Полночные тени  /

Глава 4. Потому что я тьма

Плавное течение несло меня по бесконечным волнам сознания, и знакомый голос слышался где-то в глубине вездесущего мрака. «Ты прекрасна», — шептал он мне на ухо. «Ты уникальна», — раздавалось эхом в пустоте. Это был мой голос. Тот самый, что всегда оберегал от неправильных решений и подсказывал правильный путь. Тот, кому я доверяла всю свою недолгую жизнь, ведь он никогда не пожелает мне зла. Я пыталась улавливать каждый произносимый звук, чтобы не оставаться наедине с собственными мыслями, но голос затихал, и вскоре, вокруг снова воцарилась глухая тишина. Тьма, что окружала меня, переливалась сотнями черных кристаллов и совсем не внушала покоя. Мне захотелось проснуться, но я лишь глубже окунулась в мутную воду и медленно шла ко дну. Волнение в груди нарастало, а в легких заканчивался воздух. Это слишком необычно для сна и слишком странно для обморока. Где я, черт возьми? Вытащите меня отсюда. Верните в реальность, какой бы паршивой она не была. Будто услышав мольбы о помощи, чья-то рука обхватила мое запястье и резким движением вытащила из всепоглощающей пучины. И вот, я уже стою на горячем черном песке, обжигающем голые ступни, в идеально сухой одежде, не тронутой даже каплей воды. Оцепенев от удивления, я всматривалась в девушку, стоящую передо мной. Сердце бешено колотилось, сбиваясь с привычного ритма, а мысли разбежались в поисках объяснений. Она была моим полным отражением: те же пухлые губы, большие глаза цвета изумруда, еле заметные скулы и аккуратный нос. Лишь черные волосы, сияющие как ночное звездное небо, выдавали наше различие.
— Кто ты? – шепотом спросила я, склонив голову на бок и не зная, услышу ли ответ. Девушка повторила мое движение и улыбнулась, словно хитрая лисица.
— Ты знаешь кто я, — ответила она мелодичным голосом, от которого тысячи мурашек пробежали по моей коже.
Я понимала, о чем она говорит. Догадки были невероятными и подтверждать свою правоту хотелось меньше всего.
— Очевидно, ты — это я? – мой вопрос прозвучал весьма неуверенно, и я немного прищурила глаза в ожидании ответа, который предпочла бы вообще не слышать.
— Ты права, — ее довольный взгляд заставил меня насторожиться. Энергия, что исходила от моего отражения, была какой-то зловещей, но не внушала страха.
— Ничего не понимаю, — я в недоумении покачала головой, стараясь уловить смысл самого странного диалога в истории моих снов, — я вижу прежнюю себя, но чувствую, что ты другая. Таинственная, загадочная. Слишком идеальная.
Мне нравилась эта девушка передо мной и я боялась в этом себе признаться. Наверно, она была воплощением моих желаний, но я не уверена, что однажды смогу такой стать. От этой мысли, я еще больше стала ощущать свою ничтожность.
— Несмотря на это, разве я внушаю тебе страх? – сердце содрогнулось от прозвучавшего вопроса. Девушка смотрела на меня мягким взглядом, полным надежды и веры в ответ, который она итак знала, — Нет, не внушаю. Желаешь быть той, на которую смотришь? Значит признай свою уникальность. Хлоя, ты единственная обладаешь Мертвыми Кристаллами, что испокон времен принадлежали лишь сумеречному миру, но они стали частью тебя, а не заменили полностью. Они текут по твоим венам, придавая безграничную силу и чтобы контролировать их, нужно смириться, что к прежней жизни нет возврата.
Я внимательно слушала каждое её слово, и они обретали для меня важный смысл. Возможно, я и правда бегу впереди поезда и мне нужно сбавить темп. Взглянуть внутрь себя и постараться понять, а не бороться. Что, если я нормальная? Пусть не для своего мира, но хотя бы для сумеречного. Ведь не важно, где ты нужен, главное, что в тебе нуждаются. Мое отражение протянуло вперед свою руку и на её ладони, словно по волшебству, вырос и распустился завораживающий лилово-черный тюльпан. Он был так удивителен и прекрасен, благодаря своему необычному цвету и приковывал к себе мой взгляд.
— Даже с тьмой внутри, ты можешь оставаться светом, — она растворилась в мерцающем дыме, оставляя после себя этот неповторимый цветок, одиноко парящий в воздухе. Я хотела прикоснуться к нему, но почувствовала как содрогается и рассеивается мрак, выталкивая в реальность блуждающее сознание.
Открыв глаза, я с удивлением поняла, что Адам сильно встряхивает меня за плечи, пытаясь разбудить. Тусклый утренний свет едва проникал в комнату, оставляя ее в полумраке, и в этой тени, его лицо выглядело весьма зловеще. Я вперила в него свой непонимающий взгляд и тщательно прикрылась теплым пуховым одеялом.
— Ты что вытворяешь? – выпалил он, как только увидел мои открытые глаза. В его голосе слышалась непривычная агрессия, — я всю округу перерыл в твоих поисках, у меня ведь даже твоего телефонного номера нет. Какого черта ты ушла, не сказав ни слова?
Черт возьми! Я совсем не подумала об Адаме, когда согласилась на услугу Ноэля и волей одного прыжка оказалась в своей комнате.
— Это не имеет значения, — сухо ответила я, отвернув свой взгляд к окну. Мысли все еще были окутаны туманом и это мешало окончательно проснуться. К тому же, я все равно не смогла бы ему объяснить произошедшее, а сочинять на ходу не было моей отличительной чертой.
— Ты издеваешься? – Адам вопросительно приподнял брови и его глаза округлились от недоумения, — да мне бы голову за тебя оторвали, если бы с тобой что-нибудь случилось. Как ты вообще добралась до дома, не зная дороги?
— Это тоже не важно, — я по-прежнему смотрела в противоположную сторону, наблюдая за моросящим дождем, который играл на карнизе свою неповторимую мелодию, — со мной ведь всё в порядке, тебе больше не надо обо мне беспокоиться.
В комнате повисла напряженная тишина. Адам сидел так близко, что я могла ощущать его раздражительное дыхание. Он злится, и я понимаю почему, но по сравнению с недавним разговором, который я отчетливо помнила, это сейчас было не столь важно.
— Мне показалось, что мы подружились вчера, — он встал и направился к двери, задержавшись на секунду в шаге от них, — но видимо ошибся. Ты права, мне нет смысла о тебе беспокоиться.
Адам лишь косо взглянул на меня разочарованным взглядом и вышел прочь, хлопнув дверью. Я облегченно выдохнула, но это не помогло избавиться от тяжести в груди, которая сдавливала все сильнее. Он поступил подло, давая мне повод заинтересоваться им, но я все же испытывала непонятное мне чувство вины, которое уже вовсю тормошило заскучавшую совесть. Наверно мне стоило извиниться за свой поступок, который, очевидно, добавил МакКейну несколько седых волос. Займусь этим позже, а пока было бы не плохо привести в порядок свои мысли. Я села, облокотившись на спинку кровати и пыталась разложить по полочкам новые главы своих знаний. Итак, что мы имеем? Во-первых, кристаллы темного мира свободно разгуливают внутри меня, возможности которых в живом теле неизвестны. Тогда, почему же я раньше не ощущала их с подобной силой и не разбивала от злости мебель? Во-вторых, мне стоит принять тот факт, что прежней жизни больше не существует и смириться, наконец, с обновленной версией Хлои Уотсон. Господи, это даже звучит смешно, но только перестав сражаться с собой, я научусь держать под контролем разрушающую силу. Меньше всего мне хотелось бы причинить вред себе и окружающим. А вот третий, и последний пункт, беспокоил меня больше всего. Как можно быть светом, если внутри затаилась тьма? Кристаллы – создание сумеречного мира, и даже перерождая души и работая во благо, они не перестают быть частью чего-то темного и зловещего. Не считать себя монстром – отныне самое сложное задание.

Я сидела у камина в просторной гостиной и пыталась отвлечься от размышлений, читая скучные статьи в утренней газете. В соседней комнате Мария громко спорила со своим мужем, вернувшимся утром из командировки, и даже за закрытыми дверями было отчетливо слышно слова, пропитанные ревностью и непониманием. Мне жаль, что спустя три года совместной жизни, они так и не научились доверять друг другу. Я старалась не вслушиваться в их разговор, чтобы не забивать свою голову лишними рассуждениями, их и без этого было предостаточно. За окном по-прежнему шел проливной дождь, а ветер сгибал к земле тонкие ветви деревьев. В камине потрескивали березовые поленья, наполняя душу приятным спокойствием, которое медленно растекалось по всему телу. Блаженство. Такое ощущение, что я не испытывала душевной легкости уже целую вечность и она, будто камень, тянула меня ко дну все глубже и глубже с каждым прожитым днем. Как же мне хотелось продлить эти минуты до бесконечности и сейчас, я жалела, что не могу останавливать время, как мой названный друг. Со вчерашнего вечера, Ноэль не появлялся мне на глаза и это было странно. Всегда обеспокоенный моей судьбой, такой надоедливо заботливый, этим утром он не пожелал узнать проснулась ли я вообще. Не то, чтобы я переживала, просто наблюдать его каждый день было уже привычкой. Причем, весьма плохой привычкой.
Громкий звонок в дверь разнесся по всему дому, и в коридоре тут же замаячила самая нежеланная фигура в этом доме. Мои надежды не встречаться взглядом с Адамом МакКейном оказались провальными. Тот быстро проскользнул в прихожую, но даже за это мгновение я уловила на себе его пренебрежительный, недовольный взгляд. Он все еще сильно злился на меня и это было сравнимо с резким ударом в живот, боль от которого, как яд, растекалась по венам. Я ненавидела себя. Ненавидела за эту реакцию, за те чувства, что терзали и без того измученную душу. Как у него получилось так крепко засесть в моей голове, меньше чем за сутки? Что за идиотские игры ведет со мной собственное сердце? Я откинула голову на спинку уютного кресла и уставилась на танцующие искры пламени. Боюсь, что отныне все мои дни в этом проклятом доме будут сопровождаться разочарованием, ведь Адам жил в соседней комнате и спрятаться от него не будет возможности. Входная дверь хлопнула и в коридоре послышался мелодичный женский голос. Спустя минуту, блондинка впивалась в меня своим удивленным взглядом, остановившись в дверном проеме гостиной. Мало сказать, что я не ожидала встретить здесь свою недавнюю знакомую из клуба, а судя по уставившимся на меня глазам, она ожидала этого еще меньше.
— Ну знаете, это уже слишком, – девушка развернулась и быстрым шагом направилась к дверям. Несложно догадаться, какой ворох пошлых мыслей только что пронесся в ее голове со скоростью света. Адам в непонимании переводил взгляд с блондинки на меня и обратно, но не последовал за ней, а замер, словно пригвождённый к полу.
— Не хочешь объяснить, что происходит? – спросил он удивительно спокойным тоном у своей гостьи, не понимая причин ее недовольства. Неужели, она не докладывала ему о нашем вчерашнем разговоре?
— Мне кажется, это ты должен объясняться, а не я, — она уже застегивала на себе легкий зеленый плащ, — значит, вчерашних тисканий с этой девкой оказалось недостаточно, и ты решил привести её домой? – она ткнула в меня пальцем и разъяренно нахмурила брови.
Отлично. Мне как раз не хватало подростковых разборок с ревнивой подружкой. Единственным желанием было проскочить мимо них и закрыться в своей маленькой крепости, ведь сейчас я лишь бедная овечка, которая поддалась заблуждению, тем самым подставив себя под ядерный удар. Но пути отхода были напрочь перекрыты широкой спиной МакКейна, который стоял в середине проема, а прикасаться к нему, даже отталкивая в сторону, совсем не хотелось. Всё, что мне остается, это молча наблюдать за процессом и держать себя в руках. Меня беспокоило лишь одно: если она выведет меня из равновесия, сложно будет скрыть от всех разбитые в ярости предметы интерьера. Ладно, если это будет ваза или пепельница, стоящая на журнальном столике. А что, если под руку попадет книжный шкаф?
— Черт возьми, Изи, неужели твои подружки снова напели очередной бред? – Адам прищурил глаза, но его выражение лица было непривычно мягким. Он подошел к ней и убрал за ухо спадающую на лицо прядь волос. Кто-нибудь, закройте мне глаза. Я не могу вынести этого, — когда ты уже перестанешь их слушать? Хлоя находится в этом доме, только потому что здесь живет. Вчера переехала к своей сестре.
— Да, неужели? — она скрестила руки на груди, в то время как парень держал ее двумя руками за талию, — новая родственница твоего кузена, которую ты мило обнимаешь в клубе. Ты считаешь меня идиоткой?
Напряжение нарастало и мне было все труднее держать рот на замке и делать вид, что я просто дополнение к мебели. Они разговаривали так, словно меня и вовсе не было в этой комнате. Невольно, начинаешь чувствовать себя пустым местом и это отвратительно. Я сжала в кулаки свои ладони и сосредоточилась на биении сердца. «Раз, два, три, четыре…», — мои глаза закрыты, а дыхание ровное. Влюбленные о чем-то спорят, но их голоса постепенно стихают. Зря мне захотелось взглянуть на них, ведь моему взору открылось то, что защемило сердце ржавым капканом. Он обнимал ее, крепко и нежно. Так, словно пытался согреть в холодную зимнюю стужу. Я бы очень хотела, чтобы меня так обнимали, но судьба никогда еще не исполняла моих желаний. Почему я до сих пор смотрю на них? Это доставляет мне столько боли, но я все равно смотрю на них, и начинаю ненавидеть себя сильнее прежнего.
В тени надвигающегося вечера, огонь в камине смотрелся еще прекрасней и притягательней. Этот полумрак скрывал меня от посторонних глаз и даже включенный свет в прихожей не мог достать меня своими лучами. Паршивое настроение сменилось апатией и я молча наблюдала, как Изи выходит за дверь, держа в руках ключи от автомобиля Адама. Тот, дождавшись пока она скроется из виду, уверенным шагом направился в мою сторону и я не знала, что можно от него ожидать. После сегодняшнего утра мне слабо представляется, в каком ключе продолжится наше общение. Он подошел ко мне, и обеими руками уперся в подлокотники кресла. Я инстинктивно отпряла назад, насколько это было возможным, но его лицо все равно оказалось так близко, что я могла ощущать горячее дыхание, от которого пробуждалась каждая клеточка моего тела. Он навис надо мной всем своим мощным торсом, а я не могла пошевелиться, всматриваясь в его ехидные глаза. В них играли озорные искорки, и я снова видела перед собой того нахального, самовлюбленного парня.
— Ты из-за нее вчера сбежала? – его взгляд резко стал таким мягким и жалостливым, что мне захотелось свернуться в клубочек и расплакаться, как невинный ребенок. Что же ты делаешь со мной, Адам? – если это так, то прости меня за все ее слова. Я представляю, что она могла тебе наговорить.
Теперь он жалел меня, и я не хотела этому сопротивляться. Я чувствовала себя слабой и беспомощной, нуждающейся в защите и сейчас, я была бы рада…Ноэлю. Да, именно его заботы мне не хватало. Его напутственных слов, которые всегда придавали мне сил и вытаскивали в суровую реальность, обрывая болезненные воспоминания. Ноэль, будто спасательный круг всегда приходил на помощь, вот только я никогда не ценила этого, принимая за одержимость мной.
— Да, наш разговор не отличался дружелюбностью, — проговорила я без видимых эмоций, борясь с подступающими к горлу слезами, — но, к счастью, был достаточно короток, — я собрала волю в кулак и уперлась ладонью в его напряженную грудь, отталкивая от себя и поднимаясь с кресла, — тебе не нужно за нее извиняться, также как и мне за свое исчезновение. Сделаем вид, что вчерашнего вечера вообще не было.
Адам одобрительно кивнул и подошел еще ближе, чем был до этого. Теперь он смотрел на меня с высоты своего роста, заставляя меня испытывать еще большее смущение. Это закончиться когда-нибудь? Я не имею в виду его действия, с ним все понятно, он считает себя чертовски прекрасным и от этого весьма предсказуем. Я говорю про себя. Про свою слабость к практически незнакомому парню, которая не покидает меня, не смотря на всю известную мне информацию. В низу живота разгоралось пламя, которое учащало мое сердцебиение, а желание разорвать на нем одежду одолевало со скоростью света. Губительное чувство, которое подчиняет меня себе и с каждым разом, сопротивляться ему становится все сложнее. За самоконтроль мне можно смело ставить двойку по десятибалльной шкале.
— Значит, и знакомства нашего тоже не было, — ехидная улыбка расплывается по его лицу, и в тени блуждающих по комнате огней, он становится похож на опасного чертенка, — мы идем в кафе с Изабеллой, приглашаю тебя с нами. Там и познакомимся.
Он издевается надо мной? Еще немного, и я буквально лопну от накрывающего с головой негодования.
— Пожалуй, я откажусь, — сказала я уверенным тоном, чего сама не ожидала. Кажется, мое самообладание начало потихоньку возвращаться и это придавало уверенности, — отложим наше знакомство на потом. Вы идите, а я займусь более важными делами.
Адам усмехнулся.
— Мария с Джаредом затихли, — он указал взглядом на коридор, намекая что там воцарилась тишина, — а значит, скоро начнут мириться. Ты еще не в курсе, но делают они это очень громко, — он прищурил глаза, смакуя последние фразы, — сомневаюсь, что ты сможешь заниматься своими важными делами, слушая постоянные стоны.
Его слова звучали весьма убедительно. Честно говоря, будоражить свое воображение от диких примирений, хотелось еще меньше, нежели лицезреть перед собой эти две воркующие рожи. Я обессиленно выдохнула, смирившись с непростым положением. МакКейн принял мое молчание за согласие и взял меня за руку, ведя за собой. От этого прикосновения в низу живота разразилась буря и я смущенно одернула ладонь, пряча ее в карман джинсов. Он больше не посмеет ко мне прикасаться. Я этого не позволю. Достаточно того, что он исправно вторгается в мое личное пространство.
Одев кожаную куртку, я обернула вокруг шеи белый вязаный шарф и вышла навстречу осеннему ливню. Сумерки все быстрее окутывали улицу, а прохладный ветер аккуратно касался моего лица, будто нежно дотрагиваясь до него своими пальцами. Он доносил до меня мелкие капли воды, стараясь как можно дальше пробраться под крышу веранды. Я вдохнула полной грудью свежий, влажный воздух и направилась к припаркованной у дороги машине. Мокнущая под дождем прическа не заботила меня, как и Изабелла, вперившая в меня свой взгляд сквозь пассажирское окно. Было понятно, что моя компания была для нее полной неожиданностью, но ей придется смириться так же, как смирилась я. Сомневаюсь, что мы станем мило беседовать и останемся довольны этим скромным ужином, зато будет отличная практика по контролю над своими эмоциями, что пробуждают во мне разрушающий гнев. Итак, на старт. Внимание. Марш.

Следующая глава — Истинный хранитель
Продолжение следует…
0 комментариев

  /