5. Лишь мгновение длиною в вечность

mary_eria Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Я старалась держатся как можно дальше от Каталины. Не потому что она пугала меня своими припадками. Не потому что я боялась, что начну ей сочувствовать. И даже не из-за недоверия, которое возросло в разы после того как она приходила в себя в последний раз. Это было чувство, которое очень сложно описать. Ты перестаешь чувствовать к человеку неприязнь, перестаешь ревновать его к другому человеку и даже ненависть здесь ни при чем. Я просто испытывала физическую потребность держатся от нее как можно дальше. Что-то в самой Каталине заставляло меня сторонится ее.
И Тейт, со всей своей наблюдательностью и знанием моей натуры, не высказал по этому поводу ни единого слова. Он сам наблюдал за Каталиной, которая приходила в себя время от времени, но больше не кричала и очень быстро снова теряла сознание. Я знала, что он видел как я успокаивала ее и теперь каждый его взгляд казался мне напоминанием об этом. Вроде бы, во всей этой истории, что может быть более заурядным чем неумелые попытки успокоить девушку в припадке горя? Что в этом плохого? Я и сама не знаю, что со мной не так, но отчего-то мне не по себе. Будто Каталина заставила меня проявить какие-то очень глубоко спрятанные инстинкты моей души, которые я не собиралась никому показывать. Даже самой себе.
И все это не могло не нервировать.
Прошли уже сутки с момента нападения. Тейт явно вымотался, ведь он практически не выходил из комнаты Ботрайт и не спал, чисто из соображений ее безопасности. Мы не были уверены, что какая-то дрянь не попытается снова прикончить ее пока все мы будем спать. С одной стороны это было глупо, ведь убить таких как мы практически невозможно. Я имею ввиду убить окончательно. И все же Рид хотел убедиться, что никто больше не проникнет в его дом и я не мешала ему в этом. Но и помощи от меня было мало. Обходя зловещую комнату десятой дорогой я никак не могла заставить себя войти в приоткрытую дверь и помочь Тейту. Я не хотела, чтобы он снова оставил меня наедине с Каталиной. Я не хотела вновь услышать имена мертвецов, которых она слишком часто звала, пускай уже не криком, но тихим отчаянным шепотом. Эти имена ничего для меня не значили, но они пробуждали во мне воспоминания, которые я слишком часто пытаюсь игнорировать.
Поэтому, когда Тейт вошел в нашу спальню поздним вечером я сильно удивилась. Сидя у окна с книгой, которая меня совершенно не интересовала, я была уверена, что он снова будет ночевать в дряхлом кресле у кровати Ботрайт, но вот он здесь. Стоит в дверях и внимательно наблюдает за мной. Как и всегда с тех пор как понял, что со мной что-то не так. Что он пытается увидеть? И хочу ли я чтобы он что-то видел? Кажется будто мы снова перенеслись в самое начало нашей совместной истории. В то время, когда я не могла позволить кому бы то ни было взглянуть на мои тайны.
-Хочешь, чтобы я тебя сменила?- как можно более спокойно спросила я, но судя по едва заметной насмешливой ухмылке, которая скользнула по лицу Тейта, он не поверил притворству. Тем не менее лицо его казалось усталым и меня это беспокоило.
-Думаю одну ночь Каталина может прожить без стражей. Жила же она как-то почти сотню лет в одиночестве,- ответил парень и закрыл за собой дверь в комнату. Мысль о том, что кому-то пришлось жить в одиночестве целую сотню лет, а то и больше, показалась мне неприятной, но я тут же вспомнила о том, что и сам Тейт был один гораздо дольше. Как ему это удавалось? Даже Каталина, судя по тем обрывкам информации, которые я невольно подслушала, время от времени находила себе компанию. Тейт же всегда был один.- К тому же было бы жестоко заставлять тебя снова проявлять милосердие.
Его насмешливый и слегка надменный тон тут же заставил мои глаза вспыхнуть негодованием, но той раздражительности, которая была раньше, он не вызвал. Я слишком привыкла к Тейту за то время, что мы прожили вместе.
-Я предпочитаю отдавать тебе роли сестер милосердия,- тем же насмешливым тоном парировала я.- Тебе бы еще соответствующий костюмчик.
-Признал, что ты просто ждешь когда я наконец разденусь,- этот парень просто источал самодовольство и чрезмерную уверенность в себе.
И будто в подтверждение своих слов Тейт стащил с себя темную футболку и откинул ее в угол комнаты. На мгновение у меня из головы упорхнули все мысли, когда он, наполовину обнаженный, прошелся по комнате и остановился у комода, чтобы достать чистые вещи. Вот только косой взгляд, брошенный в мою сторону, отчетливо показывал, что именно такой реакции Рид от меня и ожидает. Он не был разочарован. Тейт прекрасно знал какое влияние может оказывать его голое тело и бесстыдно пользовался этим во всех ситуациях, когда мы не могли найти понимание. Или в любой другой ситуации.
-Дорогая,- мурлыкнул Тейт осознавая как меня раздражают такие обращения.- Это ведь всего-лишь идеальное тело идеального мужчины. Вовсе незачем так сильно капать слюной.
На этот раз моя усмешка была чуточку более естественная чем прежде. Схватив одну из подушек, которая валялась на широком подоконнике, где я любила читать, я швырнула ее прямо в лицо парню и снова отвернулась к книге. Я радовалась этим коротким перерывом между напряженностью, которую мы с Тейтом испытывали рядом друг с другом. С каждым часом все настолько кардинально менялось, что еще немного и от тех Мэри и Тейта, которые полюбили друг друга в самом начале, почти ничего не останется.
Я ощутила как он наблюдает за мной а затем как медленно двинулся через комнату в мою сторону. У меня не осталось сил, чтобы поднять взгляд и посмотреть на Рида. Что я могу увидеть на его лице кроме беспокойства? Что если мы медленно клонимся к закату всяких отношений и еще немного и между нами будет лишь холод? Впервые в жизни я была готова признать, что ужасно боюсь одиночества. Ужасно боюсь потерять именно его. Я всегда знала, что любовь уничтожает таких как я. Именно поэтому я испытывала к ней такое отвращение даже когда влюбилась.
Тейт присел рядом со мной на подоконник и теперь мы оказались тесно зажатыми друг напротив друга. Я заметила как его руки забирают мою книгу и отлаживают ее в сторону. Как он осторожно прикасается к моему лицу кончиками пальцев. Он заставляет меня поднять голову и посмотреть ему в глаза. Серые глаза, так похожи на грозовое небо, просят меня о доверии и одновременно они полны решительности. Его руки осторожно спускаются к моим плечам, ладони медленно ползут вдоль рук оставляя за собой шлейф горящей огнем кожи. Хотя бы эта деталь наших отношений еще жива. Он до сих пор заставляет меня гореть.
-Мэри,- тихо произносит парень и теперь он совсем близко. Его лоб касается моего лба. Его глаза смотреть в мои глаза и этот взгляд невозможно игнорировать.- Скажи мне.
Ему не нужно объяснять, что именно я должна рассказать. Мы оба понимаем, что так больше продолжатся не может. Тейт хочет знать все что я скрывала от него так долго. Он хочет знать, что именно меня уничтожает каждую ночь. Он хочет понять все, что я могу рассказать ему, понять, помочь и защитить, потому что для него это важно. Потому что, поменяйся мы ролями, я бы не позволила ему молчать.
Прикрыв глаза я делаю глубокий вдох. Есть тайны, которые я никому не решаюсь рассказать. Я боюсь их слишком сильно. Я боюсь, что если произнесу все это вслух, то больше не смогу убеждать саму себя, в том что это все не правда. Но ведь я знаю, что все это гребанная правда. Я знаю, что не могу убежать от своих кошмаров. В этом нет смысла. В побегах никогда не было смысла.
В этот момент я понимаю, что все мои попытки оградить Тейта от своих проблем чертов бред. Он ведь знает, видит, что со мной что-то не так и это мучает его. Я заставляю его мучатся от неизвестности. Я разрушаю его жизнь. Злоба на саму себя вспыхивает так неожиданно, что я никак не успеваю к ней подготовится. Что-то внутри меня с треском проваливается и исчезает освобождая место злости и отчаянью. Из глаз брызнули слезы и чисто инстинктивно я пытаюсь спрятать, унять, уничтожить их, но ничего не выходит. Из горла вырывается хрип. Я не помню когда мне приходилось плакать в последний раз. Плакать настоящими слезами и в реальной жизни. Меня даже немного поразило, что мои слезы больше не алого цвета.
-Мэри,- ошарашенно бормочет Тейт. Он не привык к таким проявлениям эмоций. Я могла разозлится, разбить что-то или кого-то, но уж точно не рыдать как сопливая девчонка.- Мэри, если не хочешь говорить не нужно. Прости, я не хотел…
Он прижимает меня к себе слишком сильно. Я чувствую как его свежая серая футболка, которую он только-только надел, пропитывается моими злыми слезами. Я никак не могу успокоится. А Тейт настолько ошарашен, что даже не знает, что сказать.
-Я помню их,- шепчу я и мог голос дрожит.- Помню каждую секунду. Они не отпускали меня. И сейчас не отпускают.
Мне трудно говорить из-за глупых всхлипов. Я мну в кулаках футболку Тейта пытаясь прижаться к нему как можно сильнее. Мне страшно, я зла на себя за слабость, но этот страх сильнее меня. Он преследует меня. Каждую секунду я пытаюсь жить с чертовым осознанием собственной ничтожности.
-Я думал, что у тебя почти не сохранилось воспоминаний о том мире,- проговорил Тейт и его голос зазвучал неправдоподобно спокойно. Он пытается быть тем кого я люблю — человеком, который не поддается не только собственной слабости, но и слабости тех кто ему дорог.- Что именно ты помнишь?
-Все,- шепчу я шмыгая носом и пряча лицо на его плече.- Я помню что было когда я умерла. Я помню каждую секунду, которую пробыла… там.
Тейт слегка отстраняет от меня, чтобы понять что я имею ввиду и к своему ужасу он осознает все это слишком быстро. Я вижу как его глаза расширяются а рот слегка приоткрыт. Ему сложно вернуть себе дар речи. Он понимает, что угроза, которую каждый из нас слышал в момент посвящения в стражи Энохиана не была пустым звуком. Вот только для Тейта она не имела значения. Он не помнил Царства Теней так как его помнила я.
-Ты была среди них?- шепчет парень и на последнем слове его голос ощутимо дрогнул.- Среди призраков?
До боли закусив нижнюю губу я отрывисто киваю. Моя рука невольно вздрагивает касаясь той пряди, которая отливала серебром. Эта прядь была напоминанием о смерти, и о том, что приходится видеть оказавшись по ту сторону.

Январь, полтора года назад

Первое, что пришло мне в голову — холод. Жуткий холод пробирал каждую клеточку моего тела. Он проникал под кожу, холодил душу, и я понимала, что никуда не могу от него деться. Стоило оглянуться по сторонам и я тут же осознала, что загремела не в очень приятное место. Что я здесь делаю? Как оказалась? Как долго пробуду? Черт его знает. Все мои мысли занимает лишь жуткий холод и больше ничего.
-Мэриан,- что-то мелькнуло в дюйме от моего лица и тут же исчезло в кромешной тьме.
-Мэриан,- снова какой-то блик, но на этот раз ярче. Отчетливее. Прищурившись я всмотрелась во тьму, но ничего не увидела. Собственно ничего и не было.
Я пытаюсь встать на ноги и с удивлением понимаю, что мне это без проблем удается. Я знаю, что больше не принадлежу миру живых. Вопреки всем своим представлениям о загробной жизни, я прекрасно помню детали своей смерти. Но что-то все же вызывает сомнение. Например тот факт, что у меня есть тело. Возможно, я стала одной из тех призраков, которые часто бродят по старым кладбищам? Типа тело есть а власти над окружающим миром нет. Хреновая перспектива, но не такая страшная как мне раньше казалось. Все же лучше чем быть просто грудой гниющей плоти где-то под землей. Или же нет?
-Мэриан,- снова этот шелест. Я разбираю сразу несколько голосов и это кажется жутким.
Что-то холодное, да-да, еще более холодное, чем окружающая меня тьма, удобно устраивается в моей руке. Я опускаю взгляд, снова поражаясь, что у меня все еще есть, что опускать, и замечаю черный пистолет, который очень хорошо вписывается в мою ладонь. Что может быть более естественным чем оружие в моих руках? Я хмурюсь не понимая зачем оно мне в таком месте, но металл, который очень быстро согревается теплом моей ладони, приятно успокаивает душу. Я чувствую себя спокойней. Оружие — единственная вещь, в которой я никогда не сомневаюсь. Единственное чему я всегда доверяю.
Яркая вспышка пронеслась прямо предо мной и все, что я успела рассмотреть, помимо ослепляющего света, это искаженное призрачное лицо, которое никак не могло принадлежать живому существу. Если поначалу мое имя произносилось так же громко, как шелестит ветер, то теперь звуки нарастали. Вспышки мелькали все чаще. Вскоре я оказалась в центре круговорота состоящего из разгневанных призраков. В голове появилась знакомая звенящая боль, которая становилась сильнее и сильнее. Призраки кружили вокруг меня выкрикивая мое имя и их голоса были полны такой злобы, которой мне еще не приходилось слышать. А ведь я сталкиваюсь с этими чертовыми исчадьями ада не впервый раз. Никто из призраков моих предков не касался меня, но я чувствовала их близость так же остро, как при жизни ощущала свои кровоточащие раны. Я слышала как они проклинают меня. Я видела, что их становится все больше и больше. Они звали меня. Они отталкивали меня и притягивали к себе снова.
-Кара постигнет того кто посмеет книгу открыть,- шипели злобные ублюдки.
-У меня не было выбора!- крикнула я в водоворот света, но никому не было дела до моих слов.
Пистолет в моей ладони задрожал. Какой смысл в оружии если ты находишься среди мертвых? Теперь все это казалось лишь насмешкой. Мне дали игрушку, которой невозможно ранить. Они дали мне ощутить защищенность и одновременно бросили в лицо осознание, что никакой защищенности больше не существует. Это была показуха, которая высмеивала все то, что я ценила при жизни.
Они показали мне свою власть, которая будет длиться вечность.
Что-то особенно яркое бросилось прямо на меня отделившись от общего круговорота. Мое тело дернулось в инстинктивной попытки уйти с пути призрака, но ноги словно приросли к месту не позволив сдвинуться с места. В то мгновение когда призрак приблизился ко мне вплотную я хорошо рассмотрела его. Он походил на тень, без лица и очертаний, но тень эта состояла из яркого света, который рассеивал тьму вокруг. Если раньше мне казалось, что другие призраки могли ослепить меня, то сейчас я понимала, что общий круговорот лишь слабо мерцает по сравнению с тем, что пылало диким светом.
Призрак пронесся прямо через мое тело и стоило его лучам коснутся моей кожи как я ощутила нечто такое, что описать кажется невозможным. Будто внутри меня разразилась настоящая буря. Она разрывала меня изнутри, сбивала с ног, вызывала самые худшие воспоминания, заставляла видеть то чего никогда не было, но что было не менее страшным чем вся та реальность, которую я пережила. И вместе с тем я чувствовала как что-то важное медленно исчезает из моего сознания. Я хваталась за обрывки слов, за далекие намеки, но постепенно они исчезали и я уже не помнила за что должна схватиться. Призраки стирали из моей памяти все то чего я не должна знать, все то что я могла увидеть в книге Энохиана, и теперь заменяли все те воспоминания болью.
Один за другим призраки отделялись от общей массы, проникали в мое тело заставляя его разрываться изнутри. Иногда они показывали мне мои страхи, иногда я видела их собственные смерти, их собственные ужасы. И когда я становилась совсем другим существом, совсем другой личностью, я забывала о том кем была в прошлое мгновенье. Я жила той болью, которую каждый из сотен тысяч стражей когда-либо переживал.
И каждый раз когда я возвращалась к собственному естеству мне казалось, что все это продолжатся больше не может. В один из таких моментов, в момент короткой передышки после очередного ужаса, в момент, когда я лежала во тьме скрутившись в клубок и чувствуя как моя душа истекает кровью, я схватилась за пистолет и вскочив на ноги нацелила его прямо в призрака, который несся мне навстречу угрожая новым потоком кошмаров. Я знала, что это бесполезно, но хотела показать им, что не готова вот так просто принять свою участь.
Выстрел прогремел слишком громко. Мне показалось, что даже призраки замерли а в следующую секунду попросту исчезли. Исчезли все они, кроме, пожалуй, того что был предо мной. Его сияние померкло и я ощутила прилив мрачного торжества не до конца осознавая каким образом могла навредить тому кто уже мертв.
Свет угасал с каждой секундой и чем меньше его оставалось, тем лучше мне удавалось рассмотреть отдельные черты в лице и фигуре призрака. Вначале я увидела как он упал на колени прижав руки к сердцу. Затем я заметила капли алой крови, которые сочились через его пальцы. Но разве у призраков может идти кровь?
Какой-то инстинкт заставил меня сделать шаг навстречу гаснущей тени.
Я начала замечать каждую черту лица этого существа по отдельности. Слегка пухлые губы, которые морщились от боли. Прямой нос. Выразительные скулы. Широко распахнутые серые глаза, которые временами напоминали грозовое небо. Серебристые волосы, спадающие на лоб и все время взъерошенные, словно их хозяин никогда не слышал о расческах.
-Нет!- закричала я забыв, что все это не может быть правдой.
Тейт завалился набок и из его рта вырвался булькающий звук. Я подбежала к нему, упала рядом с ним на колени отшвырнув пистолет в сторону. На этот раз мы играли совсем другие роли. Теперь он умирал на моих руках а я ощущала с каким трудом бьется его сердце.
-Нет, нет, нет,- качая головой из стороны в сторону шептала я. Мои пальцы, ладони, руки целиком — все было в крови. В его крови.- Ты не можешь вот так поступить со мной!
Злость сражалась внутри меня с болью, но вторая побеждала с завидным отрывом. Я напрочь забыла о том, что Тейта здесь быть не может. Я забыла о том, что он бессмертен а я уже мертва.
-Тейт,- звала я пока его глаза медленно закрывались а тело постепенно расслаблялось.
Закрыв себе рот рукой я все еще качала головой из стороны в сторону не в силах справится с теми чувствами, которые били, взрывали, душили и уничтожали меня изнутри. Так не должно было случиться.
-Это не правда,- тихо повторяла я самой себе крепко закрыв глаза и схватившись за голову, пытаясь зажать уши. Тишина вокруг давила на меня хуже чем любые крики призраков.- Это, черт побери, не правда. Этого не может быть. Это невозможно.
Постепенно мне удалось овладеть собой. Повторяя себе, словно мантру, одни и те же слова я заставила себя вновь вспомнить то, что происходит на самом деле. Я умерла в январе 2015 года. Я была стражем Энохиана, книги, которая хранила множество тайн. Под действием определенных обстоятельств, я открыла книгу, хотя и знала, что это плохо кончится. Я предала свой народ. Я умерла предателем. И вот теперь призраки моих предков мстят мне, заставляя верить во все чего никогда не было на самом деле. Никтей Кристофер Рид жив и быть здесь не может. Он бессмертен. Он никогда не окажется в этом месте.
Я повторяла себе свою историю снова и снова. Я повторяла себе, что это всего лишь наказание, которое я заслужила. Я повторяла себе, что оно никогда не закончится, что это мгновение будет длиться вечность, но даже чертовым призракам сломить меня не удасться. Я не забуду кто я. Я не забуду того, что никогда не поддавалась страху. И я не забуду, что единственный человек, который мне дорог никогда не умрет. Ведь это невозможно.
И как только я снова вспомнила все, что касается моей реальной жизни и смерти, как только я убедилась, что я — это все та же Мэриан Озборн, то тут же распахнула глаза готовая бросить вызов всему этому аду и тому, что он способен мне предложить. Я готова отдать им любые воспоминания связанные с книгой Энохиана. Но я никогда не отдам им саму себя и тех кто мне дорог.
Стоило моим глазам открыться и я тут же увидела не призраков или мертвое тело Тейта. Я увидела большое зеркало в старинной раме, которое стояло прямо напротив меня. Я увидела себя, сидящую на коленях, окутанную тьмой. Но одновременно это была не я. Существо в зеркале смотрело на меня слегка склонив голову. Оно улыбалось бесчувственной, жестокой улыбкой. Его глаза смотрели на меня одобрительно. Словно оно было радо моей решительности, которая постепенно таяла. Оно было радо моей готовности к сражению, но вот цели, из-за которых я была готова перегрызть глотку кому угодно, у нас явно были разными. Глаза существа, хотя они были и моими тоже, больше не были просто светло-карими. Белки тех глаз налились алой кровью, которая постепенно стала стекать медленными ручьями по щекам. Цветную радужку заполнила чернота. Губы изогнулись в насмешливой улыбке дьявола, который только что пообедал младенцем.
Я закричала и одновременно с этим криком смогла нащупать выпавший из рук пистолет. Новый выстрел заставил стекло разлететься на сотни маленьких осколков а затем вернулись призраки. Начался новый водоворот, новые истязания, новые воспоминания и иллюзии. Я обретала кошмары в обмен на запретные знания. Все началось сначала и я снова забыла кто я. Снова забыла, что Тейта здесь быть не может. Я снова убила его и снова вернула себе себя. Я снова увидела жуткое отражение и снова выстрелила в него. И все опять началось сначала.
Снова и снова и снова и так до тех пор пока однажды я не очнулась в гробу.

Следующая глава — Охотники и жертвы
Предыдущая глава
Пролог
Начало первой книги из серии Энохиан
Начало второй книги из серии Энохиан
0 комментариев