22. Быть бессмертным не значит быть живым

mary_eria Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Часто заморгав, я открыла глаза и вновь оказалась в доме Тейта, в его гостевой спальне и с Тарой напротив своего лица. Мое замешательство было столь велико, что я даже не пошевелилась, когда девушка убрала от меня свою руку и выпрямилась в кресле. Она заинтересованно следила за мной. Будто я была чем-то, что стоит изучать.
Мне не нравился такой взгляд.
— Она убила ее, — просто проговорила Тара, и отчего-то ее голос показался мне совершенно другим. Более хриплым, что ли.
— Я не понимаю, — покачала головой я.
— Став бессмертным, сложно умереть, даже если захочешь, — нахмурившись, Тара отвернулась к окну. — Не так много способов убить вас. Но они есть. И эта девушка применила один из них.
— Она убила Энею? — одними губами прошептала я. Подобный вариант казался мне абсурдным, невозможным и… страшным.
— Да, — подтвердила Тара. — Убила.
— Но зачем ты показала мне все это? — непонимающе спросила я.
— Просто… — девушка оборвала себя, а затем сделала глубокий вдох и заговорила снова. Гораздо с большей уверенностью. — Ты ведь видела, что стражи Энохиана сделали с моей семьей? И я была не единственной. Провидцев пытали с тех пор, как узнали о нашем существовании. Нас выслеживали и истязали с тех пор, как один из нас, очень давно и лишь однажды, добровольно помог этим монстрам, решив, что они того достойны.
Тара перевела взгляд на меня.
— Отчасти, это и наша вина. Ведь все началось еще в тот год, когда Энея Дувр впервые узнала о своем даре. Никакие духи энохианских предков не предсказывали ее участи. Они на это были попросту не способны, но ваши старейшины придумали такую байку, чтобы не раскрывать истинное положение вещей. Именно тогда появился первый Провидец и рассказал одному из стражей о том, что видел. О том, кем станет Энея Дувр для всей расы стражей Энохиана. Стражи поверили ему, но им было мало одного предсказания. Когда в будущем Провидец отказался говорить о своих видениях и о том, что говорят ему ангелы, ведь он понял, какое зло совершают люди, зная, что их ждет, его начали пытать. А вскоре и его семью. Чем все это закончилось, ты знаешь. Провидцы и стражи Энохиана стали врагами. Хотя многие из стражей даже не знали о нашем существовании. Не каждый мог выдержать натиск совести, поэтому ваши старейшины решили сохранить некоторые тайны даже от себе подобных.
Я нахмурилась, пытаясь осознать тот факт, что на Земле живет еще одна раса. Это казалось неправдоподобным, но чем больше я думала над этим, тем больше видела во всем этом истину. Это объясняло, почему стражи Энохиана так заинтересовались Энеей в свое время. Они попросту поверили одному из Провидцев, и это испугало их.
— Когда Энея начала мстить, многие из нас поддержали ее. Стали ей помогать выискивать стражей и убивать их, — продолжила Тара. — Они помогали демонам проникать в нужные дома, выслеживать убежища стражей и предотвращать их планы по спасению себе подобных. Энея в свою очередь всячески защищала таких, как я. — на мгновение Тара запнулась, нахмурившись. – Всех, кого могла защитить.
Я содрогнулась, невольно вспомнив слова Дарена: «Ты забыл, кто наводит ее на наши семьи? Из-за кого наши дети гибнут?» Неужели это никогда не закончится? Неужели мы все будем делать лишь все новые и новые ошибки? Будем расплачиваться и мстить за то, что когда-то кто-то оступился? Люди не замечают этого, но если присмотреться, то можно понять, что каждый из нас утопает в реках чужой крови. Или собственной.
— Я показываю тебе все это, чтобы ты поняла, почему я так поступаю, — прошептала Тара, снова подавшись вперед. Ее лицо замерло всего в нескольких дюймах от моего.
— Как поступаешь? — тяжело сглотнув вставший в горле ком, спросила я. Взгляд черных глаз казался слишком пронзительным. Будто Тара была способна увидеть мою душу. Увидеть и уничтожить.
— Я не могу допустить того, чтобы Мэриан Озборн убила Энею, — шепчет девушка. — Я не хочу, чтобы кто-либо помешал мисс Дувр завершить начатое дело.
Мои глаза расширяются, слыша полное имя девушки, которая уже давно в моих мыслях. Девушки, которую я думала, что знаю. Девушки, которую сама собиралась убить. Но прежде чем удивление достигает своего апогея, я ощущаю резкую боль в области левой кисти. Я кричу от боли, глядя на свою руку. В ней торчит острое лезвие, рукоятку которого сжимает Тара. Ее глаза горят диким пламенем, которое невозможно ни с чем спутать. Она вне себя от ярости.
— Ты должна кричать, — шепчет девушка. — Ты и твои друзья грязные предатели и убийцы! И они поплатятся за всю ту боль, которую причинили моей семье!
Она жаждет моей крови. Но еще больше она хочет крови тех, кто дорог мне.
— Сложно убить бессмертного, — уже громче говорит Тара, отдергивая свою руку и одновременно убирая острое лезвие из моей кисти. Кровь мощным ручьем катится на пол, а боль становится почти невыносимой, но я игнорирую ее. — Но ведь можно не позволить ему родиться. Разве ты не думала так же? Разве ты сама не желала того же?
Что-то внутри моей головы щелкает, и за долю секунды все части головоломки встают на свои места. Я понимаю, почему Тара здесь. Я понимаю ее ненависть. Я понимаю, кем именно является Мэриан Озборн и какая ее участь в событиях, которые еще не произошли, и одновременно в событиях, которые свершаются уже столетия.
Я понимаю все это.
И мне плевать.
— НЕТ! — дико кричу я и неожиданно бросаюсь на девушку.
Она не ожидала от меня такого проворства, но ее замешательство мне на руку. Повалив Тару на деревянный пол, я пригвоздила ее к нему, выбив из руки нож. Что-то внутри меня бурлит, закипает и вот-вот вырвется наружу. Одновременно я слышу за дверью какой-то шорох, но пока что это меня не интересует.
— Ты не сможешь защитить ни его, ни ее, — сквозь боль бросает Тара. — Слишком поздно.
Джеймс. Джеймс в опасности, и это единственное, что сейчас имеет для меня значение. Я должна защитить его. Должна спасти. Плевать, кем или чем станет Мэриан Озборн. Плевать на ее происхождение. Я не позволю ей либо кому-то еще отнять у меня Джеймса. Ни сейчас, ни в будущем.
Подавшись вперед, я попыталась встать на ноги и броситься к двери, но Тара схватила меня за лодыжку и потащила на себя. Потеряв равновесие, я кубарем упала на пол, и девушка тут же попыталась напасть на меня. Ей удалось нанести всего два удара по лицу и ребрам, но адреналин в моей крови зашкаливал до такой степени, что эти удары показались мы легкими щелчками. Всего лишь жалкие попытки встать на моем пути.
Мне нужно вывести ее из строя.
Чьи-то громкие шаги, звуки разбиваемого стекла и грубые ругательства донеслись за закрытой дверью. Звуки новой драки. Что-то в моей груди екнуло, но это чувство быстро стало незаметным на фоне нового удара в челюсть. Во рту появился привкус крови. Стиснув зубы, я ударила Тару ногой по голове, к счастью моя растяжка это позволяла, а затем скинула девушку с себя. Дикий вопль прорезал мой слух, но я смогла сесть верхом на Тару, не позволив ей больше ударить себя.
— Они уже здесь! — безумно торжествовала Тара, извиваясь подо мной. — Энея прислала свою армию, дабы избавить мир от нескольких ублюдков.
Я схватила ее за края серой рубашки и несколько раз впечатала в пол. Кровь из моей раны быстро впитывалась в серую рубашку Тары. Ее голова безвольно откинулась назад на третьем ударе об пол, и тогда я резко встала. Схватив тот нож, которым Тара пыталась убить меня, и перемотав кровоточащую руку какой-то тряпкой, которая попалась мне на пути, я резко распахнула дверь в коридор и на секунду ошарашено замерла.
Джеймс и Тейт, вооруженные до зубов, были загнаны в угол почти тремя десятками демонов. Армией Энеи. Эти твари даже не пытались притворяться людьми. Их злобные глаза-бусинки, сверкали в свете раннего утра. Их кожа была покрыта струпьями и гнилью. Их острые, словно бритвы, когти были наготове. Их клыки были обнажены.
Демоны готовы к атаке.
— Тали! — облегченно крикнул Джеймс, завидев меня. Тейт тем временем сканировал все вокруг своим пристальным взглядом, чтобы не упустить ни одной детали, ни одного выгодного положения для боя или же хода к отступлению. В нем все еще жил страж Энохиана. Тот страж, какими все мы должны были стать.
— Может, оставим нежности и обнимашки на потом? — сухо спросил Рид.
Я оказалась на равном отдалении от скопления демонов и двух загнанных в угол парней. Словно своего рода черта между двумя полюсами. Демоны внимательно наблюдали за каждым моим шагом. Я так давно не видела этих тварей, что смогла забыть, с чем стражам Энохиана приходится встречаться каждый день. Когда-то лишь эти твари были моим врагами. Когда-то лишь их уничтожение было моей заботой. Почему все стало так сложно?
Хотя убийство — это всегда сложно.
Но не тогда, когда на кону жизнь тех, кто тебе дорог. Тогда выбор становится очевидным. Разве нет? Разве мы не готовы на все ради тех, кого любим?
Сделав глубокий вдох, я прошла несколько шагов вперед, все еще оставаясь чертой между демонами и людьми. Обернувшись к демонам лицом, я ощутила спиной, как Джеймс и Тейт напряглись. Каждый, кто был предо мной, чего-то ждал. Каждый, кто был позади меня, чего-то опасался.
— Вы не получите того, за чем пришли, — уверенно проговорила я, глядя прямо в лица демонов и сжимая свое жалкое оружие.
Что-то вспыхнуло в моей голове. Образ Мэриан Озборн, стоявшей в точно такой же позе с таким же оружием перед лицом смерти. Чувствовала ли она все то же самое, что и я? Имела ли я право судить за нас обеих, называя ее монстром? Желая ее смерти? Почему я вообще решила, что могу судить, кому стоит жить, а кому нужно умереть?
— Мальчишка умрет, — прошелестели демоны в унисон. Их голоса покрыты холодом. Они навевают страх, но отступать я не собираюсь.
— Никогда, — тем же тихим шепотом отвечаю я.
Все происходит очень быстро. Демоны нападают одной волной. Джеймс и Тейт тут же оказывают сопротивление. Они отбиваются. Я отбиваюсь вместе с ними. Но моя цель не защитить собственную жизнь. Моя цель вытащить отсюда Озборна. Я знаю, что для него смерть будет чем-то гораздо худшим, чем для любого из нас. И я знаю, что его смерть сотрет в порошок все, чем я когда-либо была или стала.
— Джеймс, уходи! — приказываю я сквозь сжатые зубы, одновременно отбиваясь от особенно проворного демона.
Тейт перевернул небольшой кофейный столик, настолько старинный, что мог бы стоить целое состояние, но, судя по тому, как парень активно молотил этим столиком по демону, его это не особо заботило.
— Что? — ошарашено переспросил Джеймс и вонзил длинный мачете в грудь демона и при этом умудрился одним изящным пинком отшвырнуть в сторону другого. — Ты прогоняешь меня с поля битвы?
— Может, она боится, что ты будешь верещать из-за испорченного маникюра? — вставил Тейт, уверенно отсекая голову какой-то особенно визгливой твари. Яркая вспышка света затопила коридор, но тут же погасла, не прерывая сражение ни на секунду.
Я заметила, как один из демонов понесся прямо на Джеймса, и успела вовремя оттеснить Озборна к ближайшей стене, а сама вогнала свой клинок прямо в грудь твари. Острое лезвие вошло в гниющую плоть прямо по рукоятку. Судя по еще одной яркой вспышке, клинок оказался серебряным. Повезло.
— Эй, — крикнул Тейт. — Где ты взяла нож моего отца?
— У Тары одолжила, — отпихивая от себя невыносимо воняющего гнилью демона, крикнула я. – Похоже, прежде чем разыграть свое бурное пробуждение, она облазила всю комнату в поисках оружия.
— Вот дрянь! — выругался Тейт. Резко выхватив из-за пояса револьвер, он несколькими точными выстрелами прострелил головы трех демонов. Новые вспышки света едва не ослепили меня. — Так и знал, что все-таки что-то оставил в той спальне.
Отвернувшись от откровенно наслаждающегося ситуацией Тейта, я снова попыталась воззвать к благоразумию Джеймса.
— Они пришли за тобой! — громко заговорила я. — Уходи немедленно!
Джеймс бросил на меня озадаченный взгляд, но проигнорировал мой приказ. Он уверенно чувствовал себя в бою и не собирался отступать. Чертов гордец! Новые вспышки света озаряют полумрак коридора. Пепел от исчезнувших демонов сыпется на пол и витает в воздухе. С каждым новым поверженным врагом я чувствую, как надежда делает робкие шаги, пробираясь все глубже в мою душу. Мы выстоим. План Тары не сработает. Кто бы ни был на ее стороне, чьей бы поддержкой она ни заручилась — мы выстоим. По-другому и быть не может.
— Каталина! — резко ревет Джеймс, и что-то сбивает меня с ног.
Отлетев на несколько шагов назад,. я падаю, врезаясь в стену. Окно за моей спиной разлетается на кусочки. Демоны буквально пролетают над моей головой, умудряясь проникать в разбитое окно второго этажа. Я чувствую, как крошечные острые песчинки режут кожу, осыпая меня градом. От сильного удара головой все перед глазами расплывается. Что-то теплое стекает по волосам и шее. Шум становится приглушенным. Словно кто-то кричит сквозь толщу воды. Перед глазами пляшут разноцветные пятнышки.
Соберись! Я не могу потерять сознание сейчас.
— Унеси ее отсюда! — орет Тейт, отмахиваясь одновременно от четырех демонов. Их осталось не так уж и много, но новые твари окружают нас со всех сторон, вползая в окно. — Быстро! Я прикрою вас.
Кто-то стремительно подхватывает меня на руки и куда-то несет. Знакомый запах пота и крови овевает меня, и я ощущаю быстрое сердцебиение. Джеймс. Он несет меня в ближайшую комнату, до которой способен добраться. Тейт размахивает длинным кинжалом, стараясь не подпускать злобных тварей ко мне и Джеймсу. Пнув дверь ногой, Озборн делает несколько шагов вглубь, но неожиданно что-то появляется за его спиной. Я ощущаю толчок, и мы вдвоем кубарем падаем вниз. То, что толкнуло Джеймса, исчезло так же быстро, как и появилось. Дверь за нами захлопнулась, и мы оказались отрезаны от шума и безудержного водоворота жестокости. Тейт остался по ту сторону. В своей стихии.
Скрутившись в комок, я едва могу различать очертания чьей-то спальни. Ноющая боль в моем левом бедре требует внимания. Взглянув на свои ноги, я замечаю, что именно в левом бедре, в том месте, где проходит артерия, торчит большой осколок. Кровь течет слишком быстро. Такую рану нельзя игнорировать.
— Тали, — хрипит Джеймс.
Он тоже лежит на полу. Одурманенным сознанием я задаюсь вопросом: почему? Он выглядит совсем плохо. Это все из-за падения? Его кто-то толкнул в спину? Джеймс повернулся на правый бок. Наши лица достаточно близко друг к другу, чтобы я могла рассмотреть, какой он бледный. Его губы дрожат. Он будто пытается улыбнуться, но выходит лишь гримаса боли. Почему ему больно?
— Джеймс? – дрожа, шепчу я и протягиваю к нему руки. Жаль, они безвольно падают, не способные даже дотянутся до его лица. Куда делась вся моя сила? Мне так хочется спать. — Что с тобой?
— Все хорошо, — шепчет он, но его руки тоже дрожат. Широкие ладони перехватывают мои замерзшие пальцы, и я чувствую слабое сердцебиение в этих ладонях. — Все хорошо.
— Тебе холодно? – хмурясь, спрашиваю я. Он кажется очень замерзшим. Я не ощущаю тепла в его руках, вижу, как он дрожит.
— Мне страшно, — отвечает Джеймс озадачено. Будто эти слова удивили его. Будто это не он их произнес.
Что-то заставляет меня содрогнуться. На этот раз это не боль или холод. Не раны или громкие визги, доносящиеся из-за двери. Я не могу описать этого чувства, но оно слишком сильное, чтобы я могла его контролировать.
— Почему тебе страшно? — спрашиваю я, чувствуя, как большие слезинки катятся по щекам.
— Не плачь, — тихо уговаривает Джеймс. Опираясь на руки, он из последних сил ползет ко мне. Всего один шаг разделяет нас, но чтобы преодолеть это расстояние, у Озборна уходят последние силы. Тем не менее, он прижимает меня к себе, словно маленькую девочку, и дрожащей рукой гладит меня по волосам. Я утыкаюсь носом в его грудь, скручиваясь под его боком. Лужи крови становятся все больше. — Все будет хорошо.
— Почему тебе страшно? — борясь с неожиданно надвигающимся сном, спрашиваю я.
— Это уже не важно. Не важно.
Я хлюпаю носом и сильнее, насколько хватает сил, прижимаюсь к Джеймсу. Его страх становится моим страхом. Я не хочу уступать тьме. Не хочу терять его.
— Я люблю тебя, — тихо шепчет парень мне на ухо. Его голова откидывается назад, а тело постепенно расслабляется. — Помни об этом, хорошо?
Я хочу ответить ему, что всегда знала это. Хочу сказать, что никогда об этом не забуду. Хочу попросить, чтобы он почаще напоминал мне об этом. Но слабость берет свое. Мое тело расслабляется так же стремительно, как и тело Джеймса.
Вот только на этот раз тьма не дарит сновидений.

Следующая глава — Эпилог
Предыдущая глава
Пролог (начало второй книги из серии Энохиан).
Содержание (первая книга из серии Энохиан).
0 комментариев