Полночные тени  /

Глава 3. В темном омуте

Огромная очередь перед входом в клуб поднимала в теле волну адреналина, сравнимую с цунами на берегах Тихого океана. В подобных заведениях мне приходилось бывать лишь однажды и хаос, творящийся внутри, не доставил и капли удовольствия. Мой идеальный вечер – это книжка и горячий шоколад, а не оглушающая музыка и выпивка. Наверно, я обычная зануда, но в этом вся я. Немного скрытная девушка, которая ценит внутренний мир больше внешнего. Иногда мне и вовсе кажется, что я родилась не в свой век. Загадочно прятать лицо за веером, флиртовать с мужчинами одним лишь взглядом, а не открытым телом и проводить время за приятными беседами – вот мое идеальное настоящее. Но с таким раскладом, я обречена дружить лишь с тьмой внутри меня.
Адам чуть приобнял меня за талию и быстрым шагом повел к ярко-красным дверям. Я ощущала мелкую дрожь от прикосновения, хотя его рука даже не касалась моего тела. Мне бы очень хотелось ошибаться и думать, что это реакция на прохладный ветер, слегка касающегося моего лица. Жаль, что это было не так. На долю секунды я представила, как он сильнее обхватывает меня и прижимает к себе, но тут же отогнала идиотские мысли. Девять часов, Хлоя. Всего лишь девять часов знакомства. Нужно вспоминать эту цифру как можно чаще. Иначе вся твоя напускная сдержанность полетит ко всем чертям.
— Рассел, привет дружище, — МакКейн пожал руку охраннику и, все еще не отпуская меня ни на шаг, приковывал к себе десятки девичьих взглядов, — Питер уже приехал?
Широкоплечий гигант одобрительно кивнул и с милой улыбкой, так противоречащей его внешнему виду, пропустил нас внутрь. Я замечала удивленные перешептывания за своей спиной и от этого хотелось рвануть отсюда подальше.
— Кажется, кто-то будет сегодня раздвигать свои ножки, — писклявый женский голос ненавистным тоном прозвучал из толпы так громко, чтобы я его услышала.
Столько внимания заставляло чувствовать ядерную смесь из гнева на завистливых куриц и злости на саму себя за то, что принимала этот бред близко к сердцу. Не сложно было догадаться, что сексуальный парень, без кольца на заветном пальце, с идеальным торсом и глазами, как чистейшее озеро, будет предметом мечтаний многих девушек. Нужно быть полной дурой, чтобы не понимать подобных вещей. И поскольку сейчас, я не просто стояла рядом с ним, но и чувствовала на своей талии его крепкое объятие, могу предположить о миллионе проклятий в свой адрес. Отличное завершение первого дня. Чертова жалость! В следующий раз, при очередном приступе заботы, надо как следует стукнуть себя первым, что попадет под руку и выбить эту чушь из одурманенных мозгов.
Внутри помещения было довольно шумно и с каждым шагом звуки становились все громче. Клубни сигаретного дыма обжигали горло и забивали легкие отвратительным запахом. Наверно, даже в аду нет такой вони, как здесь. Мы вошли в главный холл, где со сцены слышалось пение молодого парня под гитару и холодные звуки синтезатора. В приглушенном свете прожекторов можно было разглядеть множество татуировок, светлые растрепанные волосы почти до плеч и слишком худощавое тело. Его вышарканные джинсы и футболка с неприличной надписью, завершали образ плохого парня. Люди вокруг двигались в такт и закрывали глаза от удовольствия, я же застыла на месте, безразлично разглядывая их лица. Левой рукой Адам все еще держал меня за талию, даже не думая отпускать и это снова нагоняло дурные мысли.
— Кажется, твоя рука слишком долго меня обнимает, — я пыталась перекричать оглушающую музыку и донести до него всю серьезность моего замечания. МакКейн чуть склонился к моему уху и сердце предательски ёкнуло.
— Я подумал, что тебе это нравится, — слова прозвучали почти шепотом, но я отчетливо разобрала каждую букву.
Тот факт, что Адам был прав, не давал мне покоя. Господи, не позволяй мне восхищаться каждым звуком, слетающим с его губ. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…
— Ты такой самоуверенный, — я попыталась скрыть эмоции, разрывающие меня изнутри, и наигранно улыбнулась, — аж до тошноты.
— Подобными фразами ты еще больше заводишь меня, так что, один: ноль — он отстранился и в его выражении лица снова стал проскальзывать тот нахальный парнишка, встретивший меня этим утром, — не уходи далеко, милашка. Мне пора сменить Питера у микрофона.
Через минуту, Адам уже смотрел на меня со сцены, а я мысленно окунула себя в ледяную воду, чтобы вернуть здравый рассудок. Что со мной происходит? В присутствии Ноэля, во мне просыпается нечто зловещее и разрушающее, а рядом с Адамом я становлюсь какой-то сентиментальной и мечтательной размазней. И только я собралась составить в своей голове список, под названием «спасение утопающей», как приятный голос отбросил в сторону все размышления. Он, словно сладкий клиновый сироп, растекался по сердцу и пробуждал бабочек где-то внизу живота. Я смотрела на МакКейна и не верила своим ушам. Этот голос, такой мелодичный, такой глубокий, проникал в душу и не торопился обратно. Мне хотелось слушать его вечно, он захватил и покорил меня. Куда опять исчезла та рассудительная и всё контролирующая Хлоя Уотсон? Почему я не могу оторвать взгляд от этого парня? Тук-тук. Сердце, прости, ты больше не принадлежишь мне. Видимо, именно так и заканчивается тот момент не подвластности чувствам. Неожиданно, ошеломляя точным ударом в самый центр мишени. В один миг, ты понимаешь, что все твои принципы и правила лишь ширма, которая не способна защитить тебя от вездесущей любви. Не важно, верил ты в нее или нет. Была ли она нужна тебе сейчас или чуть позже. Её это не интересует. Она пришла, время подчиниться. Сейчас, я самое беззащитное существо во всей Вселенной. Я раскрылась, словно бутон розы ранним утром и каждый может прикоснуться к лепесткам, тем самым причиняя боль. Я не хотела этого, не хотела быть уязвимой. Любовь делает нас слабыми, а в моем случае это противопоказано. Слишком много непонятных мне секретов таила собственная душа. Но, тем не менее, мне нравятся мои ощущения и теперь, я в еще большем замешательстве.
Третью песню подряд я не сводила глаз со сцены. Адам гипнотизировал меня своим голосом и украдкой подмигивал, давая понять, что все еще помнит о моем существовании в этом зале. Девушки вокруг подпевали ему и танцевали под тяжелые гитарные ноты. Восхитительное сплетение приятного голоса и легкого рока действовали на всех, как наркотик. Для меня же, это было глотком свежего воздуха после всех трудностей, который позволял отключиться от вечно преследующих проблем. Я медленно покачивалась в такт музыке и растворялась в новых ощущениях, которые не в силах контролировать. Никогда раньше не верила в любовь с первого взгляда и считала, что подобное чувство должно пройти выдержку, как хорошее вино. Лучше бы так и было дальше. Печально признавать, что был настолько не прав, а еще печальней, понимать, что ты не способен сопротивляться этому химическому урагану в твоей крови.

Неожиданный толчок в спину вырвал меня из транса, которым я с удовольствием наслаждалась. Обернувшись, я увидела перед собой девушку, которая пыталась испепелить меня огненным, разъяренным взглядом. Внешне, она выглядела также обычно, как и я. Минимум косметики на симпатичном лице, светлые волосы, собранные в высокий хвост и кружевная блузка с узкими джинсами. Она скрестила руки на своей груди и разглядывала меня, как музейный экспонат. Так и хотелось прикрепить к себе табличку «Руками не трогать». Я вопросительно приподняла брови, ожидая объяснений, но девушка не торопилась открывать рот. Думает, что я в состоянии догадаться сама в причинах ее недовольства? Может, я наступила ей на ногу или заняла любимое место в центре зала? А возможно, это одна из поклонниц МакКейна хочет насладиться моей компанией? Последний вариант был более вероятен. Значит, вечер обещает быть интересным и я еще не раз пожалею о своем решении прийти сюда.
— Надо поговорить, — она наконец-то заговорила, и ее недовольный тон предполагал, что мое веселье только начинается.
— Я уже было подумала, что ты немая, — еле заметная улыбка коснулась моих губ.
Девушка направилась к выходу, как бы предполагая, что я должна последовать за ней. Оглянувшись на Адама, который пытался наблюдать за каждым моим движением, я пошла за незнакомкой. Будущий разговор не тревожил меня, так же как и его финал. Мне достаточно знать, что Ноэль всегда где-то рядом прикрывает мою неуклюжую спину и в душе воцаряется штиль. Пусть эта защита была против моей воли, но все же на страхи действовала безотказно. Мы вышли на улицу и встали поодаль от людей, которые не проявляли и капли интереса к моей персоне. Я была рада, что без Адама снова превратилась в мало замечаемую часть общества. Так привычней и спокойней.
— Ты в курсе, что Адам не свободен? – девушку практически трясло от злости и это было видно невооруженным взглядом, — какого черта ты с ним тискаешься?
От ее вопроса во мне что-то надломилось. Возможно, это была стрела, которая торчала в сердце и отравляла кровь своим любовным ядом. Казалось, что даже ветер перестал трепетать осенние листья над головой и всё погрузилось в секундную тишину. Я уже привыкла к тому, что судьба то и дело создает мне сложности. Но познать в один вечер чувства неожиданной влюбленности и неудержимого влечения, которые будто вышибают тебя из реальности, а следом разочарование, возвращающее с небес на землю – это уже слишком даже для нее. И отныне, я ненавидела себя за то, что позволила овладеть этому самодовольному наглецу своей душой или тем, что от нее осталось. Ненавидела так сильно, что казалось, глаза горели синим племенем.
— Кому-то нужно лучше приглядывать за своими дружками, — мой взгляд мог прожечь дыру в ее голове, а рот скривился в злой улыбке, — его руки обнимали меня добровольно. Так что, все вопросы адресуй тому засранцу, которого мнишь своим парнем.
Если бы сейчас Адам МакКейн прикоснулся ко мне своими руками, я с радостью бы сломала их или, как вариант, это сделали бы за меня. Злость распирала на части, но в первую очередь, на саму себя. Очередной паршивый конец неудачной истории, которая началась с жалости и возбуждения. Адская смесь. Девушка стояла с приоткрытым ртом в явном замешательстве. Мне нравилось смотреть на ее растерянный взгляд. Словно мимолетная месть и удар ниже пояса. Двойное комбо.
Мне больше не был интересен этот разговор, он лишь тратил мое драгоценное время. Я обошла блондинку стороной, оставляя ее позади себя и быстрым шагом направилась на противоположную сторону улицы. Внутри все бурлило и закипало, будто в адском котле. Дыхание обжигало мое горло и легкие, а на глаза пытались навернуться нежеланные слезы. Я пыталась успокоить бурю эмоций в груди, но они диким вихрем намеревались вырваться наружу. Отдалившись на несколько кварталов, я остановилась у небольшого сквера, посередине которого стоял пустой фонтан. Единственной компанией ему служил лишь деревянный стол, расположившийся рядом в аккуратно скошенной траве, под старым, толстым дубом. Лунный свет озарял это место своим сероватым блеском и придавал загадочности. Здесь было приятно находиться даже в зловещей полуночи. Я понимала, что одной мне ни за что не найти дороги домой в незнакомом городе, и все равно придется вернуться обратно. Этого мне хотелось меньше всего. Присев на лавочку, я облокотилась на стол и закрыла лицо руками. Попытки успокоиться не приносили результата, я лишь разрезала руки в кровь, собирая осколки от разбитого сердца. Мне не верилось, что я ощущаю это по вине парня, которого знаю меньше суток. Не так я представляла свой первый день в новом городе и новой семье. Только меня никто не спросил, чего желаю я. Это даже нормально. Не всегда ведь миру крутиться вокруг твоих ног. Тогда почему же, зная эту извечную несправедливость вокруг своей жизни, я удивляюсь такому стечению обстоятельств? Почему чувствую то, чего не хочу чувствовать? Подумать только, я ревную практически незнакомого парня к его собственной девушке. Нужно прекращать рисовать в воображении воздушные замки, которые никогда не будут существовать в реальности. Прекращать надеяться, что жизнь окажется сказкой, и красивый парень влюбится в тебя с первого взгляда, подхватывая на руки и бросая к разноцветной радуге. Чушь. Полная чушь с элементами подростковой наивности. Руки сжались в кулаки от нарастающего гнева и я отчаянно старалась его унять, но он будто растекался горячей лавой по венам и наполнял глаза огненной смесью. Я слышала, как учащается мое дыхание и становится громче обычного, а разум окутывает пелена беспросветного тумана. Через мгновение я ощущала лишь непомерную, неконтролируемую злость и со всего размаха ударила по столу, разбивая его в щепки, как карточный домик.
Один.
Два.
Три.
Четыре.
Счет помогает мне успокоиться и быстро привезти себя в чувство. Так проще поймать ритм сердца и следовать за ним. Постепенно, гнев стихал и туман в голове рассеивался, позволяя трезво мыслить. Я взглянула под ноги и ужаснулась. Стол, который еще несколько секунд назад казался крепким и надежным как камень, превратился в мелкие деревянные осколки, а на моих руках не было и царапины. Боль от удара практически не ощущалась, и мне очень хотелось винить в этом переполняющий тело адреналин. Я видела много странностей и знала о существовании загадочных существ, но в этот раз я была не просто в тупике, я была в недоумении. Прищурив глаза, я вперилась вглубь тропинки, где словно по велению волшебной палочки, застыла высокая худощавая фигура. Я ждала, пока незнакомец сделает хоть шаг, но этого не происходило. Только осмотревшись вокруг, я поняла, что не существует самого главного – времени. Оно остановилось и вместе с ним остановилась жизнь. Нет ветра, шума от проезжающих машин. Даже листья деревьев застыли в безмолвном спокойствии. Какого черта здесь происходит? Паника нарастала с геометрической прогрессией и желание сбежать отсюда, пусть даже в неизвестном направлении, брало верх надо мной.
— Если бы я не остановил время, то волна от твоего удара могла задеть этого невинного мужчину, — низкий и приятный голос прозвучал в бесконечной тишине и я облегченно выдохнула. Первый раз я была рада слышать Ноэля, ведь благодаря ему, хоть что-то встало на свои места, — ты знаешь, что сейчас произошло?
Парень в черной футболке и джинсах сел рядом со мной и непривычным, довольным взглядом посмотрел на меня. Его правую руку, от запястья до внутренней стороны локтя, покрывала странная татуировка, которая привлекла мое внимание. На ней, чьи-то имена сменялись одно за другим, обновляя список. Странно, но могу поклясться, что ее не было прежде.
— Посмотри на меня и скажи, понимаю я что-нибудь или нет, — озадаченно ответила я, — важнее то, что это понимаешь ты.
Его взгляд лишь подтвердил мою мысль. Он знал, что рано или поздно мне придется столкнуться с подобным и просто ждал момента. Это пугало меня, ведь теперь, я не уверена что смогу обойтись без его помощи. Легкая ухмылка коснулась его губ, а в глазах промелькнул настораживающий огонек. Может мне не стоит знать того, что он хочет сказать? Что, если это навсегда перечеркнет мое прошлое и я буду вынуждена смириться с новым будущим? Но выбора нет, оказывается, я могу причинить боль не только себе.
— Расскажи мне все, что знаешь, — неуверенно произнесла я, — все, о чем молчал.
Ноэль удивленно приподнял бровь.
— Я молчал лишь потому, что ты не желала знать, — он пожал плечами, — к тому же, мне известно не так уж и много. Мертвые Кристаллы первый раз оказались в живом теле, можно только догадываться об их силе, но нечто подобное, я все-таки ожидал. Теперь ты понимаешь, почему я звал тебя в Ловцы? Потому что тебе нужен контроль.
— Мне сейчас меньше всего хотелось бы выслушивать твои нравоучения, Ноэль. Ты можешь просто объяснить, что происходит? – нервы громко трещали по швам, — потому что я ощущаю себя каким-то гребаным монстром.
Жнец тяжело вздохнул.
— Боюсь тогда представить, кем ты считаешь меня. Это Мертвые Кристаллы, сложный процесс адаптации к нашему миру, — он говорил так, словно пытался объяснить математическое уравнение, тщательно подбирая слова, — они позволяют перейти точку невозврата и насыщают душу новой жизнью, перерождают ее. Вот только еще никому после кристаллизации не удавалось вернуться к живым, как это сделала ты. Но это не значит, что ты должна считать себя монстром.
— Разве у вас нет записей или учебников? Как ты собирался обучать меня, не зная с чем имеешь дело? – я пыталась разложить по полочкам кашу в своей голове, но получалось с трудом, — мне и до сегодняшнего дня было известно про эту чертову пыль в своей крови. Вот только, разбивать столы в щепки я не планировала. А что, если в следующий раз, я кого-нибудь покалечу?
От одной этой мысли стало жутко. Бояться саму себя и своих возможностей, когда ты сплошная неизвестность – это хуже всех моих страхов в целом.
— Первородную тьму нельзя разложить на теорию и практику, — Ноэль и я резко обернулись на звонкий голос, раздавшийся позади нас. В нескольких метрах от лавочки стоял невысокий, кудрявый блондин в длинном черном плаще, — вся проблема в том, что мы не знаем как могут повести себя кристаллы в живом теле, ведь подобных тебе еще не было. Мы также слепы, как и ты. Зато наблюдать за тобой – одно удовольствие.
Я не видела его раньше, но по спокойной реакции Ноэля можно было понять, что он один из них. Хотя, этот жнец всегда был крайне спокоен, видимо в силу своей защищенности, что нельзя было сказать обо мне. По телу пробежала мелкая дрожь, и побледневшая кожа выдавала меня с потрохами. Приближаясь к нам, он медленно входил в свет полнолуния и я могла разглядеть, как сильно два парня отличались между собой. На его лице, с четко очерченными скулами, светилась лучезарная улыбка, а карие глаза блестели добротой. Он не внушал страха и угрозы, наоборот, казался живым и жизнерадостным весельчаком. Абсолютная противоположность. Не удивлюсь, если они лучшие друзья.
— Турио, разве у тебя мало работы? – Ноэль обратился к своему знакомому, который легким прыжком перепрыгнул через спинку лавочки и уселся слева от меня. Его голос как и всегда был размерен и необычайно красив.
— Кто-то остановил время и мне подумалось, что здесь должно быть весело, — он закинул ногу на ногу и с улыбкой, полной ехидной пошлости, посмотрел на меня, — или я вам помешал?
— Ты не похож на жнеца, – я попыталась незамедлительно перевести тему, которая заставляла испытывать смущение, — слишком много чувства юмора.
Возможно, Турио задел мой вопрос, но тот старался не показывать вида, наигранно прищурившись. Он лишь снова расплылся в улыбке, и поправил белокурую прядь, ниспадающую на глаза.
— Ты тоже не особо похожа на того исключительного Флира, о котором без умолка болтает весь загробный мир, — парень достал из кармана шоколадку и стал с аппетитом ее уплетать, странно, я полагала, что они не испытывают голода, — но я ведь не сомневаюсь в том, кто ты есть. Загадочная беглянка.
Ноэль пристально смотрел на своего друга, как будто следил за его словами. Возможно, он не хотел, чтобы я услышала то, что слышать не должна. Насколько же мерзко считать себя пешкой в чьей-то игре, а именно так я себя и чувствовала. Мысль о том, что эти двое знают больше, чем пытаются показать, не переставала меня беспокоить. Я пыталась доверять Ноэлю все эти годы, несмотря на его надоедливую опеку и желание быть ближе, чем мне хотелось бы, но получалось с трудом. Этот случай не стал исключением. Сейчас, как никогда, мне казалось, что он скрывает от меня нечто важное.
— Турио, боюсь, она не понимает о чем ты говоришь, — язвительно заметил Ноэль, приобняв меня за плечи, — я не проводил с ней экскурсионные беседы на тему Флиров и Ловцов.
Блондин пожал плечами и снисходительно цокнул.
— Ты четыре года не мог сказать, что она Флир, то есть беглая душа? – он удивленно приоткрыл рот, — она должно быть удивиться, когда ты ей скажешь, что Ловцы обычно охотятся на флиров. Она была бы уникальна. Два в одном. Беглянка-ловец, которая гоняется за другими беглецами. Вот это да!
Турио расплылся в восхищенной улыбке и не сводил с меня ехидный взгляд. Флиры, беглые души, Ловцы и невероятная сила, разбивающая мебель в щепки – это слишком для одного дня. Мне казалось, что если я узнаю что-то еще, то мой мозг взорвется от перегрева. Я и без того слишком много знала об их мире, но сегодня для меня открылась новая глава и она касалась именно меня. Могу вынести лишь один плюс из случившегося: я забыла про странную боль в сердце, отзывающуюся на имя из четырех букв.
— Я устала от этих сложностей, — громко выдохнув, я взглянула на Ноэля, — устала от твоих уговоров, от секретов и загадок. Мне девятнадцать. Я хочу жить, влюбляться, переживать, но совсем по другим поводам. Мне надоело делать вид, что моя жизнь осталась прежней. Ни черта подобного. Как же мне сейчас не хватает простого семейного уюта. И кровати с подушкой.
Ноэль привстал и протянул мне свою руку. В полумраке он казался еще более совершенным, чем был, но я не спешила поддаваться его просьбе. Теперь я уже не была уверена, что нахожусь в безопасности рядом с ним. Я привыкла слушать свой внутренний голос, а он без конца твердил мне об осторожности. Только есть ли у меня выбор? Ведь он единственный, кто в состоянии ответить на мои вопросы и я сделаю все возможное, чтобы это произошло. Пусть даже мне придется закрыть глаза и прыгнуть в бездну. Я взяла его за руку и Ноэль крепко прижал меня к себе. Его тело излучало небывалое тепло, будто внутри полыхало пламя. Я не слышала биение его сердца, зато чувствовала горячее и прерывистое дыхание на своей щеке. Жнец, обнимающий меня впервые, был как никогда сосредоточен, пытаясь не выдавать трепет, который я ощущала всем своим телом.
— Эй, а кто стол будет чинить? – Турио усмехнулся и показал пальцем на груду щепок, — только не говорите, что это буду делать я.
Ноэль приподнял бровь, намекая на правильный ответ.
— С тебя шоколадка, — я услышала лишь глухие обрывки фраз, принадлежащие Турио и в долю секунды оказалась в своей комнате, куда практически не проникал лунный свет.
К горлу подступала тошнота, а голова раскалывалась, словно от сотен ударов кирпичей. Это был мой первый прыжок сквозь пространство и я даже не подозревала, как это неприятно. Сознание медленно покидало меня и ноги отказывались слушаться, подкашиваясь к полу. Я не понимала не единого слова, что говорил мне Ноэль, лишь улавливая движения его губ. Он похлопывал меня по щекам и в его взгляде был страх, впервые за все время нашего знакомства. Это заставляло бояться еще больше. Мне было необходимо цепляться за образ этого мистера-совершенство, чтобы оставаться в реальности. Я не хотела проваливаться во тьму, которая таила в себе столько секретов и тайн, но попытки не увенчались успехом. Теперь, моим последним воспоминаем было прекрасное лицо Ноэля, охваченное беспокойством и исчезающее во мраке. Что со мной? Я еще жива?

Следующая глава — Потому что я тьма
Продолжение следует…
0 комментариев

  /