Книги Мэри Эриа  /

Obscurity. Chapter 1

Снова, снова, снова

Сейчас мне кажется, что Тьма всегда жила во мне. Она всегда была со мной. Всегда где-то поблизости. Я думаю, о том, что всегда была такой, как сейчас. А какая я сейчас?
Вот она я — сижу в темной квартире, где единственным источником света является монитор компьютера, с него на меня загадочным взглядом смотрит персонаж из сериала Доктор Кто. Это одиннадцатый Доктор, если вы в теме. В лучшее время, не сейчас, эта картинка моя любимая. Всегда стоит на этой заставке.
Я пялюсь в этот чертов монитор, и понимаю, что к горлу подступает новая волна крика. Животного крика. Из глаз текут слезы, все лицо красное, из носа течет как из гейзерной трубы. Я не умею плакать как истинная героиня красивого фильма или сериала. Они всегда остаются красивыми даже когда рыдают. Но я в истерике и это не живописно.
Я отвратительна даже для самой себя.
Но мне плевать.
В этой темной комнате, нет никого кроме меня, и моей домашней крысы, но ей нет дела до моих печалей, конечно же. Она мирно спит.
Черт.
Я не могу так больше. Я все время повторяю это, валяясь на диване уже битый час. Я не могу больше так жить. Я не хочу этого существования. Не хочу быть такой, как сейчас.
Каждый раз, стоит только дать себе волю, и я довожу саму себя до нервного исступления. Я боюсь, что однажды я и в самом деле сделаю, что-то ужасное.
Но до этого еще не доходило.
Пока что.
Проблема в том, что после вот таких припадков, я перестаю чувствовать что-либо. Становлюсь какой-то ватной. Для меня все одинаково неважно, бессмысленно. А затем и это проходит. Я понемногу прихожу в себя, и вновь начинаю искать радости в жизни. Хорошую книгу, вкусный кофе, уютный плед и словно бы и проблем никаких нет.
Какой-то непродолжительный период мне хорошо. Я просто живу. Живу как любой другой нормальный человек, но затем все повторяется вновь. Тьма снова накрывает меня. Снова истерики. Снова осточертела эта жизнь, снова апатия, снова все хорошо. Снова, снова, снова. И так по кругу. Я схожу с ума. Я кричу. Я бьюсь в припадках безысходности, и любой сторонний наблюдатель подумает, что я сумасшедшая. Может он прав? Может я уже сошла с ума, просто еще не осознала этого? Психи не знают о том, что они психи.
Но я никому еще не позволяла видеть себя такой. Я еще, немного, но контролирую ситуацию. Это утешает.
Вот только передышка между хорошо и плохо, становится все короче.
Это пугает больше всего.
Моя Тьма поглощает меня все чаще. Удерживает в своих объятьях дольше. А Свет я вижу реже.
Чем все это закончится в конечном итоге?

I

Это простой день. Холодный. Декабрь. Воскресенье.
За окном очень красиво. Все вокруг укрыто снегом, и он еще совсем нетронут ногой случайного прохожего. Слишком рано для людей. Многие еще спят.
А вот я еще не спала. На часах пять утра, все еще темно, и фонари освещают маленькие улочки своим теплым, оранжевым светом. В такие моменты я представляю себя в сказке. Доброй, милой сказке, где люди не знают печалей.
Всякий раз, когда мне удается дождаться подобного момента, я стараюсь добраться до исторического центра города. Здания здесь старше меня минимум на два столетия, а дорога вымощена булыжником. Я хожу по этим тихим улицам, прислушиваясь к шуршанию снега, и представляю как переношусь в другое время. Когда все, что меня сейчас окружает, было еще совсем молодым, только-только построенным. Когда люди ездили в экипажах, дамы ходили в пышных платьях, а мужчины носили фраки. Я представляю как они увлеченно обсуждают недавно напечатанные истории Диккенса. Или как говорят о спектакле, который посетили этим вечером. Делятся предвкушением очередного рождественского бала. Или же просто говорят о природе, погоде, о чем-то незначительном.
Думаю, что я слишком романтическая натура, выращенная на романах старой доброй Англии, влюбленная во все викторианское. Что если именно эти мои пристрастия делают меня одинокой? То, что так сильно вдохновляет, и радует меня, в какой-то мере является причиной моей главной жизненной проблемы. Я не знаю своего места в нынешнем мире, живя в грезах о прошедшем.
Так или иначе, я не хочу думать сейчас о чем-то плохом. Тьма ведь и без того накроет меня рано или поздно. Я так долго живу с ней, что уже перестала верить в то, что она однажды уйдет. Поэтому нет смысла еще и призывать ее.
Я делаю глубокий вдох, чувствуя как холод покалывает ноздри. В какой-то момент я оказываюсь перед большой темной витриной бакалейного магазина, которая становится моим огромным зеркалом. Остановившись перед ней, я всматриваюсь в собственное отражение, пытаясь увидеть что-то новое.
Не знаю, что именно.
Я вижу в отражении девушку, которая одета в теплое серое пальто, черные джинсы, и высокие сапоги. Из под вязаной серой шапки, с помпоном на макушке, выбились пряди темно-коричневых волос, которые уже успели заледенеть. Бледное лицо наполовину скрыто широким теплым шарфом. Но глаза смотрят внимательно. Большие, светло-коричневые, словно два огонька. Густые темные брови сошлись на переносице. Она озадачена. Почему?
Она красива, но эта красота не бросается в глаза. Ее нужно очень долго и пристально рассматривать.
Она — это я.
Я смотрю на себя, но человек в зеркале кажется мне чужим. Моя внешность, не отображает мой внутренний мир. Я не знаю как должно быть, но все как-то неправильно.
Я все еще всматриваюсь в себя. Люди думают, что я подросток. У меня полные щеки, пухлые губы, и большие глаза. Я похожа на какую-то куклу, если правильно нанести макияж.
На самом деле мне двадцать два года.
Я уже давно не подросток.
И я не кукла.

Моя прогулка по сказке закончилась как нельзя лучше. Замерзнув, и немного устав, я добрела до круглосуточной кофейни и заказала себе самую большую чашку горячего капучино с корицей. В зале еще никого не было. На улице по-прежнему было темно, но эта тьма понемногу начинала рассеиваться. Я заняла место у окна, чтобы видеть как темные улочки старого города медленно наполняются зимним светом.
Попивая свой кофе и читая книгу, я так погрузилась в это безмятежное состояние, что поверить в то, что еще вчера, я была на грани нервного срыва, даже как-то сложно. Сейчас я ощущаю покой, который приходит ко мне очень редко.
В зале кофейни работал только один молодой человек. Я не рассмотрела его, когда забирала свой кофе. Но мне это отлично удалось, когда он вырвал меня из моего покоя.
— Стало легче?- непринужденно спросил парень оказавшись рядом со мной.
Я вздрогнула от неожиданности и подняла на него глаза. Он был молод. Возможно, студент или выпускник. Не многим старше меня. Густые черные волосы вьются, и непослушными прядями падают на лоб. Глаза большие, серые, в обрамлении густых черных ресниц, а лицо такое же бледное, как и мое. Он очень высокий, немного худощав, но не критично. По всем канонам нынешнего времени, он красив.
— О чем вы?- недоумеваю я, пялясь на этого пришельца.
Для меня он не более чем помеха моему покою. И он это понимает, я вижу, что понимает. Но продолжает говорить со мной.
— Про кофе,- кивнув в сторону моей чашки, отвечает парень ни капли не смущаясь моим, нежеланием говорить с ним. — В такое время и в такую погоду, оно должно решать любые проблемы.
Интересно, моя улыбка выглядит такой же мрачной, какой я ее представляю в эту секунду?
— Да,- отвечаю я, слегка с опозданием.- Помогает.
Парень широко улыбнулся, будто и вправду был рад за меня, а затем развернулся и ушел к своему рабочему месту. Вся эта сцена показалась мне очень странной, но я не придала этому значения. Каждый человек со своими странностями и не мне их осуждать.
Я просидела в этом кафетерии до того момента пока на улицах не стало совсем светло. Собираясь уходить, я впервые за все это время, посмотрела в сторону прилавка, где должен был быть этот странный парень, но его там не оказалось. Рядом с большой кофемашиной суетилась девушка, делая кофе для новых посетителей. И она была одна.
Я пожала плечами решив, что парень просто закончил свою смену и ушел.
Это было не важно для меня.
Тогда.

II

Она не узнала меня. Это было поразительно, но я другого и не ожидал. Эта девушка всегда жила в каком-то своем мире, и люди, которые находились вне его пределов ее не интересовали. Мы были призраками, которых она попросту не видит.
Я удивился увидев ее этим ранним утром. Я знал где она живет. Совсем другой конец города. Добраться в такое время до центра на общественном транспорте нереально. Я знаю, что она не взяла такси. Не понимаю откуда эта уверенность, но я точно знаю, что она пришла пешком. Она любит ходить пешком. В особенности, когда на улицах мало прохожих.
А еще я знаю, что это не впервые.
Элионор Вэст, девушка, которая вот уже три года живет по соседству со мной, но ни разу не подняла на меня взгляд. Она не замечала меня даже после того как спасла мою жизнь. Будто это ничего не значит. Будто вытянуть кого-то с того света — обыденность.
Поначалу, после того как все произошло, ее безразличие меня раздражало. Я не привык быть невидимкой для девушек, но именно так она относилась ко всем. Мы пустое место для нее, и не стоит этого забывать. Раньше я думал, что она высокомерная тварь, которая решила сыграть в Бога. Но чем больше я наблюдал за ней, тем больше понимал ее.
Я стал одержим Элионор. Она снилась мне. Я наблюдал, как она выходит из дома. Бредет по улицам, с этим задумчивым взглядом, который видит, что-то такое, что недоступно всем остальным. Я никогда не интересовался кем-то так сильно как ею.
Со временем я осознал, что ее поведение распространяется абсолютно на всех. Я никогда не видел, чтобы она заговаривала с кем-то первой, чтобы принимала гостей в своей маленькой квартире. Она выходила из дома всегда в разное время, а бывало, что не выходила оттуда неделями. Наверное, она работала на дому. Или не работала вовсе.
Она была самым странным явлением в моей жизни.
И это было похоже на чудо.
Проблема в том, что я никак не мог решиться приблизится к ней. Заговорить. Я не был одним из пугливых. Девушки очень часто пытались завоевать мое внимание, ведь я был красив. Но с ней все было иначе. Она была какой-то нереальной и это восхищало, пугало, заставляло робеть. Я не могу объяснить этого.
А еще она спасла меня.
Я никогда не забуду этого.
Тот единственный раз, когда она сама заговорила со мной.
До этого дня.
Сегодня я все же решился что-то изменить. И я решился узнать ее еще лучше. Заставить вспомнить, что нас связывает.

III

Дома как всегда меня встретил полный хаос. Я переехала в эту квартиру три года назад по нескольким причинам. Первая — она была у чёрта на куличиках, в очень тихом районе, и при этом арендная плата не сильно била по карману. Вторая — хозяин квартиры никогда не наведывался ко мне с досмотром. Ему вообще было абсолютно все равно что я здесь делаю, лишь бы платила вовремя.
Все эти причины меня идеально устраивали. Высокие потолки, кирпичные стены, кухня совмещенная с гостиной, маленькая спальня, большие окна. Вся моя квартира выглядела как идеальное жилище для бродячего художника, с явной алкогольной зависимостью. Не знаю почему именно это сравнение приходит мне на ум. Я не умею рисовать. И алкоголь ни разу не употребляла.
Я писатель.
Точнее, когда-то мечтала стать им. Но теперь я живу за счет ведения самых разных новостных блогов в интернете. Я пишу много статей, в каком-то юмористическом стиле, затрагивая самые серьезные и не серьезные темы. Люди, которые платят мне, ни разу не видели моего лица. Они считают, что я этакий интернет-клоун, которого приятно читать. Пусть думают, что хотят.
Я смотрю на свою берлогу, залитую бледным зимним светом, и не могу поверить, что так долго была в какой-то эмоциональной отключке. Повсюду валяются груды книг, немытые чашки расставлены на всех подоконниках, и на рабочем столе. Несколько пледов разбросаны по полу. Несколько носков, не первой свежести, были обнаружены не в самых подходящих для них местах. Повсюду пыль, беспорядок. Открыть холодильник и то страшно. Не помню когда в последний раз ела, но уверена, что все продукты давно протухли. Впечатление такое, будто кто-то взорвал бомбу посреди моей гостиной и после этого, здесь как минимум недели две не ступала нога человека.
Но здесь же была я.
По крайней мере, то что от меня осталось.
Со вздохом начинаю подбирать разбросанные вещи, и ставить их на место. Это занимает немало времени. Затем начинается полноценная уборка, стирка, борьба с протухшими продуктами. Спустя час можно поверить, что здесь живет кто-то более или менее адекватный.
Теперь, когда из холодильника все протухшие продукты, были благополучно выброшены, я стою перед ним размышляя о том, что стоит поесть. Я не помню когда ела в последний раз. После прогулки этим утром, после кофе, после уборки в квартире, я чувствую себя хорошо. Я понимаю, что моя Тьма отступила, и я должна воспользоваться этим моментом, чтобы восстановить силы. Я должна поесть. Хоть что-то.
Это правильные мысли.
Но они никак не могут перейти в действие. Я сжимаю ручку холодильника все крепче. Смотрю на пустые полки. И не могу заставить себя сделать хоть какое-то движение. Что в этом сложно? Выйти на улицу, купить еды, съесть ее. Раз-два-три, сытым будешь ты. Еда — это залог продолжения жизни. И это вкусно. Приятно.
— Давай,- мой голос похож на шипение.- Просто сделай это.
В какой-то момент, мое тело выходит из-под контроля. То как резко я захлопываю дверцу холодильника производит эффект взрыва. Вся кухня дрожит. Мне кажется, что я дала самой себе пощечину. Это так глупо. Так бессмысленно. И так наигранно. Вот только зрителей все равно нет, так что это не важно.
Глубокий вдох.
Еще один.
Медленно отступаю к двери. Хватаю рюкзак, кошелек, быстро натягиваю верхнюю одежду. Движение — это тоже часть жизни. Пора добыть мамонта. Выскакиваю на лестничную площадку. Я так резко распахнула входную дверь, что даже не успела заметить, кто-то уже стоит за ней. Я налетаю на этого человека, и на мгновенье ощущаю аромат мужского дезодоранта и геля для душа. Приятный аромат.
Он выбивает меня из сознания.
Все гаснет, и я проваливаюсь в неизвестность.

Продолжение следует;)
Рада вернуться.
Продолжение
1 комментарий
barva
Ураа! С возвращением! ))