет в безопасности жизнь Ноэля, Турио и моего народа. Прошу тебя, не устраивай катаклизмы там, где еще предстоит жить.
Исиил показал пальцем на шевелящиеся корни деревьев и не решился подходить ближе. Собравшись с мыслями, я закрыла глаза, отдавая безмолвный приказ. Это было так легко, словно один единственный вдох успокоил землю, возвращая ей прежний вид. Однозначно, мне нравятся мои новые способности, которые вселяют еще больший ужас. Я рада, что могу нанести ответный удар и отомстить за сестру. И, самое главное, я больше не жалею о том, что вернулась четыре года назад…
— Мы не останемся здесь, — уверенно произнесла я и поймала удивленный взгляд вампира. Ноэль, впрочем, тоже был удивлен и стоял позади хищника, чуть выглядывая из-за его спины, — есть более комфортное место для обсуждения наших дальнейших действий. Раз уж мы нужны друг другу, извольте прислушиваться не только к себе. Не знаю, как вам, но мне лес нравится куда больше гор.
— И куда же мы отправимся? Поведешь нас в дремучие заросли, чтобы казаться сильнее? – с издевкой спросил вампир, скрестив руки на груди.
— Мне не нужно казаться сильнее, потому что я на самом деле сильнее вас. Глупо считать иначе, — усмехнулась я, — хочешь моей помощи? Принимай мои условия. Мы расположимся на границе миров. Я думаю, Лукасу не стоит объяснять дважды где это место, не так ли?
Я склонила голову на бок, обращаясь к своему убийце и услышала легкую насмешку. Если я буду окружена практически сотней хищников, нужно иметь преимущества. Нужно иметь лишний пункт в своем оборонительном плане.
— Готовьтесь к своему первому прыжку и манящему запаху крови, друзья, — я отыскала глазами Турио и кивнула, подзывая к себе, — потому что, я возвращаюсь на место своей смерти…

Содержание
Следующая глава — Чего ты хочешь?
0 комментариев

  /