Изба-читальня  /

"Народ и книга" Семен Ан-ский

семен ан-ский народ и книга отзыв

Этнограф и писатель Семен Ан-ский изучил особенности психологии народного читателя чтобы понять, как приобщить трудовой народ к чтению, и какая литература ему больше подходит. Может показаться, вопрос не актуальный, но, на мой взгляд, он только приобрёл больший масштаб – в условиях почти стопроцентного охвата телевидения и активного внедрения интернета книге требуется обладать исключительными свойствами чтобы выдержать конкуренцию с той же «Битвой Экстрасенсов» или «Пусть говорят». Подобного качественного исследования в наши дни, безусловно, не хватает.

Любопытна биография самого автора, кратко представленная в книге: «поэт и прозаик, метавшийся между языками и аудиториями; парадоксальный автор русской пьесы, предназначенной для Московского художественного театра и прогремевшей в постановке на иврите», Его называли " культурным героем российского еврейства", «отцом еврейской этнографии», который, проникшись идеями русского народничества, провёл исследование вопроса о русской народной книге.

Наблюдения и размышления Ан-ского о запросах народного читателя, отношении к разным жанрам литературы были тогда важны для понимания интересов народа, которого старались просветить. Для современного же читателя книга может быть интересна с точки зрения того, каким было человеческое восприятие век назад, насколько сильно оно изменилось, да и изменилось ли вообще. В исследовании много забавных моментов связанных с наивностью и упорством народного читателя.

В течение нескольких веков какое-либо образование было делом в основном духовенства. Более того, в назидательной литературе встречалось негативное отношение к получению образования — мол важно знать только принципы Евангелия. Считалось что грамотные люди слишком глупы для рая. Как показывает этот пример, несовместимость веры в Бога и разума имеет традиционный характер. Кстати, именно благодаря религиозной литературе у народа установилось уважение и серьёзное отношение к книге вообще. Однако это же влияние парализовало у человека из народа всякое критическое отношение к написанному. «Принимая читаемое за описание истинных событий, слушатели часто ставили книжке требования совершенно не литературно-художественного характера» и обращались с героями рассказов как с реальными, и даже узнавали в них своих знакомых. Допытывались что стало с героем потом и как он поживает, разбогател ли, попал ли в рай. Как передать сочинителю весточку. Так при чтении «Горя от ума» одна слушательница на перспективу поинтересовалась есть ли у Чацкого капитал.

Считали, что в книге не напишут того что не правда: русалки, черти, лешие — в их существовании не сомневались. Народный грамотей не был в состоянии отличить фантастическое от реального, так как не было ясного сознания той грани, где кончается возможное.

Можно смеяться над такими наивными интерпретациями написанного в книгах сто лет назад, но важно заметить, что многие люди сейчас воспринимают увиденное в интернете ничуть не критичнее чем крестьяне 19 века. Бывает, даже неглупые люди ведутся на истории о мировом правительстве и неизбежности появления планеты Нибиру в осеннем небе, что уж говорить о распятом мальчике.

Автор: Кристина Потупчик
0 комментариев