Книги Мэри Эриа  /

Obscurity. Chapter 3

I



Вернувшись домой после такого необычного обеда, я ощутила как покой, который я испытывала находясь рядом с этим странным парнем, улетучивается. Стоило лишь закрыть дверь своей квартиры, как неприятные образы, которых я старалась избегать, замельтешили перед моим внутренним взором. Я попыталась отогнать этих призраков прошлого, которые не могли рассказать мне ничего хорошего, но это оказалось не так уж и просто.
Я теряла контроль над ситуацией.
Ощущая как к горлу поднимается паника, а сердцебиение становится слишком частым, я стала глотать ртом воздух, пытаясь успокоится, но паническая атака никак не желала отступать. Медленно сползая по стене, в небольшой прихожей своей квартиры, я схватилась за голову, широко распахнув глаза. Я боялась моргнуть. Боялась, что в этот короткий период тьмы, воспоминания, которые я намеренно блокировала, всплывут с ужасающей ясностью. Я боялась, что не смогу забыть этого вновь.
Я боюсь собственных мыслей, и это доводит до безумия.
Но я могу справиться с этим. Знаю, что могу. Просто нужно приложить как можно больше усилий, заставить себя успокоится, и перебороть этот животный страх, у которого нет оснований.
Начинаю дышать более глубоко и размеренно. Раз, два, три. Раз, два, три. Ничего сложного в этом нет. Просто нужно следить за дыханием, сфокусировать взгляд на одной точке, и попытаться очистить свою голову от всех мыслей. Наверное все эти действия занимают у меня немало времени, но это помогает. Постепенно я вновь обретаю контроль над своими мыслями.
Я даже смогла подняться на ноги и пройти к своей кухне, несмотря на сильную дрожь во всем теле. Стараюсь отвлечь себя обыденными вещами. Набираю в чайник воду, ставлю его на огонь. Делаю большую чашку горячего мятного чая. Сажусь в мягкое кресло у окна и наблюдаю как медленно падают пушистые хлопья снега. Зимой дни совсем короткие, поэтому уже начинает темнеть. Меня страшит тьма, которая живет в моей душе, но ночь меня завораживает. В ней проще спрятаться.
Я так и не притронулась к своему чаю. Смотря в окно я будто погрузилась в какой-то ступор. На улице медленно стемнело, включили фонари. Снег, который вначале мягко опускался на землю, теперь объединился с мощными потоками ветра. Началась настоящая метель.
В какой-то момент я просто погрузилась в глубокий сон, и даже не осознавая этого оказалась совсем в другой реальности. Реальности, которая на самом деле не существовала, но значила для меня очень многое.

Это была по-прежнему моя квартира. Практически ничего не отличалось от реальности за исключением того, что повсюду царил мрак. Фонари на улице не горели, и стоило лишь выглянуть из окна, как я видела непроглядную тьму. Вне моей гостиной мир просто не существовал. Все это объяснялось ограниченностью знаний о моей реальности того, кто хотел вызвать меня на разговор.
Я понимала, что это сон, но это было не важно. Страх все равно сковал меня. Ожидая чего-то ужасного, я отступила к стене, у которой размещались книжные полки, словно прося защиты у выдуманных кем-то миров. Защиты у людей, которых никогда не существовало.
Вскоре, то чего я так сильно боялось, появилось прямо предо мной. Мой самый жуткий страх имел облик человека. Мужчины, которому всего лет тридцать. Он выглядел очень высоким и стройным. Его черный деловой костюм, который был идеально подогнан по размеру, подчеркивал всю грацию фигуры. У него были очень темные волосы, которые всегда были коротко подстрижены. Бледное лицо, с острыми чертами, которые ничего кроме угрозы в себе не несли. Но самый большой страх вызывали именно глаза. Красивые, ярко-зеленые глаза, со слегка поддернутыми вверх уголками, таили в себе ту опасность, с которой никто не мог совладать. Словно смотришь в лицо самой смерти, но понимаешь, что она не будет легкой и безболезненной.
— Сессил,- выдыхаю я, и в моем голосе слишком явно ощущается ужас.
— Здравствуй, моя дорогая,- уверенный глубокий голос, в котором нет никаких эмоций, звенит в моих ушах.
Я пытаюсь собрать всю свою смелость в кулак. Стараюсь не показывать своего страха, но это просто невозможно. Я в его мире. В его власти. Он знает обо всех моих чувствах. И мой страх доставляет этому существу удовольствие.
— Как ты нашел меня?- только и спрашиваю я, но горжусь тем, что в моем голосе уже не так явно слышен страх.
— Тот факт, что ты стерла себе память, и перестала пользоваться своей силой, лишь на время отдалил нас друг от друга,- мужчина медленно прошелся по комнате осматривая все вокруг, запоминая мельчайшие детали обстановки.- Но это не могло продлиться долго. Я всегда смогу найти тебя. Я всегда буду рядом с тобой.
Он вновь смотрит на меня, своими ядовитыми глазами, и я ощущаю как этот яд проникает в мое тело, окутывает разум. Но я еще способна сопротивляться ему. Он слишком далеко. И в то же самое время слишком близко.
— Я не стану больше твоей марионеткой,- мой голос больше походит на шипение. В этом мире сна, моя память никогда не исчезает. В этом мире, я слишком хорошо помню свое прошлое. Я помню все то, чему была причиной.
И я могу разозлиться по-настоящему.
В мгновенье ока Сессил оказывается со мной лицом к лицу. Его глаза горят не меньше моих. Он заносит свою бледную руку к моему лицу. Я думаю, что сейчас он ударит меня. Но вместо этого он нежно проводит костяшками пальцев по моей щеке, пристально заглядывая в мои глаза.
— Ты никогда не была моей марионеткой,- шепчет он настолько близко, что наше дыхание смешивается. Я ощущаю каждое его прикосновение, каждый вдох и выдох, и моя злоба, немного утихает. Еще немного и я впаду в некое подобие гипноза. Он словно змея, которая способна завораживать каждым своим движением.
— Только не ты, Элионор,- он приближается ко мне еще ближе. Теперь каждое его слово произносится практически вплотную к моим губам.- Скажи мне где ты. Дай найти тебя. Мы сможем вновь быть вместе.
Он берет мое лицо в свои ладони, и слегка приподнимает его. Так ему удобнее смотреть мне прямо в глаза с высоты своего роста. В его глазах я все еще вижу этот страшный блеск, но в них есть и еще одно чувство. То чувство, которое никто никогда не видел у Сессила. Никто кроме меня.
Беспокойство.
Несмотря на все то, что связывало нас в прошлом, я понимаю, что все еще не безразлична ему. Он готов простить мне предательство. Простить мой побег. Забыть все, что я сделала, чтобы разрушить все его планы. Он все еще любит меня, и мы оба понимаем, что это его главная слабость.
— Я защищу тебя,- убеждает он.
Эти последние слова действую на меня словно отрезвляющий поток воды. Тот туман, который завладел моим сознанием, резко развеялся уступив место воспоминаниям о дикой боли, криках, и крови. О том, что он заставил меня сделать. О том кем я стала будучи рядом с ним.
Моя злость разгорается с новой силой, и на этот раз Сессил ощутил ее настолько явно, что даже резко отступает. На его руках появились кровавые волдыри, словно он секунду назад прикоснулся к раскаленному железу. Все внутри меня запылало. Я ощутила как глаза наполнились тем страшным огнем, который многих мог привести в ужас.
Даже меня саму.
— Единственное отчего мне нужно спасение — это ты!- мой крик разрушает не только созданную им реальность, но и мою собственную.
Я резко просыпаюсь под градом осколков.

II


Я блуждал по улицам города почти весь день. После того как Элионор оставила меня одного в кафе я не был уверен, что хочу оказаться в собственной квартире. Я не мог находиться взаперти, когда мои мысли так безумно метались в голове. Я думал о том, что произошло год назад, и насколько сильно это меня изменило.
Потеряв родителей в шесть лет, я остался один в небольшом лондонском приюте. Никто и никогда не обижал меня. Я всегда был сильным человеком, но мне было неуютно среди людей. И чем старше я становился тем сложнее мне было. Я часто ощущал злость, для которой не было причин. Родители все время меняли место жительства. Перевозили меня с места на место. Никаких других родных я не знал, а после их исчезновения, никто и не пытался меня найти.
Как бы сильно я не старался смириться со своей непостоянной натурой, я все время чувствовал себя неполноценным. Странным. Изгоем. Что-то сильное клокотало в моей груди, что-то пыталось вырваться наружу, но я всячески сдерживал себя. Я понимал, что я другой. Не такой, как все, но не мог найти объяснений этому. Никто никогда не понимал меня.
В какой-то момент люди стали замечать мое странное поведение. Я становился все более агрессивным. Вначале меня направили к различным специалистам, затем в специализированное медицинское учреждение, где мне кололи самые разные препараты, призванные подавить то, чему не было объяснений. Я пробыл там до пятнадцати лет.
Когда жизнь стала совсем невыносима, я смог сбежать из тисков медиков. Несмотря на все невзгоды, я все же хотел жить. Хотел быть нормальным. Долгое время после своего побега я был бродягой. Водился с не самыми лучшими компаниями и делал то, о чем теперь не хотел бы помнить.
В восемнадцать лет я смог получить фальшивые документы. Это стало началом чего-то нового. Новой жизни. Нового имени. Нового меня. Я был на дне социальной лестницы, но я смогу вырваться оттуда. Я смог направить свою жизнь в более правильное русло, и какое-то время даже гордился этим.
Мне удалось найти работу. Обрести какое-то подобие дома. Я жил уединенно. Отдалился от всех своих прежних связей, которые обрел на улицах. Уехал на другой конец страны. Еще несколько раз сменил имя, чтобы прошлое не смогло нагнать меня.
Я думал, что все наладилось.
Но год назад я убил человека. Когда я это сделал, что-то внутри меня лопнуло. Весь тот хрустальный мир, который я годами выстраивал, просто разлетелся на мелкие кусочки. Я понял, что правильного пути для меня просто не существует. Что-то очень темное и злое внутри меня все равно вырвется наружу.
Это был обычный парень, наркоман, который пристал ко мне, когда я шел с работы поздним вечером. У него была сильная ломка, и он попытался напасть на меня с ножом, чтобы отобрать деньги и мобильный. Я не помню, что именно произошло в тот момент, но когда я очнулся этот парень лежал в темном переулке, в луже крови, которая хлестала из его шеи.
В моих руках был его нож.
И мои руки были в его крови.
Смотря на распростертый у моих ног труп, на одно короткое мгновенье я ощутил удовлетворение. Будто наконец обрел, то чего мне так сильно не доставало. Я смог понять, что именно так клокотало в моей груди, всю мою жизнь.
И это осознание заставило меня ощутить тот ужас, которого я никогда раньше не испытывал. В моем сознании будто сражались две разные сущности, и я не хотел чтобы одна из них, более темная, победила. В тот момент я видел лишь один выход.
Я больше не хотел жить.
Когда я дошел до этой бездны, когда моя рука уже была готова сделать то же самое, что сделала с этим наркоманом, она и появилась в моей жизни. Словно луч света, который до этого я, как слепой, не мог разглядеть.
Элионор.
Я и раньше видел свою странную соседку напротив, которая ни с кем не разговаривала и никогда не обращала внимания на других. Это было так странно, увидеть именно ее, в этот переломный момент жизни. Но позже я осознал, что ничего более естественного и быть не могло.
Наши глаза встретились. Она увидела мертвого парня у моих ног. Увидела нож, который я нацелил себе в грудь. Но в ее глазах не было страха. Впервые она смотрела на меня совершенно ясным взглядом, в котором не было ничего кроме понимания. Никто и никогда не смотрел на меня так как она в ту минуту.
Я остолбенел не зная что и думать.
Что делать.
А вот она действовала. Подошла ко мне, выхватила нож из моих рук, и быстро вытерла его рукоятку, так чтобы не оставить отпечатков пальцев. Даже не взглянув на труп она швырнула эту штуку к ногам мертвеца, схватила мою руку и поволокла за собой. Я покорно шел за ней, ощущая как тепло ее маленькой руки, согревает все мое тело. Я не понимал как она это делает. Мне казалось, что тонкие золотые нити медленно окутывают наши руки, тянутся к локтю, затем плечу, медленно затягивают все тело. Эта нить коснулась чего-то очень затаенного в моей груди.
С каждым новым шагом я чувствовал все сильнее и сильнее, что этот странный человек, который ведет меня за собой, единственное, что осталось важного в моей жизни. А ведь мы и словом не перекинулись. Но весь ее облик казался мне чем-то совершенно родным. Я никогда не думал, что незнакомый тебе человек, может в одну секунду превратится в центр твоего мировоззрения.
Элионор вошла в небольшую забегаловку, которая находилась прямо напротив нашего дома. Быстро осмотрев пустой зал, она заняла самый отдаленный столик, заказала две чашки горячего кофе, и лишь убедившись, что нас никто не слышит, заговорила со мной.
— Это не твоя вина,- просто и деловито начала девушка.- Все что произошло не стоит того, чтобы ты наложил на себя руки. Ты просто не понимал, что делаешь.
Я посмотрел на свои ладони, которые все еще были в крови, чужого человека, и не смог поверить ее словам. А она просто протянула через стол свои руки, и крепко сжала мои пальцы в своих ладошках, словно и не замечая крови. Я вновь ощутил присутствие той самый золотой нити, которая связала нас при первом прикосновении.
— Поверь мне,- тихо, но настойчиво заговорила Элионор, и я впервые увидел ее святящиеся янтарем глаза.- Я понимаю тебя. Я такая же, как и ты.
Мы просидели в этой забегаловке очень долго. Она все время говорила со мной. Объясняла мне то, чего никто и никогда не смог бы объяснить. В ту ночь я понял, что я не единственный человек, с силой, которой нет названия. Что она такая же, как и я. По сути, за те короткие часы, которые мы провели вместе, Элионор научила меня жить заново.
Мы просидели вместе почти всю ночь. Когда на улицах города появился предрассветный свет, она поднялась на ноги, и внимательно посмотрела на меня.
— Никто и никогда не должен узнать кто ты,- настойчиво заговорила девушка.- Больше я не смогу тебе помочь. Ты всегда будешь сам по себе. И тебе нужно держаться как можно дальше от таких, как я. До тех пор пока твоя сила не выплеснется наружу ты в безопасности.
Когда она ушла я вернулся в свою квартиру, и свалился в кровать уснув мертвым сном. Все, что произошло той ночью, еще долгое время казалось мне сном. В особенности после того как Элионор забыла меня. Но когда я проснулся впервые, после ночного происшествия, я словно заново родился. Теперь я понимал гораздо больше, и с пониманием пришел контроль.
Я не мог поверить, что день моей смерти, стал днем моего рождения, о котором она забыла.
Теперь, возвращаясь домой, этим вечером, я все еще думал о той нашей первой встрече. Я так хотел, чтобы она вновь узнала меня, вновь заговорила со мной как в ту ночь, что совсем потерял бдительность. Я не заметил холода в груди, который обычно предсказывал неприятности.
Ступив на первую ступеньку крыльца я услышал как мощный взрыв выбил все окна в квартире на третьем этаже. Тысячи мелких осколков обрушились на тротуар покрыв меня с ног до головы. Я ощутил как на моем лице появляются глубокие царапины, как они кровоточат, но это было не важно, когда я понял где именно произошел взрыв.
Это была квартира Элионор.

III


Все окна, все зеркала, все стеклянные поверхности в моей квартире разбились вдребезги когда я открыла глаза. Осколки накрыли меня словно ураган разрывая кожу на моих руках, которыми я попыталась прикрыть лицо. Я упала с кресла на пол, и сжалась в комок, пытаясь укрыться от этого града, но все равно ощущала, как кровь сочилась из ран.
Я закричала, но это мало чем могло помочь.
Те воспоминания, которые я с таким трудом блокировала вот уже больше года, выплеснулись наружу. Они затопили мое сознание, и никакая физическая боль не могла сравниться с тем, что я ощутила изнутри.
Эта пытка была длиною в вечность.
Когда осколки перестали метаться по квартире, я услышала как кто-то громко ударил в дверь. Удар оказался такой силы, что замок просто вылетел напрочь, а сама дверь повисла на одной петле. Сквозь пелену крови, которая покрывала все мое лицо, я заметила как кто-то стремительно влетел в комнату и направился прямо ко мне.
Перспектива, что это мог быть мой кошмар, до того напугала меня, что я вновь закричала, сжавшись в еще более плотный комок вжимаясь в угол. Я была готова на все, лишь бы не попасть к нему в руки.
Но человек, который вошел в мою квартиру был не Сессилом. Это был мой злополучный сосед, который опустился рядом со мной на колени и отняв мои руки от лица, без раздумий прижал меня к груди. Его объятия были очень крепкими и теплыми. Я чувствовала, что в его пальто остались крошечные осколки стекла, которые неприятно вонзались в кожу, но я не обращала на это внимания.
То чувство безопасности, которое я ощутила этим утром, находясь рядом с ним, в некоторой мере вернулось ко мне. Его руки тоже пострадали от битого стекла, но он не обращал на порезы никакого внимания. Просто прижимал меня к себе, гладил по волосам и убаюкивал словно маленького ребенка.
Та золотая нить, которая всегда соединяла нас при малейшем прикосновении засияла с новой силой.
— Все хорошо,- тихо повторял парень.- Все хорошо.
Когда в квартиру с выбитой дверью, начали заглядывать взбудораженные шумом соседи я поняла, что назад пути уже не будет. Я привлекла к себе слишком много внимания, и Сессил очень скоро найдет меня. Не удивлюсь, если он уже в пути.
Моя память услужливо рисовала страшные картины, с участием Сессила, и теперь я понимала, что забыть об этом было глупо. Нельзя перекроить себя заново, если ты видела в прошлом так много зла. Сколько бы боли эти воспоминания не несли в себе, я никогда не смогла бы избавится от них окончательно. А страдать от того чего не помнишь еще хуже.
— Я должна уйти отсюда,- в конце концов выдавливаю я, пытаясь отстраниться от парня.
Он внимательно смотрит на меня. Его лицо в таких же порезах, как и мое. Его глаза горят так же как и мои. Мы просто понимаем друг друга без слов. Мы связаны с той самой ночи, как по-настоящему узнали друг друга.
Теперь я никуда не смогу скрыться от него.
Он медленно кивает и поднимается на ноги. Разворачивается к толпе, и отвлекает на себя их внимание. Говорит что-то о небольшом газовом взрыве, просит всех разойтись и дать мне возможность прийти в себя. Как ни странно соседи послушно уходят.
Я же иду в свою спальню, и быстро собираю небольшой рюкзак. Все только самое необходимое. Переодеваюсь в теплые джинсы, толстовку, надеваю пальто и ботинки. Все черного цвета. Все не привлекающее внимания. Натягиваю капюшон так, чтобы лицо было максимально закрыто.
Когда я выхожу на лестничную площадку, то вижу своего соседа в такой же боевой готовности. Дорожный рюкзак через плечо, чистые вещи, пальто очищено от стекла. Он просто берет мою руку в свою, и мы уходим.
Навсегда.

После того как Элионор Вэст скрылась в ночной тьме, со своим соседом, дом на какое-то время погрузился в тишину. Соседи разошлись по своим квартирам, уверенные, что опасность газового взрыва миновала. Все считали, что кто-то вызовет полицию, но никто не хотел делать этого лично. Никто не хотел беспокоить свой покой общением с правоохранительными органами. К тому же парень, который объяснял им ситуацию, говорил так убедительно. Никто не задавался вопросом почему ему стоит доверять. Все прошло ушли по своим квартирам с полным покоем в душе.
Никто не смотрел на безлюдную улицу, когда к дому подъехала черная машина без каких-либо номеров. Никто не удивился, что из нее вышел мужчина, в черном деловом костюме, без какого-либо пальто. Никто не заметил, что снег, который все еще носился диким вихрем по улицам, будто огибал этого человека, не смея приблизится к нему слишком близко.
Сессил беспрепятственно вошел в квартиру Элионор. Он хорошо знал обстановку ее гостиной. Казалось его нисколько не удивил погром, который царил в комнате. Осколки битого стекла хрустели под его туфлями. Снег, который теперь свободно влетал в комнату без окон, оседал на мебели и книжных полках.
Мужчина заметил небольшую каплю крови, которая находилась в углу, рядом с перевернутым креслом. Присев на корточки, он прикоснулся к этой капле ожидая почувствовать уже знакомую энергию Элионор, но вместо этого ощутил нечто новое. Силу, которая не была знакома ему ранее. Он закрыл глаза, глубоко вдохнул, и вызвал в своей памяти события, которые произошли в этой комнате накануне.
Перед его глазами встала картина, которая произошла всего несколько часов назад. Он увидел как Элионор находится в объятьях незнакомого парня, как она отчаянно цепляется за его пальто, как он прижимает ее к себе.
Увиденное поразило мужчину настолько, что он резко отпрянул от капли, к которой притронулся. На его ладонях все еще оставались глубокие ожоги, которые теперь начали неприятно пульсировать. Казалось, что ярость заполнила всю сущность этого человека, но он быстро совладал со своим лицом. Но лишь внешний его облик, обрел покой, в то время как изнутри в нем все дышало ядовитым паром ярости.
Поднявшись на ноги, Сессил обвел сверкающим взглядом каждую мелочь в квартире, и вслед за тем на всех вещах начал вспыхивать огонь. Он разрастался все сильнее и сильнее, но так же как и снег не смел приблизится к мужчине, который стоял посреди пылающей гостиной.
Когда он выходил из дома, огонь уже бушевал во всю, но никто так и не проснулся.
Сессил сел в свою машину, и как только она отъехала за его спиной раздался мощный взрыв, который не вызвал в этом существе никаких эмоций.
В ту ночь погибло больше двадцати двух человек.

Начало книги
Следующая глава
0 комментариев