21. Истина Провидца

Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Дикий вопль развеял все наши мысли, заставив соскочить с кровати. Джеймс тут же метнулся к оружию, которое всегда было у него под рукой. Я рванула к двери, уверенная, что нам стоит уносить ноги, но стоило лишь высунуться в коридор, как нашему взору открылась довольно странная картина. Тейт с сильно раздраженным видом пытается вырвать из рук нашей новой гостьи нож, который она непонятно откуда стащила. Эта девушка все еще выглядит хрупкой, но ее взгляд горит безумным огнем, и ей вполне хватает сил, чтобы махать ножом в разные стороны, пытаясь не подпустить к себе Тейта.
— Да успокойся же ты, наконец! — рявкнул Тейт, резко бросившись на девушку и выхватив у нее оружие. Она в ужасе отпрыгнула в сторону, хотя Рид едва ли хотя бы задел ее.
— Где я? Кто ты? — с непонятным акцентом воскликнула девушка.
Не знаю, откуда во мне взялась такая уверенность, но я решила, что сама должна все объяснить этой незнакомке. А заодно задать ей парочку своих вопросов. Но в первую очередь ее нужно успокоить.
— Ты в безопасности, — почти ласково проговорила я, зная, что на психически неуравновешенных людей такой тон иногда действует, как успокаивающе средство. Иногда. — Мы принесли тебя сюда, когда ты налетела на нас в лесу. Ты помнишь, что с тобой произошло?
Девушка замерла, не спуская с меня пронзительно-черных глаз. Я часто встречала людей с темными глазами, но ее взгляд был настолько темным, что начинало казаться, будто эта тьма заполняет тебя самого. Мне стало немного жутко, но я напомнила себе, что во всей сложившейся ситуации именно девушка, стоящая предо мной, является жертвой, и если я хочу добиться от нее ответов на интересующие меня вопросы, то нужно быть терпеливой и осторожной.
— Каталина Ботрайт? — неожиданно пробормотала незнакомка. Она произнесла мое имя очень тихим, но уверенным голосом. Она знала, кто я.
— Разве мы знакомы? — слегка сдавленным голосом произнесла я. Джеймс за моей спиной напрягся.
— Меня зовут Тара Гамильтон, — проговорила девушка, слегка вздернув подбородок. — Таймар Гамильтон был моим сводным братом. Ты знала его как Тима.
Таймар Гамильтон.
Вам знакомо чувство переломного момента? Вы живете в каком-то определенном окружении, с определенным мировоззрением, вы знаете то, что знаете, и чаще всего проживаете так всю жизнь. В моей жизни не было постоянности. Я часто узнавала нечто такое, что могло развернуть меня в противоположную сторону от того человека, кем я была ранее. Такое случалось очень часто. Но сейчас настал тот момент, когда я вновь наблюдала за тем, как часть моих убеждений рушится, словно карточный домик. Это и стало переломным моментом.
— Я искала тебя, — проговорила Тара, не спуская с меня пристального взгляда. — Мне многое нужно рассказать тебе. А тебе нужно многое узнать.
Я была с ней полностью согласна, но выдать какую-нибудь беспечную фразу оказалась не в состоянии. Я не могла поверить, что вижу перед собой живого родственника Тима. За все то время, что мы пробыли в лечебнице, Тим ни разу не заговорил о семье. Я даже никогда не задавалась вопросом, а если она у него. Тот факт, что мы оба оказались вдали от цивилизованного мира, запертые в одном из самых ужасных мест, которое могло создать человечество, делал нас как бы сиротами по умолчанию. Но вот она, Тара, доказательство моих заблуждений.
— Наедине, — добавила девушка спустя пару минут, так и не дождавшись моего ответа.
Я лишь кивнула, но в игру тут же вступил Джеймс.
— Ну, уж нет! — запротестовал он. — С чего мы должны доверять тебе?
Тейт тоже не сводил глаз с Тары.
— Гамильтон, — протянул он как бы задумчиво. — Я уже слышал это имя.
Девушка вопросительно взглянула на Рида. Я заметила страх в ее глазах. Она по-настоящему боялась Тейта, хотя тот не казался таким уж страшным по сравнению с Джеймсом.
— Ты Провидица? — спокойно спросил Тейт.
Я еще не слышала подобного термина, но на Тару он произвел странное впечатление. Она вздрогнула и сжалась так, будто Тейт только что ее ударил. С тощего плеча слегка сползла серая ткань рубашки, и я заметила несколько глубоких шрамов на бледной коже. Что-то внутри меня шевельнулось, и мне стало жаль эту девушку. Вряд ли эти шрамы появились после легкой жизни.
— Мы поговорим наедине, — уверенно сказала я. Все взгляды тут же метнулись в мою сторону.
— Нет! — упрямо воспротивился Джеймс. Теперь его недовольный взгляд был устремлен на меня. И почему ему всегда нужно так бдительно охранять меня? Я все-таки уже давно не маленькая девочка.
— Согласен с пуделем, — с недоверием глядя на Тару, проговорил Тейт. — Если она та, о ком я думаю, то лучше тебе держаться от нее подальше.
Тара, несмотря на страх, метнула злобный взгляд в Тейта.
— Я не так опасна, как те, кому ты служишь, — сухо заявила она.
— Я никому не служу, дорогуша, — сухо заметил Рид, и его взгляд опасно блеснул. — А вот с тобой все обстоит иначе.
— К тому же это не мы бегали по дому, размахивая ножом, — едко заметил Джеймс. Это был первый и последний случай в истории человечества, когда Джеймс Озборн согласился с Тейтом Ридом.
— Я поговорю с ней наедине, — резко прервала я парней. — А вы, если хотите, можете сидеть в соседней комнате. — Или под дверью, что будет более вероятно.
И, не дав этим двоим возможности возразить, я сделала несколько быстрых шагов в направлении двери, рядом с которой стояла Тара. Девушка быстро последовала за мной и только, когда я захлопнула дверь перед двумя мужскими носами, она заметно расслабилась. Мы оказались в еще одной гостевой спальне, которая не так сильно отличалась от той, в которой ночевала я. Единственным отличием было отсутствие пыли. Я присела на краешек кровати, надеясь, что Тара последует моему примеру, и это позволит ей немного расслабиться. Девушка осторожно присела в кресло напротив кровати.
— Значит, — спустя какое-то время проговорила я. — Ты сестра Тима.
Взгляд Тары стал каким-то отстраненным. Только сейчас я заметила, что ее руки дрожат мелкой дрожью, и она постоянно их потирает, стараясь это скрыть. Этот жест был мне настолько знаком и привычен. Горькие воспоминания накатили на меня, заставляя жидкое пламя струиться по венам, обжигая все на своем пути.
Нужно унять эту боль.
— Сводная сестра, — поправила меня Тара. — У нас были разные матери. Мать Тима умерла при родах, и спустя какое-то время его отец женился на моей матери.
— Как он оказался в лечебнице? — осторожно спросила я.
Лицо Тары осунулось. Она нахмурилась, и теперь ее взгляд был очень мрачным, хотя она и не поднимала на меня глаз, рассматривая свои руки.
— Они погибли, когда мне было три года. Тиму — шесть, — зашептала Тара. — Я помню тот день так же хорошо, как и вчерашний. Я хочу, чтобы и ты знала, с кем имеешь дело.
На последних словах Тара резко вздернула голову, и ее глаза блеснули не самым добрым светом. Она подалась вперед, и вопреки вопящим инстинктам самосохранения я не отпрянула от нее.
— Я хочу тебе показать, — все так же приближаясь ко мне, заговорила Тара. – Хочу, чтобы ты знала.
— Показать? — едва выдавила из себя я. — Как? Что?
Ее дрожащая рука потянулась к моему запястью. Я следила за тем, как бледные руки с длинными пальцами прикасаются ко мне. Я успела заметить бледно-розовые завитки на тыльной стороне ладони девушки. Все это были шрамы. Откуда они? Но мне не удалось задать этого вопроса, так как в следующую секунду темный омут заполнил все мое сознание, заставляя провалиться в его глубины.
Внутри моей головы сложились образы, слова, уверенность в чем-то. Я поняла, что означает слово «Провидец». Еще одну расу. Еще одних существ, тесно связанных с потусторонними мирами, которые способны играть роль проводников. Они могут увидеть прошлое, настоящее и будущие. Могут услышать то, что не предназначено для человеческих ушей. Их силы не предназначены для того, чтобы стать оружием. Они берегут чужие тайны. Но есть и те, кому плевать на мировоззрение Провидцев.
Разве кто-то может устоять перед таким набором знаний?
* * *
Я перестала ощущать собственное тело. У меня его и не было. Я была витающим во тьме сознанием и ничем более. Должно быть, именно так себя чувствуют призраки. Я не понимала, что происходит, но мне не было страшно. Чувство невесомости было мне хорошо знакомо. Именно так я ощущала себя каждый раз, когда встречала в своих снах Мэриан.
Тьма начала постепенно отступать, рисуя едва различимые силуэты. Чем ближе я подплывала к свету, тем отчетливее становилась картинка. Сначала я увидела небольшую кухоньку в каком-то деревенском доме. Кухонные тумбы и ящики были выкрашены в ярко-желтый цвет. На окне висели простые занавески в тон, а рядом стоял небольшой обеденный стол для четверых. Маленькая девочка с двумя косичками выглядывала из-за дверной рамы, внимательно наблюдая за тем, что происходило в кухне. На вид ей было не больше трех лет. Ее темные глаза были широко распахнуты, а маленькие ладошки нервно теребили плюшевого мишку. Я узнала эту девчушку, хотя это и было довольно сложно.
Тара.
Я чувствовала все то же самое, что и она. Наивное детское непонимание, волнение и даже немного страха. Она наблюдала за тем, как двое взрослых людей о чем-то оживленно спорят. Они не замечали Тару, так как она высунула из-за дверного проема лишь свою любопытную мордашку.
— Они уже нашли Стивена! — резко проговорила женщина средних лет. Ее черты лица были очень узкими и немного резкими. Черные глаза казались такими же темными, как и у Тары, но в них было все же больше тепла. Несмотря на явное беспокойство, бушевавшее в этой женщине, я ощущала еще и оттенок тепла, которое она дарила своей семье.
— Если сейчас мы сорвемся с места, то лишь привлечем к себе ненужное внимание. Стражи Энохиана не знают, кого нужно искать, — рассудительно ответил на выпад женщины грузный мужчина. Он был необычайно высоким, с широкими плечами и огромными ладонями, которые не понаслышке знали о тяжелой работе. Но его лицо казалось мне до боли знакомым. Это проявлялось в таких мелочах, как разрез глаз, форма губ или носа. В целом Тим не был копией отца, но общего у них все же было немало.
— Я не хочу рисковать нашими детьми, — уже более спокойно заметила женщина, ставя плетеную корзинку с домашними булочками на стол. Мать Тары готовила ужин для семьи. Это было настолько обыденным, что показалось мне просто диким. — Мы слишком многое пережили, чтобы позволить им жить такой же жизнью.
Когда женщина стала раскладывать тарелки, мужчина перехватил ее руки и притянул ее к себе. Маленькая Тара отвлеклась на запах свежеиспеченного хлеба, но я замечала лишь ее родителей, которые пытались утешить друг друга в нежных объятьях. Интересно, каково это?
— Все будет хорошо, — проговорил мужчина, но его голос донесся до меня, словно сквозь толщу воды. Наверное, из-за того, что маленькая Тара отвлеклась. — Мы справимся с этим. Все будет хорошо.
В этот момент женщина заметила маленькую девочку, которая подглядывала за ними, и тут же выпрямилась, смущенно улыбнувшись малышке.
— Шпионишь? — проворковала она. — Как некрасиво.
Малышка даже отдаленно не почувствовала стыда. Ей нужны были только вкусно пахнущие булочки и забота матери.
— Позови Таймара. Сейчас будем ужинать, — попросила женщина, торопливо заканчивая сервировку стола.
— Ради всего святого, Элен, ты можешь называть его просто Тимом, — закатил глаза мужчина, но на его лице расплылась довольная улыбка.
Я снова канула во тьму.
* * *
Быстрее, чем я могла бы пожелать, тьма расступилась, и на этот раз моему взору предстала совсем другая картина. Я снова увидела Тару в детстве, но на этот раз она была не маленькой девочкой, чье существование вертелось вокруг свежих булочек. Она была трехлетним маленьким существом, которое в ужасе забилось под кровать. В ее руках был все тот же плюшевый мишка, но на этот раз она закрывала им себе рот, чтобы не всхлипывать слишком громко.
На деревянном полу появилась желтая полоска света, будто кто-то открыл дверь в темную комнату. Я видела все только так, как это видела Тара, и поэтому мы обе заметили пару тяжелых сапог, которые гулко ступали по комнате. Девочка еще глубже забилась под кровать, прижавшись спиной к стене. Незнакомый человек прошел вдоль комнаты, и его сапоги остановились прямо напротив лица Тары.
— Где эта мелкая дрянь? — громкий голос мужчины показался мне раскатом грома.
Послышались новые шаги. Кто-то вошел в комнату, осветив ее еще больше, но этот «кто-то» был не один. Он волочил за собой отчаянно сопротивляющуюся женщину. Она была босиком, и я видела, как развивается подол ее ночной рубашки. Тара сжалась еще больше, и из ее глаз брызнули слезы, но девочка не издала ни звука. Очевидно, она знала, как нужно вести себя в подобных ситуациях.
Мужчина, тащивший женщину (как я предполагала за волосы, судя по ее нетвердой походке и вечно подкашивающимся ногам), резко отшвырнул ее от себя, и та тяжело повалилась на пол, жалобно всхлипнув. На миг ее темные глаза встретились с такими же темными глазами, и я увидела, сколько мольбы о молчании было в этом взгляде. Мать Тары будто говорила ей: «Милая, только не плачь. Не позволь им услышать себя».
Кто-то вновь резко дернул на себя несчастную женщину, и зрительный контакт прервался.
— Где они? — рявкнул другой мужской голос. Я узнала его, хотя слышала всего однажды.
Дарен. Нынешний глава стражей Энохиана. Неужели он способен на избиение невинной женщины? Зачем он делает это?
— Можешь пытать меня, но моих детей ты не получишь! — рявкнула мать Тары, и в голосе ее зазвучала неприкрытая угроза. Словно она бросала последний вызов тем, кто ворвался в ее дом. Последний бунт перед смертью. — Я не позволю убить их!
— Убить? — насмешливо переспросил Дарен. — Кто сказал, что речь идет о смерти? В отличие от вас, жалких проходимцев, этих щенков еще можно перевоспитать. Они будут помогать стражам Энохиана при любых раскладах. Мы сами вырастим их и поможем увидеть мир с правильной точки зрения.
Я заметила, как глаза Элен расширились от ужаса. Неужели стражи Энохиана были настолько отвратительны Провидцам, что те скорее бы предпочли смерть для своих детей, нежели жизнь среди врагов?
— Убей ее, — приказал Дарен, как только понял, что Элен никак ему помогать не станет. — Эти ублюдки ничего нам не скажут.
— Ты уверен, что это необходимо? — неуверенно пробормотал второй мужчина. — Если ее дети где-то поблизости то…
— То что? — резко рявкнул Дарен.
— Им не стоит это видеть, — закончил свои мысли первый страж, и на этот раз его голос звучал более уверенно. — Мы же не звери.
Женщина, все еще лежащая на полу, едва слышно рассмеялась.
— Ты прав, — проговорила она, тяжело дыша. — Вы гораздо хуже зверей.
— Молчать! — рявкнул Дарен и с силой пнул женщину ногой под ребра. Она стала задыхаться, а на ее глаза навернулись слезы. Тара вцепилась в мишку с такой силой, что швы на его боках порвались. — Как ты можешь жалеть это отребье, Сэм? Они предали нас! Они переметнулись на сторону Энеи. Ты забыл, кто наводит ее на наши семьи? Из-за кого наши дети гибнут?
— Нет, — глухо ответил страж по имени Сэм. — Я помню. Все.
— Тогда почему мой приказ еще не исполнен? — ледяным голосом спросил Дарен.
Ответа не последовало. На секунду все вокруг нас замерло, и мне показалось, что сейчас я снова провалюсь во тьму, но этого не произошло. Вместо тьмы меня оглушил громкий выстрел. Тара закричала, когда голова ее матери дернулась в сторону и из раны промеж глаз брызнула кровь, окрасив все вокруг в алый цвет.
* * *
Я ощутила резкий рывок, и вот мы уже в совершенно другом месте. Дарен схватил маленькую кричащую Тару и вынес ее из дома. Он громко говорил с десятью другими стражами Энохиана ради того, чтобы перекрыть визг девочки. Малышка извивалась в его руках и тянула руки к дому, который пылал диким пламенем. Стражи лично подожгли каждую занавеску в каждой комнате маленького деревенского домика. Я чувствовала, как девочка в отчаянье думает о телах мамы и папы, которые остались в этом доме.
— Должен быть еще и мальчишка! — громко рявкнул Дарен.
— Его отец смог задержать нас, — отчитывался другой страж. — Мальчишка убежал в лес.
— Так найдите его!
* * *
Снова тьма и снова свет. Я вижу другую картину.
Таре шестнадцать. Ее тело истощено, а разум вымотан. Тринадцать лет пыток и заточения в подземных катакомбах стражей Энохиана не прошли даром. Они сделали из нее послушную куклу, которая рассказывает все, что видит в своем разуме. Все, кроме одного — она не говорит о своем брате.
Между Провидцами, особыми людьми, которые могли «подслушивать» разговоры ангелов, а порой даже верховных демонов, видеть то, что лишь должно произойти, и осознавать то, что другие осознать не могли, есть особая связь. Если настроить ее чуточку лучше, то можно проследить за единицами таких же, как они сами. Только нужно знать, кого искать в этой маленькой толпе.
Тара знала, что Тим выбрался из горящего дома и чудом не попал в руки стражей Энохиана. Его подобрали простые люди и долгое время они воспитывали его как приемного ребенка, но когда мальчику исполнилось десять лет, он начал «улавливать» голоса ангелов. Они говорили с ним все чаще и громче, а так как его родные родители еще не успели объяснить своим детям, что их ждет, когда они немного повзрослеют, маленький Тим не понимал происходящего. В конце концов, его приемная семья решила, что мальчик свихнулся, и именно так он оказался в лечебнице, где была и я.
Она никогда не говорила о брате.
Но она всегда надеялась увидеть его живым наяву.
* * *
— Нет! — дикий крик вырвал меня из мимолетных воспоминаний, загнав в другое более отчетливое.
Тара сидела в маленькой пещере, которая была ее темницей уже много лет. Здесь не было окон, каменные стены были неровными и влажными. На полу валялись какие-то тряпки, служившие кроватью, и горы книг. Несколько свечей горели в выдолбленных прямо в стене подсвечниках, и их воск стекал по стенам.
— Нет-нет-нет, — раскачиваясь в разные стороны, шептала Тара. Из ее глаз катились слезы. Она дрожала всем телом. — Это невозможно. Это неправда. Неправда.
Я ощутила волну дикой боли и горя, которое нельзя было сравнить ни с чем. И одновременно эта боль была мне знакома. Я ощущала ее, когда видела в своих снах Мэриан. Тогда она стояла у тела своего брата в морге. Я ощущала ту же боль, когда потеряла Ноа.
Я знаю, что в этот момент Тара потеряла Тима.
Подобные раны не затягиваются.
* * *
В воспоминаниях Тары мелькнуло нечто такое, что заставило меня напрячься и занервничать, но прежде чем я смогла осознать, что это было, воспоминание исчезло, сменившись тьмой.
* * *
Новое воспоминание отличалось от предыдущих. До этого я видела лишь отрывки из жизни Тары, но каково было мое удивление, когда я оказалась в чем-то совершенно другом. Я чувствовала, что это все еще было сознание Тары Гамильтон, но данный эпизод не принадлежал ее жизни. И одновременно он был частью ее.
Частью меня.
— Может, ты и уничтожила всю мою семью и расу, — с вызовом проговорила Мэри, и ее голос стал отбиваться от каминных стен, становясь все громче. — Но есть одно небольшое различие между ними и мной.
Энея, стоящая по другую сторону от Мэриан, напряглась всем телом. Ее взгляд скользил по девушке, словно она была взбунтовавшимся насекомым, которое непременно нужно уничтожить. Я не могла уловить ни деталей обстановки, ни внешнего вида этих двух особ. Все казалось мне очень размытым, и одновременно я видела решительное лицо Мэри и суженные зеленые глаза Дувр.
— И что же это за различие? — резко выкрикнула Энея.
На лице Мэриан появилась тень улыбки, которая не предвещала ничего хорошего. Она была мрачной и пугающей одновременно. Девушка, стоящая перед лицом смерти, не выказывала страха. Она сама нагоняла его.
— Они не были последними, — спокойным глубоким голосом ответила Мэриан, и этот голос был так же страшен, как дикий крик.
Что-то ослепило меня, и тогда все резко оборвалось.

Следующая глава — Быть бессмертным не значит быть живым
Предыдущая глава
Пролог (начало второй книги из серии Энохиан).
Содержание (первая книга из серии Энохиан).
0 комментариев