Жизнь с Корги и все о собаках  /

О чем думает ваша собака?

Джон Фишер «О чем думает ваша собака?»

Часть 1. (отрывок)



Собака в человечьей стае.

Всем собакам, независимо от их размеров и пропорций, свойственны те же модели поведения, что и их далеким предкам, и все они проходят через одни и те же периоды развития. С течением времени, однако, люди сумели изменить первоначальный прототип до такой степени, что в иных случаях он уже неузнаваем. Именно потому, что мы добились такого широкого разнообразия пород в соответствии с разнообразными потребностями и желаниями людей, собаки стали столь популярны.

В течение столетий одомашнивание собак привело к тому, что они в основном занимают подчиненное положение. Несмотря на это, если собака до достижения ею возраста четырнадцати месяцев не социализирована обществе людей, шансы на формирование крепкой вязи с нею весьма невелики, а в иных случаях и вовсе равны нулю. Отсюда следует, что взаимная симпатия человека и собаки не является унаследованной. Контакты и связи с человеком закрепляются в психике собаки в очень раннем возрасте. Такая ранняя социализация и то, что мы прямоходящие существа и поэтому, с точки зрения собаки, больше подходим на роль вожака, помогают нам поддерживать контроль за поведением собак. Иногда мы теряем этот контроль, и это кончается тем, что собаки кусают руку, которая их кормит.

Если на время забыть о различиях между собаками разных пород и посмотреть на собаку как существо с унаследованными инстинктами, то вскоре становится понятным, почему случаются такие происшествия. Рассматриваем ли мы социальную структуру волчьей стаи, стаи диких собак или домашнюю собаку, мы имеем дело со стайными животными. Для сохранения существующей социальной иерархической структуры каждой стае необходим лидер — вожак.

Членам стаи волков или диких собак довольно легко усвоить существующие правила, потому что в стае есть установившаяся иерархия, в которой каждый знает свое место. Чем выше позиция, занимаемая животным в иерархии, тем больше у него преимуществ. Все животные подают знаки одинаковыми позами и сигналами тела, и все способны их воспринимать. Если нижестоящая особь попытается посягнуть на то, что обычно является привилегией вожака — все, что необходимо для наведения порядка, это испепеляющий взгляд вожака.

Глядя на домашнюю собаку, мы видим, что вследствие жизни в смешанной стае “человек-собака” понимание правил становится для нее затруднительным. Мы, люди, пытаемся научить собаку воспринимать наши ценности. Собака способна к обучению только на своем уровне и может понимать только собачьи ценности. В итоге мы все запутываем, и то, что собака постепенно приучается жить с такими непоследовательными существами, как мы, делает ей честь.

Теперь рассмотрим некоторые права и привилегии, которыми пользуется вожак стаи, и сравним их с теми, которые мы, хозяева, предоставляем или которых, напротив, лишаем наших собак. Это нужно, чтобы разобраться, где происходит нарушение коммуникации между видами и как мы приходим к тому, что называется “непослушание собаки”. Многие мои клиенты признаются, что позволяют своим собакам вспрыгивать на кресло и сидеть рядом, когда они смотрят телевизор. Большинству из этих собак также разрешают прыгать и в кровать, хотя бы утром, чтобы приласкать их. Почти у всех этих собак есть собственная корзинка или подстилка, где они спят. Многие любят также занимать другие уголки дома, там их излюбленные места отдыха, например под кухонным столом или за креслом гостиной, и так далее. Когда я спрашиваю хозяев, удобные ли это места, они отвечают, что сами никогда не проверяли, но думают, что там удобно. Однако в таких домах место, где спит собака, неприкосновенно, а сама она может спать там, где ей нравится. Кто же там вожак стаи?!

Собаки — хищники, следовательно, для них пища чрезвычайно важна, и не просто чтобы выжить: пища представляет собой одно из средств поддержания социальной иерархии. Недавно одна моя клиентка сказала мне, что ее муж работает не всегда в одно и то же время. Поэтому иногда они ужинают рано, в пять, иногда в семь часов. Собаку всегда кормят в шесть. Чего хозяйка не могла понять, так это почему их пес никогда не попрошайничал у стола, когда они ели рано, однако, когда они ели позже, он всегда просил, хотя ему никогда не давали еду со стола. В стае вожаку предоставлено право выбирать лучшие куски и, разумеется, есть первым. Остальные члены стаи могут есть, что останется, если только вожак не вздумает поесть еще. Когда семья ужинала в более ранний час, собака, несмотря на то, что была голодна, инстинктивно знала, что нужно дожидаться еды, которая останется после трапезы людей. А когда собаке позволяли есть первой, инстинкты подсказывали, что ей полагается и та еда, которая осталась, и та, которую ели другие члены семьи. (В эту область вторгается обладание, см. раздел о защите пищи).



Одна из самых популярных игр для забавы с любой молодой собакой — это перетягивание. В магазинах, торгующих товарами для животных, имеются специальные игрушки, устроенные так, чтобы человек и собака могли держаться за ее концы. Обычно мы позволяем собаке побеждать в этой игре, потому что восхищаемся упорством и увлеченностью, которые она вносит в свои игры, несмотря на то, что мы знаем свое превосходство в силе. Соответственно, возиться и бороться с собакой очень весело… пока молодой пес вдруг не становится агрессивным, и как раз тут мы уступаем, не дожидаясь, чтобы он вышел из повиновения. Поскольку собака является хищником и охотником, на первом месте у нее инстинктивное стремление не получить телесных повреждений, и по этой причине все, связанное с уровнем доминирования-подчинения, формируется в игре. Мы не должны давать понять нашим молодым собакам, что для победы надо рычать, тянуть и упираться. Нельзя, кроме того, чтобы собака знала, что когда мы в шутку боремся с ней, то потом уступаем.
Многие из моих клиентов признают, что, когда они поднимаются по лестнице, собака бросается вперед, обгоняя их, а затем на верхней ступеньке поворачивается и ждет, пока они подойдут. Мы об этом не задумываемся и обычно смотрим не на собаку, а себе под ноги. А какой представляется ситуация нашей собаке? Проявления уважения у собак и волков выражаются в том, что голова низко опущена и вытянута вперед, кроме того, животное избегает всякого визуального контакта.
Двери — это ключевая зона в доме, когда речь идет о собаках. Дверь — это вход в жилище (логово), это также и узкий проход. Сколько раз мне приходилось слышать, что собака рвется войти в двери раньше, чем хозяин. Обычно это расценивается как энтузиазм собаки. Также очень часто хозяева говорят, что собака ленива: она укладывается поперек прохода на кухню (или в другую комнату, где, кстати, всегда кто-то есть и кипит работа) и, если ей прикажут подвинуться, только потягивается и рычит. Обычно все кончается тем, что хозяева не тревожат спящую собаку, а обходят ее стороной. Дело в том, что, когда вожак отдыхает, другие члены стаи заботятся о том, чтобы его не потревожить. Приближаясь к узкому проходу, все другие отступают, чтобы первым пропустить вожака. Это все — инстинкты собаки и волка. Если вдуматься, то они характерны и для человека.

Высокому положению соответствуют определенные привилегии. Сколько раз бывало — вы сидите, сосредоточившись на какой-нибудь программе или сводке телевизионных новостей, как вдруг собака подталкивает носом вашу руку, она хочет, чтобы ее приласкали. Чаще всего мы реагируем немедленно, отчасти потому, что знаем: собака не отстанет, просмотр интересующей нас программы хочешь не хочешь придется прервать; отчасти потому, что мы не хотим, чтобы собака думала, будто ее не любят. А если уж говорить начистоту, нам изрядно льстит проявление собачьей привязанности. А на самом деле происходит вот что: это собака решила, кто, когда и сколько времени должен ее гладить. Если попозже вечером вы попытаетесь подозвать свою собаку, вполне возможно, что вы не добьетесь никакой реакции, кроме взгляда в вашу сторону, потягивания и ворчания. Тут вы, конечно, улыбнетесь и вспомните поговорку: “Не будите спящую собаку”.

Сами того не осознавая, мы попадаем в ситуацию, в которой, с точки зрения собаки:

1) она спит, где пожелает, но на ее месте не спит никто,
2) она всегда получает долю имеющейся еды, а мы едим, что останется,
3) она может победить во всех играх, где есть силовая борьба,
4) ежедневно мы демонстрируем уважение к ее более высокому рангу,
5) мы разрешаем ей идти впереди в узких проходах и не беспокоим ее, когда передвигаемся в помещениях,
6) мы отвечаем на ее требования ласки, но миримся с ее нежеланием подчиняться нашим требованиям.
Все это — права вожака стаи. Наши собаки их не просят, мы, сами того не осознавая, предоставили им эти права. Если мы по неведению возвели нашу собаку в такой высокий ранг, мы должны смириться с тем, что собака берет на себя ответственность за дело, которое мы ей доверили.

В обязанности вожака входит:

1) вести за собой стаю — вот почему собака тянет поводок,
2) следить, чтобы члены стаи держались вместе, — вот почему собака бегает взад и вперед, когда ее отпускают с поводка (если вы понаблюдаете за ней, то увидите, что она всегда бегает кругами вокруг нас — собака нас пасет),
3) защищать стаю — вот почему она агрессивна по отношению к другим собакам, вторгшимся на нашу территорию, или дает понять людям, пробегающим мимо трусцой, что им лучше держаться подальше,
4) начинать охоту — именно это обычно делает собака, когда мы жалуемся на то, что она от нас убегает,
5) защищать жилище — вот почему она агрессивно или бурно реагирует на посетителей.
Этот перечень бесконечен, и многие сходные модели поведения будут обсуждаться в следующих разделах. Собаки, которые следуют этим моделям поведения, не обязательно плохие, непослушные или агрессивные, обычно это просто собаки, принявшие на себя ответственность, которую мы, сами того не подозревая, взвалили на них.
Смена ролей в стае «человек — собака»
Когда мы знаем, как воспринимает ситуацию собака, мы ясно представляем себе и то, что стоит нам утвердиться в роли вожака своей стаи — и большинство проблем, называемых проблемами дрессировки, быстро исчезнет.

Мы должны:

1) обязательно добиться, чтобы собака не спала на наших креслах и кроватях, но мы могли бы сидеть на ее месте (казалось бы, мелочь, но действует безотказно);
2) готовить еду для собаки в ее присутствии, затем спокойно позволить себе съесть бутерброд или даже поесть как следует (позавтракать, пообедать, поужинать), прежде чем дать собаке ее порцию;
3) позаботиться о том, чтобы все игры были у нас под контролем: охота, поиски и возвращение хозяину разных предметов, лакомство и так далее — но отказаться вступать в силовые игры;
4) опережать собаку при подъеме по лестнице: собака должна подходить к нам, а не мы к ней; надо также не пускать ее вперед в жилище (логово) человека: проще всего осуществить это, поставив детские воротца — приспособление, которое лишает маленького ребенка возможности бесконтрольно проникать в какие-либо помещения (кухню, подвал и т. п.);
5) закрывать дверь прямо перед ее носом, когда она пытается прорваться через слегка приоткрытую дверь (но следует делать это осторожно, чтобы не прищемить собачий нос), тогда собака быстро научится делать шаг назад;
6) заставлять собаку уступать нам дорогу, когда мы передвигаемся по дому.
Мы должны заставить собаку заработать все свои привилегии: миску еды, прогулку и так далее. Все требования должны звучать как команды: “Сидеть”, “Лежать”, “Стоять”. Пусть это будут нетрудные команды, но надо, чтобы собака, если она чего-то хочет от нас, сначала обязательно это заслужила.

Мы должны реагировать на все попытки хватать нас за руки или другие части тела и за одежду или грызть (даже играя) поводок самой громкой командой “Оставь меня в покое!” и самым пронзительным взглядом, на который способны. Когда собака подчинится, не следует ее хвалить.

Эти простые приемы отражают правила, которые способна усвоить собака. С их помощью устанавливается наше лидерство и инициатива в любой деятельности. Самое главное — чтобы порядки в вашей стае устанавливались до того, как вы покинете свое жилище (логово). Например, инстинкты диктуют собаке, что она не может идти впереди члена стаи, обладающего более высоким рангом, и что вожак объединяет стаю. Поэтому, если собака получает возможность тащить вас за собой в парк или не слушаться, когда вы ее подзываете, значит, вы позволяете ей повысить свой статус и при этом теряете возможность определять условия ваших отношений.

Надо заметить, что сотни собак пользуются многими привилегиями, и это не отражается на их поведении. Следует подчеркнуть: если вы, хозяин собаки, сталкиваетесь с проблемами контроля или поведения, значит, вам необходимо проанализировать ваши взаимоотношения с собакой и посмотреть, не предоставляете ли вы ей, сами того не осознавая, преимущества более высокого ранга, чем те, что есть у вас. Изменить положение в иерархии можно, если не позволять собаке пользоваться преимуществами, которые сохраняются за членами стаи, имеющими более высокий ранг. Важно, чтобы это делалось без силовой конфронтации. Представьте, что случилось бы, если бы волк низшего ранга бросил вызов волку более высокого ранга, пустив в ход силу.
В моей практике я применяю метод демонстрации — показываю владельцам, как снизить ранг их собак и лишить их соответствующих привилегий. Зачастую явившиеся на прием собаки тащат своих хозяев на поводке от автостоянки до моей приемной. Я обычно спрашиваю, посещали ли они официально установленные занятия по дрессировке собак. Хозяева неизменно отвечают, что собака прошла курс, но они все же не в силах удержать ее, когда она тянет поводок. После того как мы устроимся в приемной и подадут чай и кофе, я предлагаю хозяину спустить собаку с поводка, но не обращать на нее внимания, игнорируя все, кроме слишком уж вызывающего поведения. Я аргументирую это тем что, когда стая находится на чужой территории всегда наблюдается некоторая неуверенность, проявляемая членами стаи. Ее явные признаки в поведении людей нам хорошо известны: люди в незнакомой обстановке робко присаживаются на краешек стула, супруги переглядываются, прежде чем ответить на вопрос, даже такой простой, как: “Чай или кофе?”

Собаки в общении ориентируются прежде всего на сигналы тела, они воспринимают эти сигналы и еще множество других, слишком слабо различимых, чтобы их могли заметить люди. Если стая чувствует себя неуверенно, ее должен возглавить вожак, вот собака и берет на себя роль лидера. Она начинает ходить туда-сюда, всегда между мной и своими хозяевами. Подобное поведение называют гиперактивностью, собака проявляет ее, если в дом приходит кто-то чужой или, наоборот, она оказывается “в гостях”. Меня уверяют, что, когда хозяева дома одни, собака обычно совершенно спокойна. Если на собаку не обращать внимания, то есть не приказывать ей лечь или не ласкать ее, пытаясь умерить ее очевидное беспокойство, то она будет всячески стараться привлечь к себе внимание. Будет скулить под дверью, пытаясь добиться, чтоб ее выпустили, будет лаять на малейший шум, только для того, чтобы ей приказали замолчать — и ей безразлично, каким будет ваше внимание — приятным или нет. Она ознакомится с корзинкой для бумаг, станет карабкаться на мебель или на колени к хозяевам.

Многое в поведении собаки говорит о том, как она воспринимает свою роль в стае. То, что рассказывают хозяева, отвечая на мои вопросы о правах, предоставленных собаке в доме, обычно подтверждает то, что я вижу. До этого момента я игнорирую собаку, и потому у нее складывается впечатление, что я тоже ниже ее по рангу.
Объяснив владельцам точности, что происходит, пока мы разговариваем я затем говорю, что собираюсь утвердить свое право быть главным в своем “логове” и на своей территории, и называю важные критерии лидерства:

1. Собака низкого ранга никогда не приблизится к собаке более высокого ранга с целью отнять у нее кость. Она будет ожидать на почтительном расстоянии и если собака более высокого ранга не готова уступить кость, то ее пронзительного взгляда будет достаточно, чтобы собака более низкого ранга немедленно отвела глаза.
2. Обычно собака низкого ранга не идет впереди собаки более высокого ранга в узких проходах. Понаблюдайте за английскими паратыми гончими, когда их выпускают из будок, и вы увидите, что первой каждый раз выскакивает одна и та же собака.
3. Собака низкого ранга не подойдет к собаке более высокого ранга и не станет касаться ее лапами или зубами в знак приветствия. Она приблизится только с надлежащим почтением, проявления которого допустит вышестоящий член стаи.
Собаки, которые прошли достаточную подготовку к жизни в обществе собак, уже знают, что все это — основы собачьих “хороших манер”. Я придерживаюсь мнения, что всех собак учат “быть собаками” в возрасте до семи недель, а потом мы, люди, принимаем их в свою стаю и вот тут-то и сбиваем с толку. Все, что требуется теперь — освежить в их памяти прежние уроки.

Здесь следует заметить, что я не применяю этот метод к собакам, которые потенциально агрессивны по отношению к людям — я устанавливаю для них те же правила, но применяю другую методику, о ней речь пойдет в разделе Методика отрицательного подкрепления.

Итак, я беру лакомство и держу его двумя пальцами. Я не предлагаю его собаке и даже не смотрю на нее, а продолжаю беседовать с хозяевами. Обычно собака проигрывает весь свой заученный репертуар: садится, дает лапу, может даже залаять. Поняв, что ни одно из этих действий не приносит ожидаемой награды, она просто карабкается повыше, чтобы взять лакомство. Я нежно говорю: “Уйди прочь!”. Если она не убирает морду немедленно, я “рычу”: “Уйди прочь!” — и в то же время смотрю на нее пронизывающим враждебным взглядом. Всех собак учили их мамаши, когда отлучали “от груди”, что “Уйди прочь от «молочного бара»” означает, что подчиниться надо немедленно, иначе узнаешь, что такое материнский гнев. Я не вознаграждаю собаку за то, что она отходит. Еда ведь моя, и я не хочу, чтобы собака ее взяла. Я убираю лакомство, а через минуту, походив по комнате, подзываю собаку и хвалю ее за то, что она подошла на зов.

Чуть позже я снова демонстрирую лакомство. Если собака не усвоила урок, опять мягко говорю: “Уйди прочь!” Впрочем, подкреплять команду приходится очень редко, так как большинство собак немедленно убирают морду и отводят глаза.

Правило № 1 усвоено: “Не трогай мою кость”.

Затем я иду к двери и побуждаю собаку следовать за мной. Я хочу научить ее не проталкиваться к выходу вперед меня. Моя приемная располагается в бывшей конюшне, поэтому дверь открывается во двор. Не говоря ни слова, я как бы нечаянно открываю дверь. Едва появляется проблеск света, собака по привычке бросается вперед. Прежде чем она успеет сунуть нос в щель, я захлопываю дверь. Ничего не говоря, снова повторяю процедуру. На четвертый или пятый раз, когда я открываю дверь настежь, собака отступает. Я прохожу в дверь и закрываю ее за собой. Я ничего не говорю, потому что не хочу, чтобы собака выполняла команду. Нужно, чтобы она предоставила мне привилегию проходить первым без всякой просьбы с моей стороны. Правило № 2 усвоено: “ Я прохожу в узкие проходы первым”.

Несколько минут я остаюсь за дверью. Потом возвращаюсь и приветливо обращаюсь к собаке, но при этом нельзя позволять ей хватать меня за руку, пусть даже очень нежно, или прыгать на меня, оставляя следы лап. Возможно, это проявления общительности, но вместе с тем в ритуале приветствия собак это очень яркие проявления лидерства. Я показываю дружеское расположение, поглаживая, голову, шею и холку собаки (области, значимые в процессе общения), но любое посягательство на доминирование пресекаю мягким “Уйди прочь”, форсированным, если нужно, но это редко требуется. К этому моменту большинство собак уже готово к спокойному предупреждению о том, что они вышли за рамки своего ранга. Я провожу руками по холке собаки и стараюсь почувствовать еле уловимую податливость любому физическому давлению, которое я пожелаю оказать. Обычно при первом таком контакте ощущается сопротивление давлению, даже самому слабому.

Это еле уловимое сопротивление или, напротив, подчинение и составляют сущность ритуала приветствия у собак. Глазу человека эти сигналы не доступны, но именно ими объясняется, почему, когда одна собака кладет морду или лапу на холку другой, драка иногда начинается, а иногда — нет. Усвоено правило № 3: “Приветствие — на моих условиях”

Напомнив собаке, что такое собачьи хорошие манеры, и придя к заключению, что ощущается подчинение давлению, которое я оказываю на холку, я могу быть уверен, что собака не потащит меня за собой на поводке, потому что мой пристальный взгляд и “рычание” гарантируют, что она не пойдет впереди меня. Она приблизится ко мне, если я проявлю дружелюбие. Она перестанет лаять, рычать и прыгать на всех входящих в мое жилище, если я этого захочу, ведь мой ранг таков, что я распоряжаюсь всем, что происходит на пороге моего жилища (логова). Такие демонстрации еще не дают владельцам возможности более успешно справляться со своей собакой, они всего лишь позволяют увидеть, какие преимущества получат хозяева, добившись более высокого ранга. Самоутверждение в качестве вожака стаи — не новая концепция в дрессировке собак. Новым является учет особенностей психологии собак вместо старых методов дрессировки “кнута без пряника”.

Я думаю, к этому моменту обучения уже совершенно очевидно, как схожи между собой социальные структуры двух видов — человека и собаки. По отношению к людям, занимающим более высокое положение, мы соблюдаем те же правила поведения, что и собаки в своей иерархии. Принимая во внимание тот факт, что нас сблизили прежде всего взаимная выгода от совместной охоты, питания, защиты и так далее, я убежден, что именно сходство основных моделей нашего поведения и признание рангов обеспечивало наше сосуществование на протяжении многих веков. Действительно, поскольку мы инстинктивно соблюдаем одни и те же правила, человек и собака могут считаться “родственными душами”. При нашем современном образе жизни собакам в самом деле позволяется такое, чего мы не позволили бы кому-то из членов нашей семьи. Именно об этом аспекте наших взаимоотношений с собаками далее речь пойдет более подробно.

Высокого ранга и права быть лидером “стаи” вы добьетесь, если будете учитывать происхождение вашей собаки от волков и осознаете тот факт, что ее поведение в основном инстинктивно и, следовательно, ее нужно направлять, а не подавлять. Надо помнить и об изменениях, которые с нею происходят, по мере того как она проходит через критические периоды развития; нужно позаботиться о том, чтобы не давать ей тех прав, которые вызовут у нее ложное представление о собственной роли в вашей “стае” (семье), и установить те правила поведения, что внушает мать щенку на самых ранних этапах его жизни. Чтобы восстановить эти правила поведения, прежде необходимо понять, какие факторы влияют на обучение собаки

Проблемы внутри стаи: собаки и дети

Нередко, когда я имею дело со случаем так называемой гиперактивности у собаки, обнаруживается, что дети в семье тоже гиперактивны. Окружение, в котором живет собака, оказывает огромное воздействие на ее поведение — в этом нет сомнений.
Если вы возьмете двух щенков из одного помета и отдадите одного пожилой, очень спокойной паре, обычно у них вырастает спокойный, хорошо воспитанный пес. Отдайте другого в семью с двумя-тремя шумными, подвижными детьми — щенок, повзрослев, будет вести себя так же.

“Дорогой мистер Фишер!

Мои двое детей в возрасте восьми и десяти лет не могут приглашать друзей поиграть, потому что наша десятимесячная сука колли повсюду следует за ними и покусывает, если они начинают бегать. вообще-то она не агрессивна, но, кажется, просто перевозбуждается, когда вокруг возня и беготня. Можете ли вы предложить способ заставить ее перестать так себя вести? Миссис Ф. Хантингтон. Йорк”.
Врожденное стремление колли пасти стадо хорошо известно. Именно этим занималась собака в данном случае. Проблема обычно коренится в том, что колли не получают достаточного количества впечатлений. Их порода выведена для работы, но из-за популярности породы все больше и больше собак попадает в домашнюю обстановку, получая, быть может, одну или две коротких прогулки в день. В результате они становятся очень подавленными и начинают искать выход своим естественным инстинктам. При виде группы детей с их быстрыми движениями и звонкими голосами колли чувствуют себя на седьмом небе. Дети даже больше возбуждают их, чем стадо овец, которые в основном держатся вместе большую часть времени и которых нужно лишь немного заставлять двигаться. Дети же разбегаются во всех направлениях и осуществление контроля над ними доставляет колли настоящее удовольствие, хотя и требует усилий.

Хозяйка колли права. Колли вообще-то не агрессивны. Тем не менее, любой контакт зубов с человеческой кожей должен рассматриваться как укус и чрезвычайное происшествие. Если у вас колли, вы должны понимать специфические потребности породы и позаботиться об их удовлетворении. Не достаточно просто выгуливать колли, им необходимо что-то делать во время прогулки, чтобы работали не только мышцы, но и голова.

Так как поведением управляет инстинкт, наказание собаки редко оказывается продуктивным решением. Вы можете добиться того, что собака будет бояться “пасти” детей в вашем присутствии, но вы не уничтожите ее потребность пасти стадо. Что вам действительно нужно сделать, так это добиться, чтобы собака хорошо себя чувствовала рядом с детьми. Надо, чтобы они спокойно приветствовали собаку и угощали ее чем-нибудь, когда приходят, это поможет изменить представления собаки, связанные с группой детей. Даже если организовать тихую игру под наблюдением, например “поиски лакомства”, у собаки появится возможность найти применение своим рабочим способностям. Потом заберите собаку, чтобы дети могли поиграть в другие игры. Когда дети успокоятся, перед тем как они пойдут домой, выпустите колли снова, чтобы собака могла спокойно пообщаться с ними и получить удовольствие. Подобный режим, возможно, снимет остроту ситуации, а когда дети подрастут и станут спокойнее, то же самое произойдет и с вашей собакой.
Проблемы внутри стаи: собаки и взрослые
Голос на другом конце провода: “Я только подошла, чтобы убрать его еду, а он меня укусил!”

Я едва удержался от замечания: если вы не хотите, чтобы собака ела, не следует давать ей еду. Вместо этого я расспросил об обстоятельствах происшедшего.
Оказалось, что жена хозяина ждет ребенка, вот они и решили, что хорошо бы приучить своего пса к тому, что они могут в любой момент убрать его еду, даже когда он ест. Хозяева думали о тех днях, когда ребенок начнет ползать и, может статься, подползет к миске. В принципе, это была мысль, пронизанная большой заботой, и она прекрасно демонстрирует, как вдумчиво некоторые люди относятся к представлению новорожденного собаке. Я сказал “представление ребенка собаке”, потому что почти всегда собака поселяется в доме раньше, чем там появляется на свет младенец.

В первый день проблем не было. Пес вилял хвостом и выжидательно смотрел вверх. То же самое было на второй и третий день. На четвертый хозяин заметил, что когда он приближается, пес замирает, опустив голову к миске. Он решил, что пес знает, что должно произойти, и перестает есть, чтобы дать возможность убрать миску. Он взял миску и пес никак не отреагировал. Поэтому хозяин был удивлен, когда на пятый день пес глухо зарычал, стоило ему нагнуться, чтобы взять миску. Он шлепнул пса и убрал миску. На этот раз он не отдавал миску в течение пяти минут, чтобы научить его в следующий раз не рычать. На шестой день рычание стало громче, поэтому хозяин ударил пса сильнее и в наказание выбросил его еду в ведро. На седьмой день, когда он хотел убрать миску с едой, пес укусил его.

Из самых лучших побуждений хозяин приучил свою собаку агрессивно сторожить пищу.
Если рассмотреть ситуацию с точки зрения собаки, становится понятно, что именно произошло. Вокруг пасти собаки существует критическая область, которую точнее всего назвать запретной зоной. Все в пределах этой зоны принадлежит собаке. Современной домашней всегда сытой собаке обычно несвойственно такое поведение. В самом деле, многие мои клиенты говорят, что у их собак замечательный характер, потому что они позволяют взять у них из пасти все что угодно, без всяких протестов. Я обычно отвечаю: “Не кормите собаку неделю, а потом попробуйте отнять у нее кость”. Основной инстинкт возьмет верх, независимо от воспитания.

Даже на воле самые покорные животные защищают свою пищу от самых авторитарных особей. Шансы на успех при этом минимальны. Если защита пройдет успешно, собака будет демонстрировать полное подчинение обидчику, почти как своего рода извинение. Если иерархия такова, что обладатель лакомого куска занимает в ней очень низкое положение, а нападающий — очень высокое, он только в том случае станет продолжать борьбу и победит, если действительно голоден. Собака более низкого ранга не осмелилась бы даже пытаться бросить вызов животному более высокого ранга, несмотря на муки голода.



Это должно показать, насколько важен закон собственности в собачьем обществе. Это также показывает, насколько послушно стало большинство наших домашних собак, потому что мы кормим их регулярно.

Если проанализировать обстоятельства случая, изложенного выше, мы увидим, что поначалу пес, которого хорошо кормили и которому никогда не бросали вызов, мирился с тем, что его еду убирают. В конце концов, ему это надоело и он принял классическую неподвижную позу — реакция на приближение чужака к своей добыче — еде. Это ясное собачье предупреждение всем остальным, чтобы держались подальше, хозяин истолковал неправильно, а в дальнейшем просто игнорировал.
Так как предупреждение не подействовало, собка усилила предупреждающий сигнал и зарычала. Хозяин занял позицию: “Никакая собака не смеет рычать на меня” — и ударил ее. Теперь сложилась ситуация, где не только имела место борьба пищу, но она была еще и агрессивной. Как собаки демонстрируют агрессивность? Просто кусаются!
Когда он понял, что именно произошло и почему пес его укусил, было довольно просто разъяснить альтернативную программу. Я предложил следующее:

1. Изменить режим кормления: с одного раза в день перейти на два раза, разделив то же самое количество корма на два кормления.
2. Изменить место кормления и заменить миску, чтобы не было зрительных стимулов и стимулов в окружающей обстановке, которые могли бы спровоцировать недоверие.
3. Купить две одинаковые миски и к следующим кормлениям готовить еду для собаки в ее присутствии, поставив пустую миску на пол. (Это очень смешно наблюдать. Собака тычется в миску, а затем удивленно смотрит вверх, затем снова смотрит вниз, потом по сторонам и пытается заглянуть под миску, прежде чем снова посмотреть вверх с таким выражением, как будто хочет сказать: “Глупый, там ничего нет!” А вы должны сказать: “Какой я глупый! Это же не та миска!” — нагнуться и положить две ложки еды из полной миски в пустую. Так как полная миска у вас, собаке нечего охранять. Собака слижет маленькую порцию в мгновение ока и начнет просить добавки, глядя вверх. Повторите процедуру, пока не кончится вся еда в полной миске. С точки зрения собаки, вы каждый раз подходите к миске, чтобы дать ей еду, а не убрать миску.
Следующий шаг состоит в том, чтобы дать псу полмиски еды. Когда она кончится, нагнитесь и положите остальное. Продолжайте эту стадию до того момента, когда будете класть остаток еды как раз перед тем, как собака доест первую половину порции. Теперь вы приближаетесь к ее добыче, но все-таки с намерением дать, а не взять.

Вскоре вы сможете взять миску, когда в ней еще остается немного еды. Собака уже усвоит, что у вас еще много еды, которую вы собираетесь ей дать. В течение этих стадий вам придется стоять, пока собака ест, около миски, то есть в пределах или на границе запретной зоны. Причина, по которой вы можете это себе позволить, проста: собака, со своей стороны, считает, что находится в пределах вашей запретной зоны. Теперь нужно поставить миску с едой на пол, выйти из зоны и снова в нее войти, не подвергая себя опасности агрессии.
Поставьте миску с едой на пол и отойдите, но только до холодильника, где вы оставили действительно лакомый кусочек. Достаньте его и идите назад к миске, наблюдая, нет ли угрожающе-предупреждающего сигнала (обычно в виде застывшей позы). Если заметите этот знак — остановитесь, и оттуда, где стоите, бросьте лакомый кусок в миску, говоря при этом: “Вот тебе, я забыл положить вот это”. Затем отойдите. Не подходите к миске, если собака дает предупреждающий сигнал, иначе вы сведете к нулю доверие, которое было достигнуто.
Большинство собак быстро принимает процедуру изъятия, возврата и награды. Другие члены семь могут входить в помещение, когда собака ест, подходить к холодильнику и угощать собаку — сначала не вторгаясь в запретную зону, но через очень короткое время они тоже смогут входить в ее пределы, и собака будет вилять хвостом. Потом можно применять принцип произвольного вознаграждения.

В упомянутом мною случае напряжение было быстро снято, и хозяин смог восстановить утраченное доверие к себе так же быстро, как и разрушил…

Мистер и миссис Флэтт — бездетная супружеская пара, им обоим за сорок, и у них живет крупный четырехлетний датский дог по кличке Атлас. Среди многих проблем собаки была и такая: Атлас мочился на дверь их спальни, а если ему случалось попасть в спальню, то “метил” кровать. В действительности Атлас принадлежал миссис Флэтт: он был ее собакой до того, как она встретила мистера Флэтта и вышла за него замуж. Раньше Атлас спал в спальне, но после свадьбы его стали на ночь оставлять на кухне.

Он все еще считал себя вожаком — и конечно, он им был, пока на сцене не появился мистер Флэтт. С точки зрения Атласа, то, что мистеру Флэтту разрешалось занимать спальню, меж тем как его изолировали в кухне (самом удаленном от спальни помещении в доме и, следовательно, на периферии, где спят члены стаи, занимающие низкое положение в иерархии), снижало его ранг в ночное время. Поэтому днем Атлас испытывал потребность восстановить свой статус. Он помечая спорную территорию при каждой возможности, что является абсолютно нормальным в поведении собаки. Оно должно сигнализировать другим самцам: “Здесь моя территория, все остальные члены стаи пусть держатся подальше!” Мистеру Флэтту повезло, что у Атласа был не такой характер, чтобы доказывать свои права на лидерство путем агрессии. В течение дня, не осознавая этого, мистер и миссис Флэтт предоставляли Атласу все привилегии, полагающиеся фигуре высокого ранга, а затем ночью пытались этот ранг понизить. Этот сценарий означал, что образовался порочный круг, начало которого было положено тем, что Атласу были даны привилегии.

Решение проблемы было довольно простым. Хозяевам следовало позаботиться о том, чтобы и днем ранг Атласа не повышался. Это было достигнуто с помощью принципов, описанных в главе “Смена ролей в стае”. Пример Атласа показывает, как собаки смотрят на взрослых людей в ситуации, когда стая постоянна по составу. Любые изменения ситуации, скажем, чей-то отъезд на постоянное жительство, или частые деловые поездки мужа, или новый член семьи, на долгое время поселяющийся в доме, часто приводят к изменениям поведения, которые иногда достигают уровня, чреватого проблемами.

0 комментариев

  /