Изба-читальня  /

«Великие» Эдуард Лимонов

эдуард лимонов великие книга

Эдуард Вениаминович собирает друзей. С годами Лимонов превратился из иконы постсоветских панков и красных скинов в мудрого литературного командора, и вот он уже собирает под одной обложкой противоречивых героев, с которыми было бы нескучно поговорить об ушедших эпохах, семейных проблемах, ну и о старой доброй революции, конечно.
Последний раз Лимонова я читала в 9-м классе на уроке физики. «Это я — Эдичка» — издание с настолько неприличной обложкой, что пришлось обернуть газеткой. Увидела на днях маленький сборник «Великие» в книжном, ну и рука сама потянулась. Книжка забавная, хоть и есть небольшой налёт копипастных энциклопедий «100 великих людей», которыми я тоже, кстати, увлекалась в 9 классе.

Сборник состоит из небольших эссе о нескольких знаменитых личностях — Сократе, Платоне, Федоне, апостоле Павле, Ницше, Дарвине, Марксе, Бакунине, Фрейде, Поле Поте и Усаме бен Ладене. Лимонов сужает этих людей до самых интересных деталей и интерпретирует лишь малоизвестные факты из биографий.

Так, например, до увлечения психоанализом Фрейд искалечил немало пациентов, напрасно удаляя им носовые перегородки. А первая теоретическая работа Фрейда была о половых различиях у речных угрей, что бросает на фрейдизм несколько юмористическую тень, которую кроме Лимонова вряд ли кто-то заметил.

Апостол Павел у автора раскрывается как гениальный менеджер, который заменил Тору Христом и заманил огромное количество язычников в христианство, разрешив им не делать обрезание и есть некошерную пищу. Павел, будучи пиарщиком, изящно использовал медиаповод о распятии и воскресении Иисуса, чтобы выстроить из этого кейса образ искупителя грехов и построить одну из главных мировых религий.

Изрядно раскрыты сексуальные проблемы и комплексы Ницше — его любовь к дочери русского генерала так и осталась без сатисфакции. Её родители отказали ему в женитьбе. Правда потом Лу Саломе предложила Ницше и ещё одному претенденту на своё сердце жить втроём. До этого, насколько я понимаю, не дошло, зато запрячь себя вместе с соперником в одну повозку Ницше позволил. На фото ниже Лу радостно позирует с плёткой, готовясь игриво хлестать двух немецких философов.
Сердечные дела были не единственной трагедией Ницше. Третичный мозговой сифилис вызвал психическое расстройство, которое проявлялось в мании величия и прочих унизительных подробностях истории болезни. Он прятал мелкие вещички, толкал других пациентов, писал в собственные ботинки, разговаривал с воображаемой свитой слуг, считая себя то Фридрихом Вильгельмом Вторым, то Герцогом Кумберлендским, санитара же считал Бисмарком. Планы найти выход из старого христианского человека остановило безумие, оно же, впрочем, позволило такому последователю Ницше как Гитлер без лишней рефлексии реализовать на практике кое-какие подходы по созданию сверхчеловека.
Но, несмотря на всё это, Ницше по праву занял место в книге Лимонова и вполне органично смотрится в ряду других «великих».

Автор: Кристина Потупчик
0 комментариев