Полночные тени  /

Глава 5. Истинный хранитель

Я медленно размешивала кубики сахара в остывающем фруктовом чае, и отчаянно старалась не обращать внимания на Изабеллу, уютно расположившуюся в объятиях МакКейна. Она изредка бросала на меня свой самодовольный взгляд, четко давая понять, что этот парень принадлежит лишь ей. Не понимаю, почему это больше не вызывает во мне злость? Что изменилось за этот час? Я рассчитывала, что ужин станет уроком для меня, возможностью проверить, могу ли я контролировать свой гнев и силу, текущую по венам. Да, это было рискованно. Да, я могла причинить боль многим, но меня будто накрыла глубокая эмоциональная кома, не ощущалось ни боли, ни отчаяния, ни страха. Мне не хотелось кричать или вырывать клочки светлых волос из ее головы, я утонула в собственной пустоте и радовалась этому. Безразличие на грани безумия. Кажется, это называется депрессией? Не важно. Главное, что столы по-прежнему целы и меня все еще считают нормальным человеком. Я украдкой посмотрела на Адама, который заботливо обнимал свою девушку за плечо, и совсем не создавал впечатление наглого, нахального самца. Просто влюбленный человек, способный на нежные, романтические отношения. Сейчас, я ощущала себя лишним пазлом в этой красивой картинке и это подтверждалось тем, что за весь вечер, мы практически не обмолвились и словом.
Что же тогда держит меня здесь? Какая невидимая сила мешает мне встать и уйти? От дома мы были буквально в одном квартале и я запросто найду к нему дорогу. Дождь прекратился, а темнота, сгустившаяся за окном совсем не пугает, я знаю что может таиться в ней и уже привыкла к этой мысли. Разгуливающие тут и там вампиры, ангелы-хранители за плечами практически каждого человека, жнецы, провожающие души в сумрак. Добавим сюда демонов, которые зачастую принимают обличие невинных людей и, конечно же, Азриэля – чернокрылое воплощение смерти, что правит этим балом. Без сомнений, у меня самая странная жизнь, но другой она уже не станет. Эта мысль впервые промелькнула в моей голове и обожгла сердце, словно прикоснувшись к нему раскаленным металлом. Мне понадобилось долгих четыре года, чтобы понять это. Всё, что однажды говорил мне Ноэль, вдруг обрело смысл. Как я могла быть так слепа? Закрывала глаза на очевидные факты и притворялась той, кем уже давно не являюсь. Я представила довольную улыбку на лице мистера-совершенства, если бы он мог услышать мои размышления. Он бы ехидно прищурил свои гипнотические карие глаза, в которых всегда была какая-то загадка, и склонил на бок голову в молчаливом жесте «Я ведь тебе говорил». Теперь и моих губ касалась улыбка от собственного воображения, вот только навязчивая тревога никак не хотела покидать душу. Сама не понимая почему, я переживала за Ноэля и его странное отсутствие. Но мысль о том, что он попал в беду показались бредом. Жнец, который сам кому угодно способен надрать задницу, априори не должен иметь проблем.
— С тобой все в порядке? – Адам обратился ко мне непривычно беспокойным голосом. Всё это выглядело, как наигранная забота, исключительно ради уважения. В таком случае, ему лучше бы вообще молчать, — выглядишь какой-то растерянной. Да и молчишь почти весь вечер.
Он убрал руку с плеча Изабеллы и облокотился на стол, внимательно ожидая мой ответ. Я не понимаю этого мужчину, а точнее его способность так быстро переключаться с одной девушки на другую. Сначала МакКейн что-то усердно нашептывает на ухо своей возлюбленной, и меня здесь будто не существует. Теперь, резко отстранившись от Изи, он обращает на меня свой взор, цвета лазурного неба. И что я должна ему ответить? Что хочу сбежать отсюда со всех ног и больше никогда не встречаться с ними? Или, может, что в моей жизни всё рушится к чертям и мне необходимо смириться с этим? С разочарованием должна признать, что мне не с кем поговорить об этом.
— Смотря что ты подразумеваешь под этим словом, – я беспечно пожала плечами и пронзительным взглядом, полным тоски посмотрела на него, — мне лучше уйти домой.
В глазах Изабеллы загорелся радостный огонек, убрав с лица видимое напряжение. Полагаю, в моем присутствии она боялась остаться на втором плане, раз так усердно выказывала свои владения, словно Адам МакКейн был ее собственностью. Мне уже встречались такие девушки в родной школе Лондона, и по памяти могу сказать, что эти отношения будут обречены на провал.
— Мы ведь собирались заново познакомиться, помнишь? – парень повел бровями, изображая хитрого лиса, — третьего шанса у тебя уже точно не будет.
Я ужаснулась от возможной реакции Изабеллы на эти слова. Что он вытворяет? Это даже для меня звучало отвратительно. Странно, но я испытала сочувствие к этой девушке, потому что неуважение в таких масштабах весьма унизительно. В моей голове тут же возникли десятки возможных ответов, но желание вести с ним диалог быстро растворилось в негодовании. Он уже второй раз напомнил мне печальную школьную любовь и те чувства, что я испытывала от его измен. Только у них было одно отличие: мой бывший парень хотя бы пытался скрыть свои ухаживания и не делал этого так открыто. Боюсь представить, что сейчас почувствовала Изи от его слов.
— Ты думаешь, я собираюсь играть в твои дурацкие игры, Адам? — мои эмоции вернулись ко мне, и сейчас я ощущала самое обычное разочарование, — сколько можно строить из себя самодовольного придурка? Я не знаю, что ты пытаешься доказать своим поведением, но выглядит это тошнотворно.
Я бросила на стол два доллара за недопитый чай и сняла куртку со спинки стула. Оставляя позади себя их удивленные и растерянные взгляды, я вышла за стеклянные двери небольшого кафе и тяжело вздохнула, будто пытаясь мысленно освободиться от невидимых оков. Получалось с трудом, но все-таки давало свои результаты. МакКейн до сих пор занимал свою комнатку в моем сердце, но отныне был заперт на ключ и перетянут толстыми цепями. Я посмотрела на пасмурное небо, застланное темно-серыми грозовыми тучами, сквозь которые пытались пробиться мерцающие звезды и ощутила, как по коже заструились миллионы мурашек. Что-то было не так. Ветра практически не было, а теплый свитер и куртка надежно согревали мое тело. Это не обычная дрожь и кристаллы, неожиданно взбунтовавшиеся в моей крови тому доказательно. Я чувствовала, как они кружили вихрем внутри меня, реагируя на что-то знакомое из своего сумрачного мира. Черт возьми, это ведь значит…

Неожиданно за спиной возникла чья-то фигура и холодной ладонью закрыла мне рот, не позволив закончить пугающую мысль. Вторая рука мощной хваткой обвила живот и резким движением, прикладывая ничтожные усилия, неизвестное существо потащило меня в пролет между домами. Я даже не успела закричать, а сопротивляться и вовсе было бесполезно. Он гораздо сильнее меня и это не оставляет шансов на спасение. Сердце бешено колотится, пытаясь выпрыгнуть наружу, а кровь переполняет адреналин. Что там обычно думают жертвы в такой момент? Что жизнь подходит к концу, а ты беспомощная мышка, пойманная ловким котом? Я могу думать лишь о том, что до сегодняшнего дня, никто из сумрака не проявлял ко мне такого гневного интереса. Что же произошло? Неужели, сама того не зная, я накликала на свою голову проблем? Прошло всего несколько секунд с момента моего плена, но казалось, что время потеряло счет. Одним ловким движением, некто прислонил меня к стене, опершись по обе стороны руками, закрывая пути отхода. Зря беспокоится, сомневаюсь, что у меня хватит мужества и сил противостоять ему.
— Прости, Хлоя, я делал всё возможное, — низкий, хрипловатый голос заставил вздрогнуть. Я могла бы узнать его из тысячи, нет, из миллиона других голосов. Плохое предчувствие одолело с пущей силой, когда мужчина поднял на меня свой измученный взгляд. Затаив дыхание, я всматривалась в лицо жнеца, покрытое ссадинами, — но Азриэль не может позволить тебе существовать с такими возможностями. Я пытался их остановить, правда, пытался…
Я прикоснулась большим пальцем к его нижней губе, вытирая свежую кровь. Этот жест был неожиданным для нас обоих. За все время нашего знакомства, мне и в голову не приходило, что Ноэлю можно причинить физическую боль. Это казалось невозможным, нереальным, ведь у него даже не бьется сердце.
— Ноэль, только не говори, что я причастна к твоему внешнему виду, – в груди все сдавило от жалости, а губы затряслись в попытке расплакаться, — и вообще, ты понимаешь, что перепугал меня до смерти? – последний вопрос был скорее риторический и не требовал ответа.
Он усмехнулся и тут же скривился от боли, которую причинила ему эта улыбка.
— За мной могут следить, так что выбор не особо велик. Просто выслушай меня молча, хорошо? — он часто оглядывался по сторонам, будто ожидая нападения. Его горячее дыхание обжигало мои щеки, а губы находились в нескольких сантиметрах от моего лица, — все эти годы мне удавалось отводить от тебя подозрения Азриэля и сохранить твою жизнь, но вчерашний всплеск заметил весь сумрак, и теперь мои слова для них не имеют значения. Его наемники уже идут за тобой и остается только бежать. Далеко, без оглядки и как можно быстрее. Прости, мне жаль, что я не рассказал тебе раньше. Возможно, тогда у меня был бы шанс обучить тебя контролю.
С каждым произнесенным словом я всё отчетливей понимала, насколько была слепа. Словно кто-то резко открыл шторы, впуская в темную комнату солнечный свет. Это страшно. Узнать тот факт, что тебе много лет желают смерти. Понять, что кто-то так сильно может тебя ненавидеть. Прежде, я не особо задумывалась о причинах, по которым Ноэль не покидал меня изо дня в день, принимая его уговоры о присоединении к Ловцам душ за желание быть рядом со мной. Я ошибалась. Тем самым, он хотел держать меня на привязи, как маленького неопытного щенка, способного укусить самого себя. Боялся сказать, что я монстр за маской обычной девушки, нуждающийся в постоянном присмотре. Хотел научить меня контролю и взять под свое теплое крыло? Возможно, это и считается защитой, но значит я неблагодарная тварь, раз ощущаю лишь обман.
— То есть, мне четыре года хотели свернуть шею, а ты оставлял меня в неведении, – я убрала его руку, преграждающую мне путь и отошла на несколько шагов, — хотел почувствовать себя героем? Сложно было сказать несколько слов? Например, Хлоя тебя хотят убить.
— А что бы это изменило? – он развел руками и посмотрел на меня каким-то обреченным взглядом, говорящим о безнадежности моего положения, — если бы ты хоть раз прислушалась ко мне и стала Ловцом, возможно, он бы вообще не узнал о силе, бегущей по твоим венам.
— Возможно, я бы и прислушалась к твоим словам, зная что Азриэль мне угрожает, — злым тоном ответила я, пытаясь донести до жнеца свое негодование, — но теперь, к моему виску подставлено дуло пистолета, который вот-вот выстрелит, а я даже не могу этому противостоять. Потому что незнание куда опасней горькой правды.
Я закрыла глаза рукой, пряча свои эмоции.
— Ты считаешь, что я сделал только хуже? – его голос дрогнул, выдавая обиду.
Я не знала, что ответить на этот болезненный вопрос и просто молчала, всхлипывая от душащих слез. Он по-своему истолковал тишину, повисшую в воздухе и обессиленно присел на корточки, опираясь спиной о мокрую стену. За какие-то полчаса, я умудрилась обидеть сразу двоих: человека, разбившего мне сердце и существо, к которому вообще не знаю как отношусь. Я и раньше не доверяла Ноэлю, считая его неискренним и подозрительно заботливым, а порой и вовсе навязчивым преследователем. Так почему же его тайна так задела меня? Только из-за того, что я привыкла к его опеке? Столько вопросов разрывают голову, на которые невозможно ответить и это уже начинает раздражать. Меня отчаянно мучила совесть, но язык не поворачивался произнести извинения. И причина этому одна – я была права.
Ноэль не сказал ни слова, когда я развернулась в сторону дороги и тихим шагом направилась домой. Мне предстояла долгая ночь. Сомневаюсь, что сон коснется моего сознания, слишком уж о многом нужно подумать. Как спасти свою шкуру, как научиться защищаться за несколько часов, как дожить до утра. Уходя, сотни недосказанных слов тянулись за мной следом, пытаясь вернуть обратно. Каждый шаг давался все сложнее, желание обернуться и взглянуть на жнеца возможно в последний раз, накрывало огромной волной. Спустя мгновение, я остановилась, но не по своей воле. Дорогу преграждал высокий, широкоплечий мужской силуэт, появившийся из ниоткуда и оставляя после себя серую дымку. Одежды на нем практически не было, лишь белая майка и темно-синие джинсы. Я знала кто он, улавливая смрад его тела. Демоны всегда предпочитали выбирать себе красивые тела, но судя по этому образцу, его изначально мучила низкая самооценка. Инстинктивно отступая назад, я лишь однажды обернулась туда, где еще недавно сидел Ноэль. Там была пустота. Никого. Ни единой души, способной помочь и эти ужасные глаза, полностью залитые чернью, будут последним, что я увижу. В них нет и намека на пощаду, а злобный оскал идеально белых зубов предупреждал о грядущей смерти. Что мне делать? Бежать или, смирившись с судьбой, принять волю Азриэля? Дыхание перехватывало, руки дрожали и волнение, смешанное с адреналином, растекалось по венам обжигая кожу. Казалось, что это тянется целую вечность, но счет шел на секунды.
Демон медленно начал свое движение, расплываясь в хищной улыбке, но успел сделать лишь один единственный шаг. Через мгновение, он повалился на колени, зажимая правой ладонью рану на шее. Запах гнили от черной смоляной крови распространялся по переулку, как отравляющий газ и вызывал тошноту. Позади него, громко дыша от злости, стоял Ноэль. В его руках сверкал небольшой клинок с гравировкой на незнакомом языке, а серая футболка была разорвана и перепачкана грязно-бордовыми пятнами. Выглядел он так, будто его только что обваляли в земле, и даже дураку было понятно, за что он недавно сражался. Чувствую ли я свою вину? Да, чувствую.
— Беги, Хлоя, — сухо сказал мой спаситель и посмотрел вглубь темноты, замечая за моей спиной новую угрозу. Переступив через бездыханное тело демона, он уверенным шагом направился к врагу, лишь искоса взглянув на меня, — я сказал, беги. Куда угодно, со всех ног.
Суровый тон Ноэля не оставлял выбора и я тут же сорвалась с места, спасаясь от неминуемой гибели. Мне нужно хотя бы попытаться выжить, чтобы сказать ему слова благодарности. Но куда бежать? Есть ли в этом городе хоть одно место, где я буду в безопасности?

Следующая глава — Без оглядки
Продолжение следует…
0 комментариев

  /