Глава 7. Грязные игры

victoriarosso Автор: victoriarosso
Проект: Полночные тени

Опубликовано:

Поделиться:


Мы вошли в темную комнату, пропитанную запахом сырости и плесени. Я поморщила нос от гнетущего отвращения и закрыла за собой обшарпанную дверь. Глупо было ожидать чего-то большего от подобного заведения, но в моем воображении самый престижный номер выглядел слегка иначе. Здесь же, вместо уютной обстановки, были облупленные стены, старый телевизор и две кровати с креслом, застеленные одинаковыми покрывалами. Бросив на пол спортивную сумку, я с опаской посмотрела на вампиршу, которая пристально разглядывала пейзаж за окном. Спать под ее присмотром не было моим заветным желанием, но в отличие от своих сумеречных знакомых, я не обладала возможностью игнорировать сон. В серьезном взгляде Тильды отражалась неприкрытая угроза, и от этого я еще больше боялась закрывать этой ночью глаза. Что, если я не проснусь? Откуда мне знать, что она не проткнет своими клыками мою шею, когда проголодается? Я мало знала о вампирах, но отлично представляла чем они питаются. И если ее обычное окружение было защищено от возможности оказаться обескровленными, то насчет себя я совсем не уверена. Мое сердце все еще бьется, а по венам течет привлекательная и, по ее мнению, очень вкусная жидкость. Зная все это, вы смогли бы уснуть? Ответ очевиден.
— Твое недоверие переходит все границы, — сухо заметила она, даже не обернувшись, — и пока твои мысли заняты подобной ерундой, я вряд ли смогу учить тебя.
Невольно улыбнувшись, я оглядела ее с ног до головы, пока выпала такая возможность. Тильда была очень стройной, с тонкой талией и красивыми бедрами, которые идеально подчеркивались этим опасным оружием в коричневых кожухах. Она создавала впечатление очень сильной и выносливой девушки, хотя кто знает, что скрывалось под этой маской бесстрашия.
— Извини, но мне кажется ты не совсем компетентна в моем вопросе, — аккуратно подметила я, стараясь не обижать красноглазого хищника, — по части мерцающей тьмы, это скорее к жнецу, нежели к вампиру.
Она украдкой взглянула на меня, и эти кровавые глаза заставили мое дыхание замереть. Они были ужасными и прекрасными одновременно. Завораживали и пугали, отталкивали и заманивали в свои сети. Таких противоречивых чувств я не испытывала никогда. А самое устрашающее в том, что ты не имеешь ни малейшего понятия чего ожидать от их обладателя в следующую секунду.
— На твоем месте, я была бы благодарна любой помощи, – фыркнула Тильда, снова отворачиваясь к окну, — мне и без тебя проблем хватало.
Её слова задели меня, но лишний раз доказали правильность моих мыслей. Я создавала проблемы не только себе, но и окружающим, причем не принимая в этом прямого участия. Для меня остается полной загадкой, почему вампир идет на эти жертвы, не испытывая никакого удовольствия, и смеет после этого обвинять меня в своем собственном решении. Уже в который раз за эту ночь я почувствовала закипающие в крови кристаллы. Не знаю, было ли это от злости, распирающей меня или от того, что рядом со мной находилось сумеречное создание, но мне совсем не хотелось останавливать этот процесс.
— Я никого не просила умирать за меня, — моя истина прозвучала непривычно жестким голосом, — так должна ли я испытывать чувство вины за то, о чем не просила? Видимо, ты считаешь, что должна. В таком случае, мне будет проще сдохнуть и пустить все это к чертям, нежели кланяться в ноги каждому непрошенному помощнику.
Тильда медленно повернулась ко мне и скрестила руки на своей груди. Она могла сделать что угодно: сломать меня пополам, перерезать глотку, выстрелить практически в упор или что там еще вытворяют озлобленные вампиры? Но, на удивление, девушка лишь пристально всматривалась в мое лицо, пытаясь что-то разглядеть. Аккуратными, медленными поступями, Тильда стала приближаться ко мне, словно подкрадываясь к незнакомому и диковинному зверьку. Что во мне изменилось за эти минуты? Я не чувствовала в себе перемен, способных так сильно заинтересовать свою собеседницу.
— Твои глаза, — она внимательно смотрела на меня с чуть приоткрытым ртом, — они почернели. Были зеленые, а сейчас черные, — Тильда попыталась дотронуться до меня, но одернула свою руку, — это невероятно.
Не поверив своим ушам, я буквально влетела в уборную, но тут же убедилась в ее правоте. Зрачки стали темнее ночи и переливались сотней маленьких огоньков, будто кристаллическая пыль отражалась в моем взгляде. Обеспокоенно уставившись в зеркало, я то и дело промывала глаза прохладной водой, но ничего не менялось. Это заставило волнение и панику медленно растекаться по телу, захватывая меня в свой плен. Значит ли это, что моей душой все больше овладевает тьма, оставляя после себя видимый след?
— Это еще не всё, — добавила она, взяв в руки прядь моих волос, — темнеют не только глаза, — Тильда попятилась назад с восхищенным взглядом, — ты меняешься. Кристаллы меняют тебя, будто проснувшись ото сна. Значит, ты действительно тот самый Темный флир.
Я удивленно округлила глаза.
— Это хорошо или плохо? — истерика стремительно овладевала мной, — раньше ведь не было ничего подобного. Силы, способной разрушить стол в парке, мои глаза и волосы оставались прежними. Что со мной происходит?
— Я могу лишь предположить, — Тильда развела руками, — знаешь, ведь любому механизму нужен толчок для запуска. Возможно, тот случай в парке пробудил их полную силу. Вопрос в том, стоит ли из-за этого волноваться?
Вампир смотрела на меня таким взглядом, словно разгадала самую сложную загадку в своей долгой жизни. Меня не покидало чувство, что она знает нечто большее, правда не спешит делиться этим с другими. Как ехидная лиса, она затаила в своем кармане важный козырь и я вновь становлюсь пешкой в чьей-то грязной игре. Только отныне, такой вариант меня больше не устраивал. Будто внутри щелкнул переключатель, и мои мысли, движения, взгляд, ощущение жизни вокруг – всё изменилось. Может, кристаллы добрались до моего трепещущего от переживаний мозга и отключили все ненужные эмоции? Если это так, то я им благодарна. Сейчас я могла иначе взглянуть на вещи, составить идеальный план спасения и даже не задумывалась, откуда это возникло в моей голове. Я приблизилась к ней настолько, чтобы она могла отчетливо видеть мои глаза и ощущать в них не меньшую угрозу. Мне пока не ведом контроль и знание всей присущей силы, но это не мешало чувствовать ее мимолетный страх, и я вполне могла воспользоваться этим в своих интересах.
— Чего ты на самом деле хочешь? – я угрожающе нахмурила брови, давая понять, что не приму молчаливого ответа, — ты же видишь, что я не самый лучший помощник в спасении Ноэля, но все равно остаешься здесь. Какой тебе смысл обучать меня?
Хищница вальяжно подошла ко мне на расстояние нескольких сантиметров и еле заметно улыбнулась. Я могла чувствовать холод, исходящий от ее тела, но не испытывала страха. Теперь мне стало понятно, что наша встреча не случайна, и она при всем своем желании не тронет меня.
— Я хочу спасти свой народ, — Тильда склонила голову набок, — и полагаю, что мы можем быть друг другу весьма полезны. Освободим невинные существа, сохраним тебе и Ноэлю жизнь. Разве не идеальное развитие событий? – вампирша обошла меня и прыгнула на вторую кровать, задумчиво глядя в белый потолок, — знаешь, слухи о тебе распространяются очень быстро, и я сначала удивилась, почему же Азриэль оставил тебя в живых этим вечером. Мне казалось, итог вашей беседы будет слегка иным, а он просто ушел, зная, что ты можешь представлять угрозу для его величия. И только сейчас я поняла, по какой причине он так сделал, — Тильда взглянула на меня, — он увидел, как изменились твои глаза. Как в них отразилась бессмертная тьма и, кажется, он теперь вообще не уверен, что сможет убить тебя своими силами.
Радостная и одновременно ехидная улыбка расплывается по ее бледному лицу, но я понимаю, что она не шутит. Не скрою, меня очень удивил поступок Азриэля и, наверно, я должна быть благодарна судьбе за его сомнения. Но представить себя защитницей вампирского народа лишь только потому, что он, по непонятным причинам, сохранил мне жизнь – это глупо. Поверить в то, что могущественный Ангел смерти побоялся моих черных глаз из-за жалких слухов — это казалось еще большим бредом. Либо Тильда слишком мечтательная особа, либо слишком наивная.
— Смешные у тебя мысли, — добавила девушка ироничным тоном, повернувшись ко мне лицом, — а теперь вообрази на секунду, что ты права во всем, кроме одной маленькой детали: Азриэль ничего и никогда не боится. Он даже сомневается очень редко, а в твоем случае, просто хочет нанести единственный и верный удар. Так что, мы нужны друг другу, — она тяжело вздохнула, — а еще нам очень нужен Ноэль.
Я присела в кресло и задумчиво уставилась в трухлявый деревянный пол. На душе разгуливало чувство обреченности и неизбежности, словно вся уверенность в завтрашнем дне моментально испарилась. Азриэль не убил меня сегодня, потому что не терпит провалов. Он должен быть убежден на миллион процентов в моей возможности умереть раз и навсегда, а мои глаза спутали его карты. Только предчувствие говорит мне, что ангел уже нашел действенный метод избавления от угрозы. Законная казнь – два слова, которые убивают надежду на спасение. Я не знала всех сумеречных законов и сейчас мне совсем не хотелось их узнавать, даже понимая, что неизвестность убьет меня еще быстрее. Тильда снова права, нам необходимо найти Ноэля, он сможет расшифровать планы Азриэля и рассказать все, что знает о Мертвых Кристаллах. Надеюсь, жнец пережил тот неравный бой и скоро я вновь увижу его гипнотические карие глаза. Поймав себя на мысли, что скучаю по самому надоедливому сумеречному созданию, я как можно быстрее отогнала ее прочь, и покосилась на вампиршу. Как я и подозревала, все это время она внимательно подслушивала мои размышления и, встретившись со мной взглядом, смущенно отвела его в сторону. Я была готова к долгим скитаниям в поисках спасения, к изнуряющим тренировкам собственных возможностей, но не к читающей мысли хищнице. Паршиво осознавать, что теперь даже твои мысли не находятся в безопасности. Весьма паршиво.

За окном уже светало, когда я вновь приоткрыла глаза. Свернувшись в комочек на кровати, я как можно дольше пыталась сохранить сознание, но периодически все же проваливалась в сон. Тильда мельтешила по комнате, то поглядывая в окно, то отрабатывая свои мастерские приемы защиты и даже не думала засыпать. Солнечные лучи медленно проникали вглубь номера, и с каждой минутой все больше затрагивали бледную кожу вампира. К моему удивлению, никакой реакции не последовало, а ведь я искренне предполагала, что они не переносят солнца. Быть может я поддавалась стандартному мнению и эти создания не спят в гробах, не бояться солнца, не пьют человеческую кровь. С последним пунктом моего списка я точно переборщила, ибо небольшая прозрачная фляга с красной жидкостью, висящая на ее талии, слабо напоминала футляр с вином. Я сладко потянулась, разминая затекшие мышцы и попыталась представить, что мне принесет грядущий день. Первым делом, нужно вернуться в тот переулок возле кафе и проверить, не лежит ли там избитое тело Ноэля. Сама мысль об этом приносила душевную боль. Он заступился за меня, а я даже не успела сказать «спасибо», вдобавок обвинив его в обмане. Что, если я уже не смогу поблагодарить его? Как дальше жить, зная о последних сказанных словах? Печальный ход мыслей прервал внезапный звонок, раздавшийся из моей спортивной сумки и я одним ловким прыжком подскочила к ней. Черт возьми! Я совсем забыла отключить мобильный телефон и, конечно же, Мария обеспокоенно набирает мой номер вот уже второй раз.
— Ты давно должна была проститься со своей семьей, — грозно заметила Тильда, внимательно наблюдая за мной, — отключи телефон и забудь про них. Они лишняя обуза.
В эту минуту, мне захотелось сломать ей шею с громким треском. Моя новая семья не была для меня обузой, это я стала их откровенной угрозой, но в некотором смысле она все-таки права. Я должна забыть про них и позволить им считать себя пропавшей. Отключить телефон и оставить в прошлом свою прежнюю жизнь. Им опасно находиться рядом со мной, по крайней мере сейчас, когда мое будущее окутано беспросветным туманом, а за спиной приводят в исполнение коварный план моей гибели. Когда все проблемы будут решены, я обязательно вернусь к решению этой, куда менее важной на данный момент. Не затягивая, я отключила аппарат эмоциональной пытки и убрала его обратно в сумку, задыхаясь горячими слезами. Словно, я только что перерезала ту тонкую нить, что связывала меня с сестрой, с Адамом МакКейном. Последнее имя и вовсе отозвалось в сердце больной раной и выпустило наружу ненужные воспоминания. Его небесно-голубые глаза, горячее дыхание рядом с моими губами, прохладная ладонь на талии. Я никогда не смогу насладиться этим и, надеюсь, Изабелла будет долго хранить свое счастье рядом с нахальным, но таким притягательным парнем.
— Нам нужно уходить отсюда, — вампирша убрала в ножны свое оружие и направилась к двери, — есть более безопасное место, где можно обучаться и не беспокоиться о наемниках. От машины тоже придется избавиться.
Я немного опешила от ее внезапного плана, который не включал поиски жнеца, спасшего мне жизнь. Если он нам так нужен, почему она бездействовала, теряя драгоценное время? Сейчас я очень жалела, что не умею читать мысли, как это делает Тильда. Мне хотелось хоть на секундочку заглянуть в ее голову и подглядеть только ей известный план.
— Разве мы не поедем искать Ноэля? – я взяла в руки свою сумку и медленно подошла к ней, — мне кажется, он тоже имеет право быть в безопасности.
Вампирша не успела ответить, наигранно приподняв брови и уставившись через мое плечо куда-то поодаль. В ее глазах не было удивления или страха, лишь едва уловимая издевка. Обернувшись назад, моя реакция оказалась прямо противоположной: глаза округлились, сердце бешено забилось в ускоренном ритме, а челюсть от неожиданности практически достала до пола. Напротив нас, чуть дыша, Ноэль и Турио сидели на грязном полу и марали своей кровью бежевые стены. Жнецы появились так незаметно, что я даже не уловила и малейшего шума. Лица парней украшали свежие раны, у брюнета по-прежнему кровоточила губа, а блондин прикрывал разбитый нос своей поцарапанной рукой. От испачканной одежды несло гнилым смрадом, напоминая о том, с кем они сражались. Замученные, уставшие, они смотрели на нас все еще сильным взглядом, словно рыцари, одержавшие победу в непростом бою. Я снова возненавидела себя за то, что причинила ни в чем не повинным созданиям столько боли.
— Он сам нашел тебя, — констатировала Тильда, отвечая тем самым на мой недавний вопрос и пихая своим локтем в направлении спасителей, — и думаю сейчас самое время сказать это.
Мне был понятен ее намек, но слова благодарности застряли комом в горле. Бросив на пол сумку, я подбежала к ним и обняла так крепко, как смогла. Это было больше всех слов. Они чувствовали, как дрожит мое тело, как текут слезы по щекам, как колотится сердце и молчание говорило само за себя. Турио приветственно похлопал меня по спине, в то время как Ноэль приобнял за талию свободной рукой. Моя внезапно появившаяся храбрость затрещала по швам и та девушка, что хотела казаться сильной, больше не могла притворяться. Я ощущала, как Ноэль прижимается ко мне своим избитым лицом, как дышит мне в шею, как дотрагивается своей ладонью и это было самым приятным началом дня. Я не понимала тех чувств, что испытывала сейчас, они словно витали где-то над нашими головами, безмолвно, но так ощутимо. Нечто глубокое, чистое, сказочное, останавливающее дыхание. Наверно, это даже не стоит понимать, чтобы не испортить такое хрупкое волшебство. Отстранившись от них, я села рядом и вытерла слезы. Что им сказать? С чего начать разговор, который все равно не сможет передать всей моей боли. Мне хотелось извиняться сотни миллионов раз, но это не изменило бы сути вещей.
— Нам нужно уходить и вы знаете куда, — размеренно повторила Тильда, оставаясь в холодном рассудке, — иначе они скоро нас найдут. Вы в силах сделать один небольшой прыжок?
Турио одобрительно покачал головой и с усилием встал на ноги, подавая руку Ноэлю. Меня тут же затрясло от воспоминаний своего первого прыжка и повторять его совсем не хотелось. Жаль, что мой выбор не отличается разнообразием. Вампир подошла к блондину, который запомнился мне отчаянным весельчаком. Сегодня на нем не было прежней улыбки и, отчасти, в этом была моя вина. Он слегка приобнял её и, прихватив мою сумку, они исчезли в неизвестном направлении.
— Второй раз будет легче, — Ноэль подошел ко мне и обхватил за талию. Видимо, все переживания были написаны на моем лице, — просто не думай об этом, хорошо?
— Я постараюсь, — мой голос прозвучал слишком неуверенно для этих двух слов.
Жнец неожиданно прижал меня к себе еще крепче и ворох непонятных эмоций пронесся в моей голове.
— Рад, что ты осталась жива, — прошептал он чуть слышно приятным тоном, вызывающим дрожь, — продолжай в том же духе, пожалуйста.
Легкая улыбка виднеется на его окровавленной губе и мягкий взгляд снова заманивает меня в свои оковы. Я не узнаю себя. С появлением Ноэля мое поведение становится слишком непредсказуемым: либо я ненавижу его, желая как можно скорее выпроводить из своей комнаты и жизни в целом, либо испытываю нечто непонятное мне самой.
— Ты готова? – в его тоне слышались нотки волнения, но выражение лица оставалось спокойным. Получив в ответ молчаливый жест, он совершил прыжок и аккуратно приземлился на мягкую зеленую траву.
Вопреки недавним словам, второй раз не был таким уж легким. Головокружение становилось все сильнее и меня снова охватила нарастающая паника. Одно лишь воспоминание о прошлом опыте нагоняло ужас, и я не хотела опять очутиться в беспробудном обмороке. Он схватил меня за плечи и убаюкивающим голосом пытался вернуть мне спокойствие, но получалось с трудом.
— Хлоя, задержи дыхание, — твердил он без перерыва, — вдохни глубже и задержи дыхание.
Это не приносило результата и Ноэль, не долго думая, робко и трепетно прикоснулся ко мне своими губами. По коже пробежала холодная дрожь и дыхание остановилось. С каждой новой секундой, поцелуй становился более настойчивым и грубым. Его тонкие пальцы медленно поглаживали мою шею, скользнули по ключицам и остановились на талии, крепко прижимая к себе. Головокружение прошло, но я не хотела прекращать эти объятия. Словно ненасытная волчица, я жаждала впиваться в его губы снова и снова. Чувствовала его напряженные мышцы, невероятную энергию и буквально переставала себя контролировать. Слабо осознавая реальность, я наслаждалась этим мгновением, провалившись в море невероятных эмоций. Это могло закончиться чем угодно, если бы не лес, окружающий нас и два удивленных лица, наблюдающих за нами со стороны. Демонстративно покашляв, Турио саркастически приподнял брови и облокотился на каменную стену дома, который стоял прямо посередине глухого леса. Мы отстранились друг от друга, смущенно отводя взгляд, а мои щеки моментально залились багровым румянцем. Ноэль дотронулся до моей нижней губы, как однажды это сделала я и, подмигнув, последовал в дом. Еще с минуту мои ноги отказывались двигаться, оставаясь на прежнем месте. Глубоко вдохнув свежий воздух, я взглянула на солнце, желтыми лучами пробивающееся сквозь густые ветви деревьев, и пыталась найти объяснение тому, что произошло с нами. На какое-то время мне показалось, что я ждала этого поцелуя все четыре года, но ведь на самом деле это не было таковым. Наши привычные отношения никогда не переступали жирную черту дозволенности, а я сравнивала его с надоедливым старшим братом, контролирующим каждое мое действие. И за одно мгновение, он превращается в ангела-хранителя без крыльев, от неожиданного поцелуя которого, я таю как мороженное в жаркий день. Разве это нормально?
— Можно я скажу тебе кое-что? – Тильда впихнула Турио обратно в дом и подошла ко мне, — есть такие вещи, которым не нужно искать объяснение. Бывают мимолетные встречи, а бывают предначертанные судьбой, — она по-дружески положила ладонь на мое плечо, — тот мальчишка, лишь неудачная влюбленность, а вот когда за твою жизнь начинают добровольно сражаться, хоть и умалчивая об этом – это и есть настоящая любовь, которая вряд ли оставит твое сердце равнодушным, ведь важны действия, а не слова.
Вампирша подмигнула мне и жестом позвала в дом. Что она хотела сказать мне своей философией? Что поступок Ноэля пробудил во мне настоящие чувства или, что они таились во мне уже давно? Я допускаю, что подсознательно могла относиться к нему чуть лучше, чем говорила вслух. Но любила? Это вряд ли. Настырный, упорный, любящий поспорить жнец, всегда идеальный и совершенный как внешне, так и внутренне. А теперь, еще и отлично целующийся. Я не могу любить его, потому что это даже звучит невероятно. Потому что он слишком хорош для меня.

Следующая глава — За пеленой моих слез
Продолжение следует…
2 комментария
kichollena
есть такие вещи, которым не нужно искать объяснение. Бывают мимолетные встречи, а бывают предначертанные судьбой... когда за твою жизнь начинают добровольно сражаться, хоть и умалчивая об этом – это и есть настоящая любовь, которая вряд ли оставит твое сердце равнодушным, ведь важны действия, а не слова.

Надо было дожить почти до 40 лет, чтобы это почувствовать и понять… Это я про себя…
victoriarosso
Приятно осознавать, что твои слова и мысли подталкивают на размышления. Искренне благодарна за ваше мнение)

  /