Эпилог. Yesterday I died

mary_eria Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Год спустя

— Я люблю тебя, — пытается выдавить она, захлебываясь собственной кровью.
Ужас сковывает все мое тело и душу. Я смотрю в большие карие глаза и чувствую, как ей больно. Мэри. Моя Мэри. Она никогда не произнесла бы эти слова вслух, ведь она так боялась их. Я знал, что боялась. Я и сам боялся. Так же как и Мэри я всячески избегал подобных признаний. В тот вечер, когда я впервые напал на нее, она не захотела отбиваться в ответ. Она могла убить меня, и все это закончилось бы, но Мэри не сделала этого. Тогда-то я и понял, как далеко все зашло.
— Не прощайся со мной, — прошу я, прижимая ее к своей груди. — Мэри, не бросай меня вот так.
Черт побери, почему мне кажется, будто прострелили не только ее сердце? Мэри никогда не казалась мне хрупкой. Она была сильной, очень-очень сильной, но сейчас ее тело казалось сделанным из фарфора, который так легко разбить. Я пытаюсь смягчить ее боль, осознавая, что еще немного, и она навсегда уйдет из моей жизни. На этот раз не будет ничего, что смогло бы спасти ее. Даже после смерти Энея смогла добиться своего. Она заставила меня страдать так же сильно, как я когда-то заставил страдать ее.
Я больше не чувствую дыхания Мэри. Слегка отстранив ее от себя, я тупо смотрю в бледное лицо с закрытыми глазами. Пытаюсь нащупать пульс, но его нет.
— Мэри, — шепотом зову я, но она не реагирует.
В горле застревает крик раненого зверя. Я чувствую, как что-то большое взрывается внутри меня, и острые осколки впиваются во все внутренности. Я еще крепче прижимаю к себе мертвую девушку, раскачиваясь из стороны в сторону. Я не могу сдержать стона, когда боль достигает своего пика.
— Мэри, — глухо говорю я, уткнувшись в ее холодную шею.
Резко сделав глубокий вдох, я просыпаюсь в своей комнате. Вокруг стоит мертвая тишина, нарушаемая лишь моим частым дыханием. Выругавшись, я снова падаю на подушки, но знаю, что больше не смогу уснуть. За год, который я прожил с тех пор, как Мэри умерла, моя жизнь и вправду превратилась в ад. Одно дело быть запертым в городе, который полон не самых приятных воспоминаний, и совсем другое, когда боль от этих воспоминаний горит в тебе вечным пламенем. Я не мог никуда от нее деться. Стоило мне закрыть глаза, как я тут же видел ее мертвое лицо. Стоило выйти на улицу, как я тут же вспоминал те недолгие дни, когда мы были вместе. Новый день все больше делал меня похожим на призрака, и хуже всего было то, что на самом деле мне было плевать. Я просто опустил руки и сдался, как последний слабак. Но ведь и сражаться с самим собой на протяжении столетий было бы невозможно, верно?
Вздохнув, я быстро выбрался из своей кровати и наспех оделся, даже не взглянув на потрепанную и измятую одежду, которая валялась на полу. Сейчас была глубокая зимняя ночь, и я понятия не имел, куда собираюсь идти. В любом случае выбор все равно был невелик.
Проходя мимо письменного стола, я заметил, как на нем блеснуло что-то серебряное. Лунный свет достаточно хорошо освещал мою комнату, чтобы я смог рассмотреть серебряный клинок, который когда-то подарил Мэри. Воспоминания снова нахлынули на меня, но на этот раз они не были болезненными.

Несмотря на отчаянье, я все же нашел в себе силы, чтобы отпустить ее и подняться на ноги. И тогда мое внимание привлек ублюдок, который выстрелил в Мэри. Я метнул в его бедро нож практически одновременно с его выстрелом, но все равно опоздал. Теперь мерзкая тварь пыталась отползти от меня подальше, но глубокая кровоточащая рана не позволяла ему этого. Чувствуя мрачное торжество, я подошел к Стюарту, глядя на него с нескрываемой яростью.
— Зачем? — спокойно спросил я. Холод в моем голосе действовал куда более устрашающе, чем любой крик.
Дыхание Ареса было тяжелым и прерывистым. Он уже потерял достаточно много крови, чтобы ослабеть. Мразь перевернулась на живот и попыталась дотянуться до пистолета, но я наступил на его кисть и сам поднял свое оружие, которое убило Мэри. Сначала мне захотелось возненавидеть все, что было связано с ее смертью, но потом я все же запер это желание глубоко внутри себя. Ведь мы ненавидим не пистолет или ружье, которое стреляет. Мы ненавидим тех, кто целится.
— За что ты ее убил? — пнув ублюдка в левый бок ногой, я заставил его снова перевернуться на спину. Мне хотелось, чтобы перед смертью он видел мое лицо. Я хотел, чтобы он боялся. Чтобы он умер, как паршивый трус, который застрелил все то хорошее, что было в моей гребанной жизни.
— Они заставили меня! — выкрикнул Арес, и в его взгляде полыхнула боль. Только эта боль не была связана с раной. — Я не хотел причинять ей вред. Они сказали… они приказали мне убить ее только, если она…
Слова Стюарта становились все менее разборчивыми. Он задыхался, и я понял, что все это из-за паники. Вот только какой была причина этой паники? Я, держащий над его головой заряженный пистолет, или осознание того, что он натворил? Невольно мне вспомнился момент, который повлек за собой все те события, свидетелями которых я стал за все триста лет своей жизни. Ведь когда-то я тоже лишь исполнял приказ.
Ну, уж нет! Я не стану щадить этого ублюдка. Я никогда бы не выстрелил кому-то в спину. Я даже Энею в свое время убивать не хотел. Я пытался помочь ей и Ноа! Я рисковал жизнью, чтобы они ушли, но все полетело в тартарары. А эта мерзкая тварь просто взяла мой пистолет и выстрелила в спину человеку, который до последнего его защищал.
— Давай, — зашипел Арес, глядя мне прямо в глаза. — Убей меня. Я все равно не хочу так жить.
Собственно, это я и сделал. Вот только раскат грома, который пронесся по залу от моего выстрела, точно промеж глаз Аресу, не принес мне желаемого облегчения.

Громкий стук в дверь выдернул меня из мрачных воспоминаний. Что за черт? На часах три ночи. Всего неделю назад было Рождество, и обо мне все снова забыли. Со смертью Энеи проклятье не исчезло. Так кто же мог припереться к моему дому, который был у черта на рогах, в такое время?
Новый стук. Похоже, кто-то колотил в дверь кулаками.
Кто бы это ни был, он был наглым. Вот уж чего мне не хватало в январскую ночь. Наглый посетитель — это моя роль. К тому же, я не был в настроении для общения.
Новый стук. На этот раз в дверь били ногой.
Черт бы побрал этого человека! Раздраженный и злой я вышел из комнаты, по дороге зацепив пустую бутылку бурбона. Алкоголь в последнее время стал моим снотворным. Хотя, это и не помогало избавиться от кошмаров. Выругавшись, я вышел из своей захламленной комнаты и спустился в коридор, намереваясь вышвырнуть наглого непрошеного гостя со своего крыльца, но перед этим хорошенько ему врезать.
Вот только мои планы почти мгновенно рассеялись, когда я резко распахнул дверь и увидел дрожащую фигуру на своем пороге. Она была укутана в какое-то старое одеяло, которое, наверное, стащила из чьей-то машины. В этой грязной тряпке дыр было больше, чем в сыре. Ее ноги были босыми, джинсы порванными, а костяшки на руках сбитые в кровь. Волосы превратились в одно сплошное рыжевато-каштановое гнездо. Лицо бледное, щеки впали, а глаза кажутся слишком большими и напуганными.
— Тейт, — срывающимся шепотом пробормотала Мэри.
Неужели я все-таки сбрендил? Или же алкоголь начал не только усыплять меня, но еще и вызывать галлюцинации? Я не мог поверить собственным глазам.
— Может, впустишь меня? — Мэри пыталась сделать небрежно-насмешливый тон, но ее голос дрожал, как и она сама.
Машинально отступив с ее дороги, я все еще пялился на это чудо, которому не мог найти никакого объяснения. Наверное, я все же сошел с ума. Со дня смерти Мэри прошел год. Или около того. Я сам похоронил ее вдалеке от всех кладбищ и людей. Сколько раз, сидя у ее могилы, я ждал, что однажды она появится в роли призрака? Я так надеялся увидеть ее, но эта надежда всегда разбивалась вдребезги.
Мэри вошла в мой дом и с сожалением посмотрела на камин, который не разжигался с прошлой зимы. Мне было плевать на тепло, и поэтому я не утруждал себя. А вот она казалась такой замерзшей, что мне невольно захотелось протянуть к девушке руки, попытаться согреть ее. Но я не смел даже пошевелиться.
Мэри остановилась в гостиной, внимательно наблюдая за мной. Она ждала. Чего она ждала?
— Тейт? — осторожно позвала Мэриан. Ее голос был таким, каким я его помнил. Грубоватый, немного шипящий и с едва уловимым славянским акцентом. Но этот голос был самым красивым в мире, несмотря на полное отсутствие мелодичности.
Она — сон. Ее здесь нет и быть не может. Это лишь галлюцинация. Но хочу ли я, чтобы она исчезала? Нет. Я готов сойти с ума ради того, чтобы видеть и слышать ее. Возможно, сумасшествие сможет спасти меня от того ада, в котором я жил последний год?
Мэри смотрела на меня своими большими карими глазами, все еще ожидая от меня хоть какой-то реакции. Все это казалось таким реальным. Мне захотелось прикоснуться к ней. Узнать, какая на ощупь ее кожа. Вспомнить тепло ее тела. Но что, если я прикоснусь к ней, и она исчезнет? Нет. Так рисковать нельзя.
— Что происходит? — напряженно выдавливаю из себя я.
— Я не знаю, — нахмурившись, ответила Мэри и сделала шаг ко мне.
Ее большие глаза стали задумчивыми. Как же хорошо я помнил этот взгляд! Как часто он появлялся, когда она смотрела на меня и думала о том, стоит ли мне доверять. Лучше бы не доверяла. Лучше бы бежала от меня как можно дальше. Порой мне так хотелось, чтобы она никогда не приезжала в этот чертов город и жила за сотни миль от меня. Тогда я никогда бы не узнал ни ее, ни той боли, которую ощущал после ее ухода.
Мэри снова задрожала и плотнее укуталась в то рванье, которое придерживала на своих плечах разбитыми руками. Это стало последней каплей и, даже не осознавая, что я делаю, я быстро приблизился к ней и обнял. Ее запах и тепло окутали меня. Я не мог поверить, что и вправду могу обнимать ее, а она и не собиралась никуда исчезать. Мэри лишь плотнее прижалась ко мне, и я слегка вздрогнул, когда почувствовал, какие холодные у нее руки. Только этот холод не был, как в тот раз, когда она умерла. Сейчас она была просто замерзшей.
— Но как такое возможно? — вдыхая ее запах полной грудью, спросил я. -Я ведь… я похоронил тебя.
— Я заметила, — хмыкнула Мэри. — Выбираться из гроба оказалось не так просто, как показывают в фильмах.
Я взял ее за плечи и слегка отстранился, но лишь для того, чтобы заглянуть в эти большие глаза и найти в них ответы на все вопросы. Мэри вздохнула и, подняв руки, стала распускать волосы, которые до этого момента были собраны в неопрятный пучок. Я внимательно следил за ней, и когда ее рука потянулась к светильнику, который стоял совсем рядом, я удивленно уставился на ее волосы.
Рыже-каштановые пряди непослушным вихрем струились по плечам Мэри, но слева, начиная с самых корней и заканчивая кончиками, серебрилась одна-единственная прядка таких же волос, какие были у меня. Чистое, едва мерцающее, серебро.
— Энея вытащила меня с того света, когда я попала в аварию, — проговорила Мэри, глядя в одну точку за моей спиной и что-то вспоминая. — Вот только она немного перестаралась и частично прокляла меня так же, как и тебя. Никто даже не догадывался об этом, пока Арес не решил меня пристрелить. Думаю она и сама до конца не понимала как действуют ее силы. Ведь я могу уезжать из города и обо мне никто не забывает, но тем не менее не думаю, что меня можно убить. По крайней мере убить так, что бы я не вернулась через какое-то время. А еще, очнувшись, я была такой же как и в момент смерти, но все мои раны исчезли.
Осторожно протянув руку к ее волосам, я дотронулся до серебряной пряди. На ощупь эта прядь ничем не отличалась от других, но мы оба знали, что это был символ смерти. Вот только, когда я умирал, то лишь один волосок говорил о моей смерти. С течением трехсот лет у меня не осталось ни одной черной прядки. Так почему же у Мэри серебрилась целая прядь, хотя умерла она лишь дважды?
— Им пришлось очень долго держать меня в ином мире, — на этот раз она задрожала не от холода. — Они стирали из моей памяти все, что я успела увидеть в книге, и все данные о том, где она находилась. Хотя сейчас это бесполезно.
— Бесполезно? — эхом отозвался я, думая лишь о том, как мне хотелось бы уничтожить всех тех, кто причинил Мэри боль. Вот только преимущество наших предков было в том, что они уже мертвы.
— Ты убил Ареса, — ответила Мэри и посмотрела мне прямо в глаза. В ее взгляде не было ни осуждения, ни жалости. Она говорила об этом подонке, как о ком-то незначительном. — Он был последним из стражей, и вместе с ним была утеряна и книга.
Я снова прижал к себе свое сокровище.
— Туда ей и дорога, — сухо пробормотал я.
Мэри согласно кивнула, и я почувствовал, как впервые за долгий год осколки, режущие меня изнутри, снова склеиваются во что-то теплое, большое и светлое. Вихрь, который закрутил мое умершее сердце, чуть было не сшиб меня с ног. Я обнимал ее. Целовал. Не давал отстраниться ни на дюйм. Мэри. Моя Мэри. Она здесь. Сейчас. Со мной.
— Жива, — шептал я между поцелуями.
— Если ты продолжишь в том же духе, то это продлится не так уж и долго, — улыбнулась она, когда я позволил нам двоим перевести дыхание.
— Я ни за что тебя не отпущу, — сказал я с железной уверенностью. Больше ничто не сможет отобрать у меня ее.
Ее губы снова сложились в улыбку, и эта улыбка отозвалась во мне взрывом тепла, которое я не ощущал так давно.
— Думаю, тебе не придется особо напрягаться, — ответила она. — Раз уж теперь я бессмертна, то придется нам терпеть друг друга целую вечность.
С вами бывало такое, что всю неделю или же даже месяц, год, столетия в вашей жизни ничего не клеилось, и всякий раз, когда вы позволяли себе робкую надежду она тут же рушилась? Когда каждый серый день похож на другой, и кажется, будто этим дням никогда не будет конца? Со мной такое случалось сплошь и рядом, и я знал, что у Мэри жизнь была не многим лучше, хотя и намного короче.
Вот только теперь я впервые за все свое существование ощутил прилив счастья. Не простой радости или покоя, а именно счастья. Никогда я еще так не радовался своему проклятью, как в эту секунду. Целуя девушку, которую я любил гораздо сильнее, чем все, что мне мог предложить этот мир, я действительно начинал верить в нашу вечность.

Содержание
Конец первой книги. Начать читать вторую вы можете тут — Пролог
Скачать книгу в удобном формате можно здесь.
2 комментария
Spiridon
Спасибо Вам огромное! До последней буковки — на вдохе… с замиранием сердца и в ожидании чуда. Благодарю за чудо, дорогая автор! Цветы — у Ваших ног…

mary_eria
И Вам спасибо за такой милый комментарий:)