Полночные тени  /

Глава 9. Пепел

Эта тишина убивала меня. Медленно и мучительно. Словно разрезала тупым ножом живую плоть, без какого-либо наркоза. Я считала себя лишней в этой комнате, словно этим молчанием они указывали на свой главный источник проблем. Даже Тильда, которая так нуждалась в моей помощи, безмолвно стояла у книжного шкафа и отводила в сторону взгляд.
— Я не понимаю вас. Одна хочет спасти свой народ, второй спасает друга, а третий спасает меня, — сухо сказала я, — каждый преследует свою цель, но, как ни крути, все ваши нити ведут ко мне. Я – причина того, что вы сейчас здесь. Сколько я еще должна ждать, пока вы заговорите? Ноэль! – выкрикнула я, сжимая кулаки, — прекрати молчать!
Парень вонзился в меня исподлобья отреченным взглядом. Словно он видел перед собой совсем другого человека. Опасного. Чужого.
— Это моя вина, — его голос был спокойным и размеренным, — я влюбился в умирающую девушку, нарушив тем самым важный закон. Они были созданы не просто так, а чтобы предотвратить ошибки, подобные моему поступку, — он прищурил глаза, вспоминая давнее прошлое, — когда я отпустил тебя, ровно на следующий день, Фриза предсказала ужасное будущее. Этот оракул никогда не ошибалась, но я отчаянно верил, что однажды и её постигнет неудача. Не хотел думать, что оказался причастен к надвигающемуся хаосу. Не хотел думать, что к нему будешь причастна ты. Я оберегал бомбу замедленного действия и мечтал обезвредить ее. Наивно и опрометчиво. А теперь, ты стоишь передо мной и я вижу в твоих глазах, в твоих волосах то, чего пытался избежать. Так как ты думаешь, мог ли я сказать тебе, что сотворил хаос?
Вопрос, который не требовал ответа. Его молчание было оправдано и, теперь, пришла моя очередь молчать. Мне нужна лишь минута. Одна минута, наедине со своими мыслями. Шестьдесят секунд на то, чтобы осознать весь ужас, который он говорит обо мне. Но их оказывается мало. Я не готова поверить в это, не смотря на интуицию, которая не устает твердить об истинной правде. Как сильно нужно любить, как много иметь сил, чтобы дарить хаосу лишний прожитый день? Ведь он, как сатана в человеческом обличии, сметает все на своем пути. Как сильно нужно чувствовать свою вину, как много иметь бесстрашия, чтобы оставаться рядом со мной? Ведь я и есть хаос…
Тильда вытащила клинок из ножен и задумчиво повертела его в руках. Я закрыла глаза и чувствовала, как дрожат мои руки. Как трясутся губы, предупреждая о слезах. Мне не хотелось смотреть на их изумленные лица, слышать прерывистое дыхание Ноэля и видеть отчаяние в его глазах. Я не знала, что они будут делать в следующий момент, но ощущала незримое напряжение. Если все слова верны, и от меня хотят избавиться лишь потому, что я апокалипсис на стройных ножках – стоит ли сопротивляться? Тьма все равно однажды найдет выход.
— Да содрогнется мир во взгляде первородной тьмы, испепеляя чернь смертельных крыльев. Та тьма нести с собою будет жизнь, в бессмертном взгляде, во взгляде сильном, — продиктовала она заученный стих и с улыбкой посмотрела на меня, — звучит не так страшно, как в рассказе Ноэля. Не так ли?
Она медленным шагом стала приближаться ко мне, искоса поглядывая на своих друзей.
— Хаос, разрушение, смерть, – это теория Азриэля, а не Фризы. Он не боится тебя, а защищается. Защищает то, что может потерять. Свою власть и жизнь. Ангел Смерти не может смериться с тем, что есть тьма сильнее него. Есть нечто бесконтрольное и неподвластное ему. Испепеляя чернь его смертельных крыльев, ты спасешь мой народ и свою жизнь.
— И жизнь Ноэля, — добавил Турио, качая головой, — его ждет изгнание за то, что он совершил. А это куда хуже смерти, поверь мне.
— А как же ты? – спросила я, внимательно ожидая ответ, — что будет с тобой?
— Насчет своей судьбы мои предположения расходятся. Я не нарушил закон, помогая другу, но предал своё начальство, — он усмехнулся, — понятия не имею, что меня ждет. Но, если предстоит изгнание за компанию с Ноэлем, то уж лучше я отправлюсь вместе с ним, нежели отпущу туда одного.
Плотина, так старательно сдерживающая мои слезы, была разрушена и они безудержным потоком стали обжигать лицо. С каждой минутой, все только усложняется. Я не знаю, хватит ли мне сил дойти до конца и не сломаться. Смириться можно с чем угодно: со своими силами, с ненавистью самого сильного ангела, с неминуемой гибелью. Но невозможно спокойно наблюдать, как ради тебя жертвуют своими жизнями.
— Я отведу тебя к сестре, — голос Ноэля выдавал странное безразличие, — хоть и считаю это ошибкой. Но, мне ведь не впервой совершать ошибки, правда?
Он подошел ко мне и едва заметная, огорченная улыбка, коснулась его губ. Это разрывало мне сердце. Хотелось дать ему пощечину и крикнуть, что даже совершенное создание обязано совершать ошибки. Они позволяют нам чувствовать себя живыми, а ведь он так хотел ощущать сердце в своей груди.
— В чью теорию ты больше всего веришь? Азриэля или Фризы? – настороженным тоном спросила я, вытирая мокрые щеки.
Ноэль потупил взгляд.
— До того, как ты задала мне вопрос или после?
— Вот видишь, теории меняются, а твои чувства остаются прежними. Я не вижу в этом ошибок и ты не должен, — моя рука коснулась его ладони, — мне плевать на все эти предсказания, я сама распоряжаюсь своей душой. Так что, прекрати считать меня своей главной ошибкой и просто помоги.
Вторая рука Ноэля обхватила мою талию, заставляя трепетать сердце, испытывая блаженство от прикосновений его невероятно сексуальных пальцев. Кто бы мог подумать, что я буду восхищаться такими мелочами. Он словно нажал какую-то волшебную кнопку внутри меня, открывающую путь к сердцу. Одним лишь поцелуем смог изменить мой взгляд на многие вещи. В том числе, на собственные чувства.
— Твоя теория мне нравится больше.
Жнец, мягким и нежным взглядом всматривался в мои глаза за секунду до поцелуя. Чуть прикусывая мои губы, Ноэль смаковал каждое касание. Он больше не боялся скрывать свою слабость, а я не могла обманывать саму себя в такой очевидной истине. Бесполезно притворяться, что между нами нет связующих нитей. Они были все эти годы, просто некоторым стоит быть внимательнее, а некоторым – чуть смелее.
— А что нам делать с ним, когда он очнется? – Турио округлил глаза и указал на Адама, — еще одним ударом Тильда может стрясти ему мозги. А я вообще против насилия над людьми.
Он поднял вверх ладони в милосердном жесте и натянул свою безупречную улыбку.
— Я не знаю, как объяснить ему то, что не понимаю сама. Может кто-то из вас попробует сделать это?
Мои глаза устремились на вампиршу. Она была единственной, кто мог отлично складывать непонятные слова в доступные предложения.
— Расскажите ему все, как есть, — Ноэль многозначительно посмотрел на Турио, — о Вардане ему тоже стоит знать.
— Разве она не в изгнании? – в его голосе звучало откровенное удивление.
— Разве кто-то еще, кроме нее может принимать чужие облики? Видимо, Азриэль просто ослеплен своими опасениями, раз вернул ее из Чистилища. Других вариантов и быть не может.
Отлично. Еще один могущественный демон пополнил список потенциальных врагов. Моя жизнь просто кладезь сюрпризов и сверхъестественных существ, желающих сломать пополам невинное создание, вроде меня. Глубоко вздохнув, я уже была готова задать ожидаемый вопрос, но ответ прозвучал гораздо раньше.
— Вардана сильный демон, но именно это делает ее предсказуемой. Однажды она уже пошла против Азриэля, нет уверенности, что будет верна и сейчас, — жнец крепко обхватил меня, готовясь к прыжку, — эта чертовка расплатится за смерть МакКейнов. Обещаю.
Это оказались самые нужные слова, которые разожгли во мне новые искры пламени. Они вызывали злую улыбку, в предвкушении мести. Они подпитывали меня новым гневом и отчаянием, и я сделаю все возможное, чтобы помочь ему сдержать обещание.

Через несколько секунд, мы уже ступали по окровавленному ковру в прихожей дома МакКейнов. Окружающий нас солнечный свет, отражался в разбитых осколках стекла и зеркал, играя бликами на багровых стенах. Мое сердце стучало так медленно, что я еле улавливала его ритм и пыталась следить за собственным дыханием. Казалось, что еще мгновенье и мое сознание покинет голову в поисках более безопасного и менее устрашающего места. Здесь каждый сантиметр стен кричал о произошедшем ужасе. Перевернутая мебель, разбитая посуда, разбросанные книги и кровавые отпечатки на деревянном полу — всё указывало на неизбежную смерть. Я аккуратно ступала в гостиную и слышала хруст под своим ногами. Это правда. Господи, это действительно правда! До последней минуты, до самой последней секунды, я надеялась увидеть ее радостную улыбку от встречи со мной. Я хотела верить, что Турио врал. Я мечтала, что интуиция обманывает меня, как и все вокруг. Но, это правда. Чертова правда….
Они лежали на полу в полуметре друг от друга. Два мертвых тела, одно из которых принадлежало Марии. Той самой, которую я не ценила прежде. Сестре, которой не успела сказать столько важных слов. Я бы хотела вернуть все назад. Объяснить, что нет ее вины в нашем непонимании друг друга. Это всего лишь бестолковая обида в сердце ребенка, который считал, что старшей сестре достается больше внимания, нежели ей. Я несла эту обиду годами. Губила и без того сложные отношения. И что же вышло? Сестра умерла от рук того, кто ненавидит меня. Невинно поплатилась за свое родство. Отдала жизнь за дурацкое предсказание. Мне вообще не стоило сюда приезжать. По крайней мере, в Сторм Хиллс некого было бы убивать, чтобы подставить беглянку.
Я подходила все ближе и ближе. Медленно, стараясь контролировать бурю, зарождающуюся внутри меня. Кровь бурлила, смешивая в себе коктейль из адреналина и гнева. Руки сжимались в кулаки, оставляя на ладонях царапины, а глаза наполнились слезами. Мне не хватило сил. Не хватило мужества сдерживать этот крик в себе. Упав на колени, я закричала так сильно, что осколки содрогались под моими ногами. Они поднимались ввысь надо мной и бездыханными телами. Парили в воздухе, вместе с обломками мебели и грудой мусора. Я выкрикивала всю свою злость, всю ненависть. Я кружила вихрем и поднимала к потолку все, что попадалось на мои глаза. Меня не беспокоили последствия. Разум вообще слабо понимал то, что вытворяет душа. Сила не знала предела, высвобождаясь наружу.
— Хлоя! – улавливаю я крик позади себя, — Хлоя, прекрати! Слышишь?!
Знакомые руки охватывают в крепкое объятие и я чувствую, как Ноэль волнительно прижимает меня к себе. Он дрожал и утыкался своим носом в мою шею. Жнец обжигал своим тяжелым и обрывистым дыханием, пытаясь вернуть мне контроль. Он любил меня. Пытался уберечь, а я хотела лишь кричать. Громко и надрывисто.
— Вспомни, Хлоя, — шепчет он мне на ухо убаюкивающим голосом и на душе становится спокойней, — вспомни кто ты. Ради всего святого, вернись ко мне.
Хлам и остатки мебели с грохотом падают на пол, отдаваясь эхом в пустом помещении. Но его хватка становятся лишь крепче. Если бы у него билось сердце, я бы ощущала его сквозь одежду. Я теперь вообще сомневаюсь, что он бессердечен. Слишком много жалости и сострадания передают мне эти прикосновения.
— Ненавижу, — обрывки слов, пропитанные ядом слетают с моих губ, — я так сильно ненавижу его, что готова умереть вместе с ним, если это понадобиться. Плевать на чувства. Плевать на всех.
Убив мою сестру и Джареда, чернокрылый паршивец сделал хуже только себе. Он нажал на кнопку ядерного взрыва. Привел в действие то, чего так опасался.
— Даже на меня? – осторожно спрашивает Ноэль.
Я искоса посмотрела через плечо, встречаясь с ним взглядом.
— Не спрашивай меня сейчас об этом. Боюсь, мой ответ тебе не понравится.
Секундная пауза и ослабляющиеся объятия позволили мне отстраниться, и я как можно ближе подползла к сестре. Дотронувшись до ее изрезанного лица, мои пальцы почувствовали всю боль, что она испытала. Я одернула руку и вновь захлебнулась слезами. Новая порция горечи расползалась по горлу и опускалась ниже, скручивая живот в плотную спираль. Обида и опустошение. Два чувства, наполняющие душу в данный момент.
— Хлоя, — парень одернул меня за плечо, — ты должна это увидеть.
Поднявшись с колен, я обернулась на его жест, направляя свой затуманенный взгляд на стену справа от меня. Надпись, написанная кровью моей семьи, заставила замереть дыхание.
«Моя сила – моя власть. Хаос не подвластен чувствам».
Это было то, о чем говорил Ноэль в доме посреди леса. Это было послание Высшему Совету. Моя заявка на правление этим миром и признание в убийстве собственной сестры. И они уже видели творение Азриэля. Верили в него и принимали свое решение о законной казни.
— Это такая банальная, но в то же время весьма действенная подстава, — подытожил он написанное, становясь рядом со мной, — нас не должны видеть здесь. Это разрушит к чертям всю твою защиту.
— Господи, Ноэль, о какой защите ты говоришь? Нет больше никакой защиты. Нет больше способов спасения. Идти против Совета не в наших силах, — раздраженным голосом выкрикнула я, — мне нужно лишь несколько дней, чтобы ощипать эту трусливую курицу. Ты ведь прекрасно понимаешь, что я уже не жилец.
Его глаза в панике забегали по комнате, пытаясь найти успокоение. Я была права и он знал это. Остается лишь надеяться, что я хотя бы успею отомстить. Теперь, это главная моя цель.
— Что изменилось? Недавно ты горела желанием спастись. Просила о помощи и говорила, что нужно сражаться с удвоенной силой. А сейчас, так просто опускаешь руки?
— Еще недавно, я не знала о том, что убила свою сестру, — мне хотелось обернуться на Марию, но я держалась изо всех сил, — точнее, не знала, что так думает Совет. Не видела этой надписи, говорящей о моем поступке. Не чувствовала такой сильной потребности умереть.
Он округлил свои карие глаза, не веря услышанным словам. Да, я не оговорилась. Смерть – лучший выход искупить свою вину перед сестрой. И не важно, что кто-то может считать иначе.
— Какие трогательные фразы, — незнакомый мужской голос послышался на лестнице. Тихо похлопывая ладонями, худощавый брюнет громкими вальяжными шагами спускался в прихожую и постепенно выходил на солнечный свет, — зачем же так категорично? Разве нужно умирать во имя прощения?
Ноэль встал чуть впереди, загораживая меня своим телом. Он нахмурил брови и озлобленным взглядом уставился в мужчину, давая понять, что совсем не рад этому визиту. Его мышцы были напряжены до предела, а рука устремилась за спину, доставая спрятанный за футболкой клинок.
— Лукас, твой визит неуместен, — выпалил жнец и сверкнул клинком, — мы уходим и тебе советуем поступить точно так же.
Мысль о том, что Азриэль и Высший Совет не единственные, кто желает мне смерти нисколько не удивила. А тот факт, что Ноэль знает имя незваного гостя только подтверждает мои догадки. Он пришел за мной, поджидая, как затаившийся хищник. Когда его клыки сверкнули сквозь тонкую улыбку, сомнений не осталось. Тильда не единственный вампир, заинтересованный во мне.
— Зачем же так торопиться? – красноглазый парень поправил волосы, которые доставали своей длиной до плеч и ухмыльнулся, — я пришел не драться. Исиил желает встретиться с девчонкой. И я полагаю, что не нужно противиться этой встрече, ведь он такой же враг Азриэля, как и вы.
Лукас остановился в нескольких шагах от нас и весь его вид противоречил сказанным словам. Возможно, он и правда не хотел драки, но просить дважды точно не собирался. Кто такой Исиил? Союзник или очередная уловка? А главный вопрос, зачем ему я? Весь сумрак сошел с ума, помешавшись на моих силах. Это начинает порядком надоедать.
— Мы не нуждаемся в его помощи и советах, — Ноэль повернулся к нему боком, в попытке обхватить меня и забрать в прыжок, но резкое движение вампира в нашу сторону заставило жнеца защищаться от удара.
Он вытянул вперед свою руку, предотвращая нападение и замахнулся клинком, разрезая на его груди черную рубашку. Это лишь разозлило хищника и скривившись в злой улыбке, он нанес следующую атаку. Раз за разом, Ноэль ловко изворачивался, отвечая мощными толчками и улыбаясь в ответ. Их движения были точны и опасны. Глаза полны азарта и ярости. Оба прекрасно понимали, что никто не сдастся просто так. С громким треском, они натыкались на стены и вновь возвращались к драке. Сильные удары оставляли кровавые следы на лице, разбивая губы и носы. Вмазав очередной раз по бледной щеке Лукаса, мистер-совершенство грубым пинком в живот сбил его с ног, откидывая на несколько метров в груду щепок. Красноглазый вампир скривился от боли и оголил свои клыки в тихом рычании. Поднимаясь с пола, он был готов к очередному раунду, но этот бессмысленный цирк возле погибших тел моей сестры и Джареда, выводил меня из себя.
Громко вздохнув и собравшись с духом, я протянула ладонь и сжала его горло в невидимой хватке. Склонив набок голову, я наблюдала, как он жадно заглатывает воздух и округляет от страха свой взгляд. Во мне не было и капли милосердия. Я не удивлялась своим возможностям, просто знала, что могу сделать это также легко, как взмахнуть ресницами. Это была настоящая Хлоя. Ничуть не слабее своих защитников и нападающих. Меня не стоило списывать со счетов, как маленькую неопытную девочку. Во мне что-то надломилось и я перестала быть прежней. Знала свои силы и как ими воспользоваться во благо или во вред. Решение уже было за мной.
— Это достаточный ответ? – безразличным тоном спросила я, всматриваясь в испуганные глаза, — или мне нужно сжать ладонь сильнее, чтобы ты понял? Если мне понадобиться, я сама приду к Исиилу. Не стоит посылать за мной провожатых.
Лукас попытался кивнуть в ответ, но был обессилен. Я отпустила руку, позволяя ему глубоко вдохнуть и жестом кивнула на дверь. Вампиры не умеют прыгать в пространстве, так что парню придется уйти отсюда старым и проверенным способом. Он не заставил нас ждать и вылетел прочь, спотыкаясь о рухлядь под ногами. Ноэль лишь растерянно покачал головой и вытер кровь с рассеченной брови.
— Ты быстро учишься, — выпалил он удивленным тоном.
Я чуть улыбнулась и подошла к сестре. Сердце истекало горячей кровью и я просто не могла уйти. Оставить Марию лежать в багровой луже и знать, как терзается душа невинной жертвы Азриэля и Варданы.
— Так нельзя, я не могу бросить их здесь, — голос дрогнул и выдал мое волнение.
Присев на корточки и закрыв глаза, я провела дрожащими ладонями по волосам Джареда и Мари. Мои руки, нескончаемым потоком излучали теплую, согревающую энергию. Я лишь представила, как их тела постепенно превращаются в пепел, и они тут же осыпались на пол темно-серой пылью. Мне не представлялся иной выход и хотелось верить, что это дарует им покой. Одним единственным щелчком, я зажгла остатки тлена и смотрела, как догорают мои воспоминания. Теперь полиция не найдет останки МакКейнов. Объявит в розыск Адама и, возможно, тоже никогда его не найдет. Моя семья воссоединилась и я уже вижу, как они приветственно машут мне руками, зазывая к себе. Скоро, мои родные. Очень скоро…

Следующая глава — Замыкая круг
Продолжение следует…
0 комментариев

  /