Женщина в Мире  /

Индийские танцы.

Премиум-аккаунт расширяет возможности для авторов проектов, открывает доступ к премиум-контенту, позволяет зарабатывать по партнерской программе еще больше и очищает Имхомир от назойливой рекламы.
Магия индийского танца может пониматься двояко. С одной стороны индийский танец может рассматриваться как своеобразное заклинание, молитва — только не словами голоса, а словами тела. С другой стороны, индийский танец — это магия без всяких мистических элементов — сам по себе, как художественное произведение.

Существует два вида классического индийского танца:

Сольный танец, в одном из семи главных танцевальных стилей бхараг-натьям, катхак, манипури, катхакали, кучипуди, одисси и мохини-аттам.
Танцевальная драма.
В современном танцевальном искусстве Индии оба вида часто смешиваются.



Формы танца можно разделить на две основные категории: нритта «чистый» танец, танец как таковой, и нритья танец, передающий некую идею. Третьей разновидностью танцевального искусства, следуя этой классификации, является натья, театральное представление.

Индийский танец может относиться к северному направлению, может относиться к южному. Может быть характерным для одной провинции, или для отдельного штата. Тем не менее, можно выделить множество общих особенностей, которые собирают все школы и стили в одну большую группу индийских танцев. И эти же особенности делают индийские танцы уникальными по сравнению с любыми другими.



Так, индийский танец — это речь тела, состоящая из букв. Буквы-положения тела могут быть собраны в своеобразный алфавит. Алфавитом танца трактаты провозглашают 108 поз Шивы, названных каранами. Из каран индийский танцовщик складывает своеобразные комбинации, некую основу танцевальной композиции, — они называются ангахарами. Помимо этого танцовщику досконально следует знать мудры — разнообразные позиции пальцев, и хаста — жесты рук, а также многочисленные канонические движения глаз, шеи, головы и других частей тела.



При помощи мудр исполнитель способен изобразить не только различные предметы, но и любое действие, эмоции и абстрактные понятия. Этот своеобразный «язык жестов» имеет в своем «словаре» более 500 символов-понятий. В зависимости от чередований и комбинаций их, выполненных одной или двумя руками, и от положения самих рук по отношению к телу танцовщик может передать любое содержание.

Вместо звучащих со сцены слов индийские зрители воспринимают в этом случае сменяющиеся пластические комбинации, высоким искусством танцовщика превращенные в целые фразы, реплики, монологи и диалоги. Иными словами, индийский танцовщик благодаря мудрам, обладает уникальной возможностью с большой точностью воспроизводить литературный текст драматургического произведения.

Интересно, что в начале века в Европе был создан вид танцевального искусства, ещё более тесно связанный с речью — эвритмия, где отдельные положения тела соответствуют буквам того или иного языка, музыкальным нотам. Соответственно, хорошо подготовленный эвритмист может разговаривать и петь с помощью своего тела в буквальном смысле этого слова. Однако, речь идёт про индийские танцы, так что не будем отвлекаться.


«Симфония–Эвритмия» – это совместный проект двух замечательных коллективов, швейцарской труппы «Гётеанума» и немецкого ансамбля Эльзы Клинк.

Итак, вследствие огромного символического обЪёма информации, передаваемой с помощью пластики, в Индии само собой разумеется способность каждого индийца с детства понимать специфический язык танцовщиков. Индийцы в повседневной жизни часто пользуются ими и получают сведения о мудра в своей семье из поколения в поколение.

В сфере пластической художественной образности широкое распространение получила религиозная символика, аллегорические ассоциации, выражающие метафизические понятия и идеи (вот, она, магия!), но за всем этим просматриваются также и реальные образы индийского быта, природы, человеческого чувства.



Художественно-выразительные средства индийского танца, при помощи которых создается пластический образ, не ограничиваются каранами и мудра. Пластический рисунок приобретает завершенность при помощи абхинайя — искусства драматического артиста, которое, как бы вытекая из двух первых компонентов и сливаясь с ними, призвано вдохнуть жизнь в сценический образ, наполнить его ярким эмоциональным содержанием. Искусство абхинайя позволяет передавать различные эмоциональные состояния движениями головы, глаз, бровей, шеи.

Древние ведические трактаты фиксируют:
24 движения головы:
сама — голова неподвижна (гнев, безразличие);
адхомуака — голова наклонена вперед (удовольствие, радость);
алокита — движение головой по кругу (опьянение, колебания);
паравритта — голова наклонена в сторону (влюбленность);
тирлонната — движение головой вверх, затем вниз (чувство одиночества) и т.д.
26 движений глаз:
шрингара — брови подняты, зрачки передвигаются от одного угла глаза к другому (любовь);
вира — сияющий, устремленный вперед взгляд (героизм);
шанта — медленно двигающиеся зрачки (самоуглубление, покой) и т.д.
6 положений бровей:
патита — брови нахмурены (гнев, недоверие, отвращение);
ресита — брови кокетливо приподняты (любопытство);
кунсита — одна из бровей изогнута (удовольствие, счастье или тоска) и т.д.
движения шеи:
сундари — движение по горизонтали (экзальтация);
параваритта — движение справа налево (любовь, нажность, поцелуй);
пракамрита — шея отклоняется назад, затем наклоняется вперед (беседа, объяснение) и т.д.



Движения глаз, бровей, головы и шеи танцовщика, сливаясь воедино с другими компонентами танца, подчинены общей задаче — максимально выразительному и эмоционально насыщенному показу событий, совершающихся по ходу действия. Эмоции уложены в четкие жесты и движения, соразмерные мелодикоритмическому построению музыкального образа. Техническая сверхсложность танца предполагает безукоризненную филигранную отточенность каждого движения.



Кстати, для европейцев есть особенность: чтобы зрителю было ясно значение основных элементов индийского танца, в программе нередко приводится текст песни, или сама танцовщица излагает ее суть жестами рук, или же текст прочитывает ведущий.

При сольном исполнении танцовщица может танцевать несколько ролей: вот она выступает в облике неверного возлюбленного, который склоняется перед любимой, молит о прощении, касаясь ее ног, и клянется отныне быть верным навеки; а вот вновь становится оскорбленной женщиной, укоряет возлюбленного, «говорит», как устала от его лжи, и так далее.

Все эти жизненные ситуации изображены столь ярко, что зритель наслаждается зрелищем театрализованного действия, принимая условности его языка. Эта радость зрительской сопричастности и сопереживания называется «раса», что можно вольно передать как эстетическое наслаждение, хотя во всей полноте значений термин перевести нелегко. Вероятно, похожее слово, которое использовал Аристотель по отношению к театру, трагедии — это катарсис.



Тонко чувствующий зритель прекрасно видит, когда в танец вкладывается вся страсть души, а когда ему предлагают формальное, холодное исполнение, и потому может судить о том, рождается ли в данном исполнении «раса» или нет. Это главный критерий в классическом индийском танце. Великие артисты умеют буквально завораживать зрителей, создавая «расу», заставляя их сопереживать своим выразительным движениям.
Итак, можно сделать вывод, что магия индийского танца — это в первую очередь «раса»

Источники: interesko.info/magiya-indijskogo-tanca/
0 комментариев