Книги Мэри Эриа  /

24. Не прощайся со мной

Мне страшно. Это единственное чувство, которое остается со мной даже во тьме. Мне еще никогда не было так страшно, как сейчас. Вот только я не понимаю, чего боюсь. Я не могу вспомнить, что со мной происходило. Если честно, я даже с трудом помню, кто я на самом деле.
Понемногу мое сознание начинает проясняться, и я снова ощущаю физическую боль. Моя голова готова разорваться на две части, но на этот раз дело не в призраках. Их я не слышу. Мое тело ноет от перегрузок, травм и ран, которые до этого момента мне удавалось игнорировать. Прилагая немалые усилия воли, я заставляю себя окончательно вернуться к жестокой реальности и со стоном переворачиваюсь на спину. Где бы я ни была, место это не из приятных. Кто-то бросил меня на шершавый каменный пол, вокруг воняет сыростью, и даже когда я открываю глаза, то все равно не могу толком ничего рассмотреть. Здесь очень темно.
Что-то совсем рядом со мной шевелится, и я тут же резко сажусь. Не самое разумное решение, так как вместе с резким движением в моей голове словно противотанковая граната взорвалась, но мне плевать. Я тут же ощетиниваюсь и напрягаюсь, готовая вцепиться в горло кому бы то ни было. Боль пробуждает во мне злость, а злость всегда воспламеняет адреналин, который бешеным потоком струится по моим жилам.
Мои движения быстрые и точные, несмотря на то, что я ощущаю, как на моих запястьях гремят оковы. Кто-то приковал меня на цепь к стене, но эта цель достаточно длинная, чтобы я смогла выхватить тонкий серебряный клинок, спрятанный в моем ботинке, и нацелить его на сидящего поблизости врага.
— Вот уж не думал, что ты захочешь меня добить, — сухо фыркнул Арес.
Удивление тут же охладило мой пыл, и я медленно опустила клинок, всматриваясь во тьму, из которой доносился голос парня. Постепенно мои глаза привыкали к сумраку, и я даже смогла разглядеть его темные очертания, но ничего более.
— Где мы? — спросила я, оглядываясь по сторонам, что было также бесполезно.
— Думаю, что в каком-то подземелье. Как оказалось, их тут немало, — будничным тоном проговорил Арес.
Я узнаю и одновременно не узнаю голос Ареса. Его тембр и звучание все те же, но в нем чего-то не хватает. Он какой-то безжизненный. Будто от дружелюбного парня, который светился добротой даже в самые сложные моменты жизни, осталась лишь оболочка. Неужели смерть семьи, посвящение и заточение сделали его таким? Хотя правильней было бы задать вопрос: а кого подобное не сломило бы?
— Арес, — прошептала я в темноту, чувствуя отчаянное желание сказать ему что-то. Дать ему понять, что он не один. Что я, как никто другой, понимаю его чувства и что помогу ему справиться с этим всем. Он должен осознать, что мы семья. Что все стражи Энохиана преданы друг другу. — Мне так жаль, что я не смогла защитить тебя.
— Защитить? — эхом отозвался парень, и почему-то мне показалось, что он едко улыбнулся. — От своего парня?
— Я… – я не знаю, что ответить.
— Я не виню тебя, — со вздохом ответил парень. — Просто не нужно думать, будто я не понимаю, что, когда выбор встанет между мной и Тейтом, то выберешь ты не меня.
Я нахмурилась, пытаясь представить себе подобную ситуацию. Хотя, к чему представлять? Разве прошлым днем я не сделала свой выбор? Или прошлой ночью? Я пошла к Тейту и осталась с ним, а не стала искать Ареса. В каком-то роде я уже предала его.
— Ты любишь его, — пробормотал Стюарт задумчиво. — Это нормально, что ты хочешь защитить его.
Люблю? Вот уж в чем я не собиралась признаваться даже самой себе. Любовь отупляет людей. Заставляет действовать не так, как говорит здравый разум, а так, как диктует взбешенное сердце. Любовь уничтожает таких, как я.
— Нам нужно выбираться, — сухо проговорила я.
— Думаешь, я не пытался сделать это, пока тебя не приволокли в мою камеру? — саркастически спросил Арес и для большей убедительности загремел своими цепями.
Я усмехнулась.
— Может, и пытался, но, без обид, тебе далеко до моего уровня, — самодовольно проговорила я, нащупывая замок на железных браслетах, которыми были скованы мои запястья и к которым крепились цепи. Ощущение такое, будто мы в какой-то средневековой темнице. Что, кстати, не исключено, если учитывать, как много подземных ходов и катакомб могли быть под разрушенными домами стражей. Такие, как я, всегда думали о безопасности своей семьи и часто создавали потайные выходы и пути отступления под своими домами. Вспомнить хотя бы подземелья под усадьбой, где держали сестру Ареса. Я не удивлюсь, если под этим городом, где когда-то жили сотни стражей, существует целая сеть катакомб.
— И что же ты сделаешь? — недоверчиво спросил парень.
Вместо ответа я стала ковырять старый замок на кандалах кончиком своего клинка. К счастью, оружие было достаточно тонким, чтобы послужить мне в роли отмычки. Хорошо, что я могла взломать любой замок даже с закрытыми глазами. На этот у меня ушла всего пара минут, и вскоре кандалы с лязгом повалились на каменный пол.
— Дай руки,- приказала я Аресу.
Парень протянул свои скованные запястья, и я быстро избавила его от оков. Теперь, когда мы были частично свободны, нужно было найти выход.
— Сюда, — пробормотал Арес и схватил в темноте мою руку. Она была липкой и скользкой, будто в крови, но я не выдернула своей ладони, так как не знала, куда идти. — Я был в сознании, когда они приволокли меня сюда.
— Они? — переспросила я.
— Несколько демонов и Тейт, — сухо ответил парень. – Думаю, он получил удовольствие, когда приковал меня к этой чертовой стене. И несколько раз врезал.
Я напряглась.
— Он не знает, что делает. Энея управляет его разумом, — резко проговорила я. — Это не Тейт.
Арес только хмыкнул, и я чувствовала, что он не верит мне. Похоже, неприязнь Тейта к Аресу была взаимной.
Парень подвел меня к какой-то двери. Судя по всему, она была сделана из толстого дерева и закрывалась на замок только снаружи.
— Есть идеи, гений? — спросил парень, но это не звучало как едкое обращение, а скорее, как искреннее желание узнать, есть ли у нас шанс выбраться.
— Только одна, — со вздохом ответила я и выпустила руку Ареса.
Отходя чуточку подальше, я искренне надеялась, что дверь не такая уж и крепкая.
— Ты что… -начал было Арес, но не успел закончить, так как я на полном ходу врезалась в дверь левым плечом.
От силы удара у меня чуть было искры из глаз не посыпались, но утешением послужило то, что дверь и впрямь была не особо крепкой. Она заскрежетала и слегка сместилась. Еще один удар мог открыть нам путь к свободе, но прежде чем я собралась сделать его, Арес остановил меня.
— Дай-ка, — проговорил он, отодвигая меня в сторону. Я заметила, как он резко выбрасывает ногу вперед, и в этот момент дверь слетает с петель и с громким треском падает в коридор. — Всегда хотел так сделать.
Я закатила глаза и вышла в коридор. На этот раз мы оказались не в кромешной тьме, но и не в особо освещенном месте. Где-то вверху были скрытые между камней тусклые светильники. Их света хватало лишь для того, чтобы рассмотреть то, что было в нескольких дюймах от тебя. Сам коридор был узким и казался выбитым внутри какой-то пещеры. Ни стены, ни пол или потолок не были обработаны, и поэтому отовсюду торчали камни.
А еще я смогла наконец рассмотреть лицо Ареса. Оно было все побито. Губа рассечена, под правой скулой синяк, левый глаз отек. Думаю, на остальных частях тела побоев было не меньше. Но он хотя бы был жив.
— Там дверь, — указал Арес в темный конец коридора. Если там что-то и было, то рассмотреть это было невозможно.
Мы прошли коридор, и перед нами снова оказалась деревянная дверь, но на этот раз она была не заперта. Арес уже потянулся к ручке, чтобы открыть ее, когда я остановила его.
— Ты чего? — удивленно спросил парень.
— Тебе не кажется, что все слишком просто? — подозрительно глядя на дверь, спросила я. — Будто кто-то и не особо желал запереть нас.
Арес нахмурился, думая над моим словами.
— Даже если ты права, и впереди ловушка, разве у нас есть другой выход, кроме того, чтобы вступить в нее? — спросил парень мрачно. — Выход только один.
Я вздохнула, понимая, что он прав. Собственно, выбора у нас никогда и не было. Поэтому я толкаю дверь, и мы входим в большой куполообразный зал. Он чем-то похож на тот зал под землей, в котором я прикончила Себастьяна, точнее, он сам взорвался, но это уже детали. Только этот зал раза в два больше. Он полностью круглый и имеет всего два входа: тот, в который вошли мы, и другой прямо напротив нас. В этом зале нет ничего кроме большого трона расположенного прямо в центре. Этот самый трон находится на возвышении и полностью выдолблен из камня.
А еще мы не одни в зале.
Я замираю, чувствуя, как все внутри меня сжимается от страха и ярости. Я вижу ее. Впервые я вижу ее лично. Не в чьих-то воспоминаниях, не слышу истории о ней, не вижу то, что она творит, а вижу ее лично. Я смотрю прямо в зеленые глаза Энеи Дувр, и ее тонкие губы изгибаются в едва заметной улыбке, но эта улыбка таит в себе не меньше опасностей, чем грозное шипение кобры.
Она не изменилась внешне с тех пор, как прокляла Тейта. Разве что вместо роскошного бального платья на Энее простая белая кофточка с кружевом и темные джинсы. Но она все та же рыжеволосая невысокая девушка семнадцати лет. Все те же тонкие, но прекрасные черты лица. Все те же большие зеленые глаза. Вот только теперь они не светятся добротой. Они мертвы и полны жажды мести и новых смертей. В них нет ничего человеческого.
Я перевожу взгляд на Тейта, который стоит по правую руку от Энеи. Его взгляд затуманен и смотрит прямо перед собой. Лицо, словно каменная маска. Прямая осанка, руки сцеплены за спиной, на поясе висит пистолет и несколько ножей. Он словно безвольный солдат в руках злобного командира.
Краем глаза замечаю демонов. Все они стоят вдоль стен, и на этот раз их в разы больше, чем в старой усадьбе Роджефа. И все они ждут команды твари, которая восседает на своем троне, словно королева. Браво, она поймала меня и теперь может убить любым желаемым способом. Вот только пускай не надеется, что я не буду брыкаться. Пускай это будет последнее, что я сделаю в своей жизни, но, клянусь, я всажу ей свой серебряный клинок в сердце по самую рукоять.
— А мы боялись, что вы не присоединитесь к нашей небольшой вечеринке, — проговорила Энея мелодичным, но неожиданно сильным голосом.
Лучшая защита — это нападение.
— Организатор из тебя так себе, — беззаботно усмехнулась я, но крепче сжала свое единственное оружие. Я могла бы метнуть клинок прямо в ее грудь, но я не была уверена, что она не сможет остановить его. К тому же, совсем рядом был Тейт. Конечно, я не сомневалась в своей меткости, но что, если она заставит его броситься на свою ее защиту, и тогда я по ошибке убью Рида? Этого я никогда себе не простила бы.
— Согласна, — кивнула Энея со скучающим видом. — Место так себе, но зато как символично. Однажды в этом зале заседал совет Энохианских стражей, на котором было решено убить меня.
Я слегка сузила глаза.
— И теперь ты решила, что будет неплохо убить меня тут же? — сухо спросила я.
Глаза Энеи сверкнули, будто в предвкушении, и это послужило для меня ответом. Невольно мой взгляд снова метнулся к Тейту, глаза которого все так же были затуманены и безразличны. Будет ли он помнить о моей смерти? Пока он под ее влиянием, то его состояние похоже на кому. Кому, в которой человек способен убивать по приказам другого существа. Но он не вспомнит об этом, верно? Так было бы лучше. Я не хотела, чтобы он помнил мою смерть.
— Он такой послушный, когда стоит совсем рядом, — проворковала Энея, заметив мой взгляд.
Чертова ведьма провела рукой по торсу Тейта, а затем снова положила свою ручонку на каменный подлокотник. Я могла бы отрубить ей эту руку, дали бы мне только хоть малейшую возможность.
— Возьмите мальчишку и уведите его для допроса, — небрежно махнув рукой, распорядилась Энея.
До меня быстро дошло, что она говорит об Аресе, и стоило лишь парочке демонов двинуться в его сторону, как я тут же преградила им дорогу.
— Он не нужен тебе, — бросила я Энее, хотя сама не спускала глаз с демонов, которые обдумывали, как лучше меня обойти. Приказа о нападении не было. — У тебя есть я, так что оставь его в покое.
Конечно же, это ничего не значило. Я была нужна Энее не для пыток. По крайней мере, пытать собирались не меня. Но мне нужно было хотя бы попытаться остановить ее и не дать навредить Аресу больше, чем она уже успела.
— Куда проще пытать неподготовленного к подобному раскладу парня, чем воина вроде тебя, — усмехнувшись, проговорила Энея. — Ведь ты умрешь за свои тайны, но сможет ли твой новый друг поступить так же?
Арес положил руку мне на плечо, как бы останавливая и говоря, чтобы я не ввязывалась. Я слегка обернулась, взглянув ему в лицо. Оно было побитым, с синяками и кровоподтеками, но я все еще могла рассмотреть в этом лице того доброго парня, который сейчас осознанно шел на пытки. Он хотел остановить меня? Хотел показать, что не нуждался в моей защите?
— Они ничего от меня не узнают, — уверенно кивнул мне Арес, распрямив плечи и с вызовом посмотрев прямо в черные и пустые глаза демонов. — Никогда.
Энея снова махнула своим приспешникам, и те двинулись в нашем направлении. Всего двое. Остальные оставались стоять у стен. Как долго? Черт его знает. Но сейчас я это проверю.
Скорость — это то, от чего часто зависела моя жизнь. И сейчас это было важно как никогда. Резко развернувшись к Аресу, я с силой толкнула его двумя руками к проходу, из которого мы вышли. Парень не ожидал такого и поэтому буквально повалился на каменный пол в нескольких футах за дверью. Я быстро захлопнула эту самую дверь и с облегчением заметила на ней металлическую задвижку, которая легко поддалась. Теперь Арес был заперт в коридоре. Конечно, это мало чем облегчало ситуацию, но он хотя бы не будет мешаться под ногами. Какое-то время.
Когда я снова обернулась к демонам, они уже нападали на меня. Мое преимущество было в том, что им не нужно было убивать меня. Более того, судя по их движениям, им это было запрещено. Я же не была скована какими-либо приказами. Когда один из демонов потянул ко мне свои мерзкие тонкие руки со струпьями и капающей с пальцев гнилью, я тут же бросилась на него, и не прошло и секунды, как зал озарила яркая вспышка света. На одного ублюдка меньше. Теперь на подходе второй. Перерывы между нападениями первого и второго невероятно короткие, но меня не так то просто застать врасплох. Этот демон не действует так сдержанно, как первый, и мне даже приходится несколько раз увернуться от его острых, как бритва, когтей, прежде чем я убиваю и эту тварь.
У меня есть минута отдыха. Я встречаюсь взглядом с Эней, и она кровожадно улыбается мне. Сидя на своем троне, она будто смотрит интересное телешоу, зная, что события ее никак не заденут.
— Как долго ты сможешь защищать эту дверь? — спрашивает Энея, и в этот момент от стены отходят еще три демона. Черт, кажется, ведьма способна отдавать им приказы на телепатическом уровне. Это единственное объяснение тому, что демоны действуют именно так, как нужно ей. — У тебя были серьезные травмы, насколько я помню.
Демоны приближаются и начинают совместную атаку. Они не похожи на тех тупоголовых придурков, которые обычно действуют сами по себе. На этот раз их движения слажены и отработаны, что делает мою задачу сложнее. Я уворачиваюсь от одного удара и одновременно сильно бью ногой в пах другому демону. Он слегка отступает назад и только. Пока двое отвлекают меня, третий заходит за спину и резко хватает меня сзади, но я тут же отталкиваюсь двумя ногами от демона, который стоял предо мной и валю двух тварей одним махом. Вот только я и сама падаю вместе с ними. Тем не менее, клинок все еще в моих руках, и, не теряя времени, я вгоняю серебряное лезвие в грудь одному демону, резко выдергиваю и тут же вонзаю его в голову другого. Остался один. Без поддержки его собратьев победить мерзкую тварь не так сложно, и я снова стою на ногах.
— Озборны, — со вздохом говорит Энея и встает на ноги. — Вы всегда готовы сражаться до последнего, если на кону стоит семья. Мне всегда казалось, что ты исключение из этого правила.
Я делаю всего шаг в ее сторону, но на моем пути тут же возникают новые исчадия ада. Один из них размашисто бьет меня по щеке, и я не успеваю увернуться. От силы удара у меня перед глазами все меркнет, и я буквально падаю на четвереньки. Во рту появляется металлический привкус крови.
— Неужели ты думаешь, что сможешь победить меня? — все так же спокойно говорит Энея. — Я убила тысячи, даже миллионы, стражей, которые жаждали моей смерти больше, чем ты можешь себе вообразить. С чего ты взяла, что с этой зубочисткой у тебя есть хотя бы один шанс на победу?
Победу? Я уже давно смирилась с тем, что проиграла. Но проблема была в том, что моя гордость не позволяла мне просто сложить руки и покорно ждать смерти. Многие скажут, что глупо сражаться, когда у тебя нет никаких шансов, но я с ними не согласна. Даже когда я проиграю, и Энея убьет меня, я все же буду знать, что сделала все, что было в моих силах. Я буду уверена, что умерла, как настоящий страж Энохиана, а не как запуганная и беспомощная девчонка.
— Может, ты и уничтожила всю мою семью и расу, — медленно проговорила я, поднимаясь на ноги и глядя этой твари прямо в глаза. — Но есть одно небольшое различие между ними и мной.
Лицо Энеи стало слегка напряженным, когда она смотрела на меня. Что-то даже заставило ее сойти со своего пьедестала, и теперь мы были на одном уровне.
— И что же это за различие? — громко спросила она, и ее голос разнесся по всему залу, словно гром среди ясного неба.
Я мрачно усмехнулась.
— Они никогда не были последними, — просто ответила я и в этот же миг перешла в наступление.
Демоны, отвлеченные нашей небольшой словесной перепалкой и уверенные в том, что я недостаточно сильна для серьезной борьбы, горько пожалели о своей наивности. Несмотря на боль и головокружение, я все же была быстрой и сильной. Я перебила их всех. Уворачиваясь, отбиваясь, нанося новые быстрые удары, я то и дело освещала этот зал яркими вспышками света, и когда у моих ног было примерно девять горсток пепла, Энея перестала усмехаться. Ее взгляд ожесточился, и я поняла, что прелюдия окончена.
Она жестом остановила новую, более большую, группу демонов, готовых наброситься на меня. Где-то за моей спиной Арес пытался прорваться в зал, но ему не удавалось снести дверь, которая, очевидно, была куда крепче предыдущей. Я следила за каждым шагом Энеи, чувствуя, что она вот-вот перейдет в наступление, но на этот раз ее оружием будут не демоны. Двигаясь, словно грациозная кошка, она подошла к Тейту и провела указательным пальцем по его торсу, обошла его вокруг, а затем, остановившись сзади, обвила руками и положила ему на плечо подбородок. Все это выглядело как наглый флирт, но сам парень оставался неподвижной статуей, и если бы не спокойное дыхание, которые мерно поднимало и опускало его грудь, я бы вообще засомневалась в том, что это реальный Тейт, а не манекен.
— Он ужасно красив, правда? — спросила Энея, и на ее губах появилась притворная обольстительная улыбка, за которой скрывалась ненависть, которую она питала к Тейту, ко мне и ко всем энохианцам. — И к тому же прекрасный актер. Может заставить людей поверить во что угодно, если ему это нужно.
Я никак не реагировала на ее слова, мысленно моля Тейта прийти в себя. Он должен вспомнить, кто он. Должен противиться влиянию этой твари, ведь Тейт Рид гораздо сильнее, чем она думает. Если он нападет на меня, то я не смогу защищаться по-настоящему, и тогда мне конец.
— Видела бы ты, сколько девушек бегало за этим красавцем в наши времена. А ведь тогда все было не так просто, как у вас сейчас. Заставить юную даму из благородной семьи разделить ложе с кем-то до свадьбы было весьма непросто. Впрочем, у нашего милого Никтея это всегда получалось, — коварно улыбнулась Энея, а затем надула свои губки, делая удрученный вид. — И я думаю, что с тобой ему это тоже удалось.
Я была слишком взвинчена, чтобы ощутить смущение. Мой мозг лихорадочно искал выход из положения, и мне абсолютно не было никакого дела до слов Энеи. Я лишь хотела вытащить из ее лап Тейта.
— Впрочем, для него ты и вправду стала особенной, — продолжала свой монолог мерзкая рыжеволосая тварь. – Думаю, я заслужила небольшую благодарность от вас двоих, как думаешь?
— Благодарность? — не скрывая презрения, спросила я.
Энея не обратила на мой тон никакого внимания.
— Ты когда-нибудь думала, почему не забыла о Тейте после Рождества, хотя мое проклятье заставляло сделать это абсолютно всех живых существ, которые хотя бы раз видели его?
Я настороженно прислушалась к словам ведьмы. Конечно, я думала над этим, но так и не нашла никакого ответа. А потом события стали развиваться так быстро, что у меня попросту не было времени на лишние размышления.
— Ну, так что? — весело спросила она и, слегка отступив от Тейта, встала плечом к плечу с ним. — Есть варианты?
Смогу ли я метнуть клинок ей прямо в грудь с такого расстояния? Без проблем. Но попаду ли я именно в нее? Не факт. Трудность, которую я подметила, когда только вышла в этот зал, оставалась прежней. Мне нужно увести ее в сторону от Тейта, вот только как это сделать?
— Что, ни одного? — разочарованно вздохнула Энея. — Ты меня разочаровываешь, Мэриан.
Я сузила глаза, все еще думая над своим планом. Что, если я просто накинусь на нее? Быстро прикинув, сколько времени мне понадобится для того, чтобы добраться до ведьмы, я отмела такой вариант. Энея стояла достаточно далеко, и поэтому, даже если бы я двигалась, как ракета, она бы все равно поняла мой план и помешала бы мне с помощью своей магии, демонов или же самого Тейта.
— Помнишь ту досадную аварию, в которой погиб младший из братьев Стюарт? — слегка склонив голову, спросила Энея.
Я молча кивнула.
— Как думаешь, ты смогла бы выжить в такой аварии? — спросила Энея таким тоном, будто на самом деле я не была ее участницей.
— Как видишь, — разведя руки, едко ответила я. — Жива и почти невредима.
Энея злорадно усмехнулась.
— Тогда Тейт только начинал привязываться к тебе, — неожиданно выпалила Энея. — Со времен Каталины Ботрайт ты стала первой девушкой, к которой он был небезразличен.
Кто такая Каталина?
— Она жила очень давно, — словно прочитав мои мысли, ответила рыжеволосая тварь. — Но суть не в ней. Я не могла упустить шанс завершить свое проклятье. К сожалению, в момент аварии Тейт не был привязан к тебе достаточно сильно. Возможно, он бы расстроился из-за твоей смерти, но не особо сильно. Поэтому мне пришлось действовать быстро. Я следила за тобой. Можно сказать оберегала. Но ты все равно умудрилась умереть. Вернуть кого-то из мертвых можно лишь в первую секунду после смерти. К тому же, мне нужно было сделать это раньше, чем ваши старейшины заметили бы, что ты умерла. Иначе ничего не вышло бы. Так или иначе, ты помнишь Тейта лишь потому, что я вернула тебя.
«Ты навеки останешься восемнадцатилетним парнем, о котором каждая живая душа будет забывать после Рождества», — вот что она говорила, проклиная Тейта. Каждая живая душа. Но что, если Энея не лжет, и на самом деле я уже давно не живая? Я покачала головой, пытаясь привести свои мысли в порядок. Энея вернула меня из мертвых лишь ради того, чтобы Тейт привязался ко мне чуточку сильнее, а затем снова убить? Бред какой-то.
— И я не ошиблась, поставив на тебя, — усмехнулась Энея.
Неожиданно я ощутила сильное головокружение. Все вокруг меня поплыло и стало расплывчатым. Я понятия не имела, что происходит, но чувствовала, что я больше не одна в своей голове. Но ведь Энея не может воздействовать на мое сознание, разве нет? Это невозможно. Тейт говорил, что за мной присматривают призраки.
— Я всего лишь хочу показать тебе кое-что, — проговорила Энея почти нежным голосом. — Я не могу подчинить тебя своей воле и мне это не нужно.
Предо мной появился темный заснеженный лес. Где-то сквозь ветви пробивались робкие лунные лучи, но их было очень мало. Опустив взгляд на сугробы, я заметила темную фигуру, которая неподвижно лежала в снегу. Всего несколько шагов и я узнала саму себя. Я была бледной, губы синие, лицо побитое, а сквозь куртку видны алые пятна. Такие же пятна на снегу.
— Ночь, когда мы с Аресом чуть не замерзли насмерть, — прошептала я.
Энея встала рядом со мной, но сейчас она была таким же призраком, как и я. Она показывала мне свои воспоминания так же, как это когда-то делал Ноа или другие призраки. Только ей не нужно было касаться меня.
— Зачем ты показываешь это мне? — спросила я, повернувшись к Энее.
Она смотрела прямо перед собой, куда-то вглубь темного леса, и была практически полностью поглощена своими воспоминаниями.
— Потому что он никогда не говорил тебе всей правды, — пробормотала Энея.
Я проследила за ее взглядом и вскоре заметила, как кто-то пробирается сквозь заснеженный лес. Тейт выскочил словно из неоткуда и, моментально заметив меня, упал рядом с моим телом на колени. Он осторожно приподнял меня. Моя голова безвольно откинулась назад, а руки были раскинуты в разные стороны. Из раны, которую я когда-то получила в аварии, сочилась кровь, стекающая на снег. Тейт попытался зажать рану, но я видела в нем тень паники. Я все еще дышала, но с трудом.
— Я умерла тогда? — спросила я Энею, как-то отстранено наблюдая за происходящим.
— Две смерти за такое короткое время были бы перебором, тебе не кажется? — хмыкнула она и на секунду мне показалось, что рядом со мной не зло вселенского масштаба, а обычная семнадцатилетняя девушка, с которой мы просто смотрим какой-то фильм. Если бы я действительно поверила в это, каким бы жестоким был обман.
— Энея! — крикнул Тейт куда-то во тьму. Его голос казался мне злым и одновременно отчаявшимся. — Я знаю, что ты здесь! Я чувствую тебя.
Спустя долгую минуту звенящей тишины другая Энея появилась в поле моего зрения. Она была такой же холодной и властной, какую я видела в большом зале всего несколько минут назад. Ведьма вопросительно подняла тонкие брови, глядя на парня сверху вниз. Он все еще сидел в снегу, отчаянно прижимая меня к себе. Я не могла поверить в то, что вижу именно Тейта. На его лице было столько боли и страха, что внутри меня завязывался тугой узел.
— Ты можешь вытащить ее! — резко крикнул он, и мне показалось, что я уже слышала этот крик. Крик отчаявшегося и сломленного человека, который был на грани чего-то гораздо худшего, чем просто смерть.
— Для этого тебе придется заплатить немалую цену, — проговорила Энея властно и холодно, но ее глаза сверкали в каком-то странном предвкушении.
— Разве есть еще хоть что-то, чего ты не отобрала у меня? — проговорил Тейт, опуская взгляд на мое замерзшее лицо. Я заметила, как его губы едва заметно скривились, словно кто-то вбил острый осколок прямо в его сердце.
— Сейчас я могу забрать у тебя еще кое-что, — бездушным голосом проговорила Энея. — И это «что-то» гораздо более ценное, чем все то, что было у тебя до сих пор.
Тейт поднял на Энею взгляд, полный такой жгучей ненависти, что я содрогнулась. Разве люди способны так сильно ненавидеть друг друга? А ведь эта ненависть подпитывала каждого из них на протяжении трех столетий.
— Но я не стану этого делать. Пока что, — снисходительно проговорила Энея, никак не реагируя на взгляд Тейта.
— И почему же? — едко спросил Тейт. — Слишком просто для тебя? Неинтересно?
Энея рассмеялась холодным, но мелодичным смехом, от которого мурашки по коже пошли.
— Сотни лет я ждала этого мгновения. И вот теперь ты будешь страдать по-настоящему.
Тейт, наверное, и сам не заметил, как инстинктивно прижал меня к себе еще крепче.
— Мне плевать, какие планы у тебя на мой счет, — прорычал парень. — Верни ее и забирай все, что хочешь!
— Именно это я и собираюсь сделать.
Туман рассеялся, и я снова оказалась посреди круглого зала, но в моем сознании очень отчетливо запечатлелась картинка, которую мне показала Энея. Тейт, прижимающий меня к своей груди, готов на все ради моего спасения. Почему увиденное казалось мне таким невероятным? Разве сама я не поступила бы ради него точно так же?
— Я не могу контролировать сознания людей, пока они добровольно не согласятся на это, — проговорила Энея, глядя мне в глаза. — Как думаешь, что могло заставить Тейта дать свое согласие?
Наверное, мои глаза стали настолько большими, что были готовы выпасть из орбит. Тейт дал добровольное согласие на рабство ради того, чтобы вытащить меня с того света. Значит, все, что с ним происходит сейчас, моя вина? Черт, с каких пор я стала влипать в подобные ситуации? Почему из-за меня дорогие мне люди должны страдать?
— Зачем ты показала мне это? — спросила я, слегка пошатнувшись. Энея поняла, что с помощью демонов ей не удастся заставить меня сдаться, и поэтому применила куда более действенное оружие.
Она улыбнулась мне широкой и самодовольной улыбкой, которая не предвещала ничего хорошего.
— Я просто хочу, чтобы ты помнила об этом, когда Тейт начнет, — проговорила она и слегка отступила за спину парня.
Я нахмурилась, чувствуя, что внутри меня все сжимается от плохого предчувствия.
— Начнет что? — резко спросила я.
Энея встала на носочки, приближаясь губами к левому уху Тейта.
— Убей ее, — громким шепотом приказала она.
Это и был мой приговор.

Все происходит практически моментально. Тейт выхватывает пистолет и нацеливает его на меня, но в последнюю секунду мне удается отскочить в сторону. Пуля просвистела всего в дюйме от моей головы. Я бросаюсь к парню и краем глаза замечаю, как Энея отступает подальше. Прежде чем он успевает снова нажать на курок, я выбиваю из его рук оружие, но Тейт ни капли не теряется. Он резко бьет меня в живот и валит на каменный пол. Я пытаюсь отбиться, но теперь преимущество на его стороне. Если раньше демоны умирали из-за того, что могли сражаться лишь вполсилы, так как им нельзя было убивать меня, то теперь я сама оказалась на их месте. Я могла бы аплодировать Вселенной стоя за ее злые шутки.
— Тейт! — закричала я, когда он перехватил мою левую руку и вывихнул кисть с такой силой, что хрустнули кости. Руку обожгла адская боль, но адреналин помогал проигнорировать ее. — Очнись!
Мой сон повторялся с устрашающей точностью. Я изо всех сил пнула Тейта ногой по голове, когда он сел мне на живот, пытаясь перехватить мои руки. Он слегка тряхнул головой и снова попытался врезать мне кулаком, но я вовремя отвернулась, и его рука ударилась об каменных пол. Хруст костяшек и выступившая кровь говорили о том, что это должно быть больно, но Тейт не произнес ни звука.
Прежде чем парень снова попытался бы ударить меня, я подняла две ноги и обвила их вокруг шеи Тейта. Резко дернув Рида назад, я вынудила его слезать с меня и тут же попыталась встать на ноги, но он оказался быстрее. Тейт стремительно вскочил на ноги и, схватив меня за волосы, дернул к себе. Я почувствовала, как его пальцы сжимают мою шею, а затем парень отшвырнул меня к стене, но прежде чем я успела бы повалиться на каменный пол, он снова оказался рядом и, подняв меня на вытянутой руке, стал душить. Я молотила его ногами, пыталась разжать пальцы, но все было без толку. Примерно то же самое со мной проделывал демон в доме Ареса, вот только на этот раз у меня не было козыря в рукаве и помощи ждать было неоткуда.
— Тейт, — задыхаясь, звала я.
Я вытянула руки и вцепилась в красивое лицо, царапая его ногтями. Тейт сильнее сжал пальцы. Еще чуть-чуть, и он сможет сломать мне шею. Тогда все будет кончено. Энея добьется всего, чего желала. Как я могу позволить ей это?
Сквозь пелену, которая уже застилала мои глаза, я увидела, как эта тварь смотрит на меня и Тейта. Я увидела радость в ее зеленых глазах. Она счастлива, что вот-вот разрушит не только мою жизнь, но и обречет Тейта на реальный вечный ад.
Злость внутри меня разгорается сильнее любого самого жаркого пламени. Даже нехватка воздуха не способна сейчас потушить этот огонь. И я не хочу, чтобы он погас.
Мысленно извиняясь перед Тейтом, я со всего маху врезаю ему ботинком между ног. Удар ниже пояса заставляет парня резко выругаться и отпустить меня. Я тут же хватаю с его пояса один из ножей, так как свой клинок я выронила, и точным движением бросаю его в спину Энеи. Она отвернулась для того, чтобы вернуться на свой трон и, устроившись поудобней, досмотреть увлекательную сцену, но теперь острый клинок входит промеж ее лопаток по самую рукоять.
— Выкуси, тварь, — хрипло кричу я.
Демоны у стен делают резкое движение, когда Энея падает на колени перед троном, а по ее белой кофточке струится алая струйка крови. Но неожиданно все вокруг меня замирает. Никто больше не делает никаких движений. Даже Тейт замер, хотя его взгляд похож на взгляд слепого. Я осторожно делаю несколько шагов в сторону, подальше от парня.
Бледная, тонкая рука Энеи дотягивается до рукоятки застрявшего в ее спине ножа, и я с недоверием смотрю, как она медленно вытягивает нож из своей спины и снова встает на ноги. Не веря своим глазам, я слежу за тем, как рана между ее лопаток моментально затягивается, а кровь исчезает. Энея оборачивается ко мне, пренебрежительно откидывая оружие в сторону.
— Ты думала, что за три сотни лет никто ни разу не смог выстрелить в меня? Или метнуть нож? Или еще что-то в этом роде? — насмешливо проговорила Энея. — Как же ты глупа, Мэриан Озборн, если думаешь, что обычное оружие способно убить меня!
Обычно оружие. Ну, конечно. Никакое обычное оружие не может уничтожить что-то настолько темное. Странно, но идея, которая приходит в мое сознание, кажется мне какой-то закономерной. Я никогда не посмела бы даже подумать о подобном, но теперь все казалось мне таким простым и одновременно сложным. Разве я могу пойти на такое? Бросив быстрый взгляд на Тейта, я понимаю, что у меня снова нет выбора. Кто-то должен остановить Энею, пока это еще возможно.
— Ты права, — проговорила я, делая глубокий вдох. Всего секунда. В моем распоряжении есть всего секунда, прежде чем мне смогут помешать. — Вот только есть кое-что еще.
Энея замирает, глядя на меня с недоверием и даже опаской. Я мысленно тянусь к тем уголкам своего разума, в которые никто никогда не должен был заглядывать. Даже я сама. Мое дыхание становится прерывистым. На висках выступает пот. Я чувствую шепот сотен голосов, который нарастает, но больше я их не боюсь. Я знаю, что они не смогут мне помешать. Они не успеют мне помешать.
— Ты хотела узнать, где книга Энохиана? — резко выкрикнула я, чувствуя, как боль внутри меня нарастает. Я уже совсем близко. Еще немного. Еще чуть-чуть, и тайна, которую весь мой народ хранил дольше, чем смог бы помнить, будет открыта. Я чувствую, как по щеке катится слеза. Я предаю не только своих предков. Я предаю саму себя. — Она в каждом из нас. Книга — это я. Я и есть Энохиан! — теперь я уже кричу.
Энея открывает рот, чтобы тоже выкрикнуть что-то, но слишком поздно. Я уже сделала то, на что не решался ни один из стражей. Каждый из нас хранил в себе тайны книги Энохиана, хотя на самом деле никакой книги не было. Наши предки составили красивую легенду, чтобы скрыть от мира истинное положение вещей. На самом деле все было просто: книга с тайнами, собранными в каждой частичке этого мира, хранилась внутри нашего сознания. Не было никаких потайных убежищ или чего-то в этом роде. Эти тайны были спрятаны глубоко внутри нас с наложенной на них печатью и «открыть книгу» означало сорвать эту печать. Энея столетиями пыталась выпытать у стражей, где спрятан Энохиан, когда он всегда был под ее носом.
Я закричала, когда мощный поток энергии наполнил меня. Сотни тысяч тайн, ответов на самые невероятные вопросы, силы, о которых никто не мог даже мечтать, наполняли меня, разрывая изнутри. Я слышала и переживала все прошлое мира, чувствовала, какое будущее его ждет. Я слышала крики старейшин, которые пытались остановить меня, но теперь я могла захлопнуть дверь, ведущую в мое сознание, прямо перед их носом. Я была сильнее их всех. Когда я открыла глаза, то увидела как зал освещает яркий свет, исходящий от меня самой. Демоны и Энея смотрели на меня с ужасом. Я не видела Тейта, так как он был где-то позади меня.
— Наверное, это была не очень хорошая идея, — властно проговорила я. — Доводить меня до крайностей.
Я не знала, как долго смогу выдержать все это. Когда тайны начали открываться мне, я быстро поняла, что даже знание всего, что было, есть и будет в нашем мире, не спасет меня. Ведь с тайнами мне передавались не только знание, но и магические силы, которыми когда-то обладали наши предки. И эта сила могла разорвать меня на кусочки, если я не смогу обуздать ее. Книга Энохиана должна быть всегда закрыта не только потому, что в ней сокрыта невероятная опасность, но еще и потому, что ни одно живое существо не сможет совладать с ней. Но узнаешь ты об этом только после того, как сорвал печать со своего сознания.
Мне нужно было действовать быстро. Иначе все будет напрасно.
Я поднимаю руку ладонью вверх, и свет вокруг меня становится ярче. Он похож на то же самое сияние, которое озаряет мир после смерти очередного демона. Только смерть демона сопровождается быстрой вспышкой, а мой свет становится все ярче и никак не хочет гаснуть. Он сжигает все на своем пути, словно раскаленное солнце. Я слышу, как кричат демоны. Слышу крики Энеи, но не вижу их. Я ослеплена так же, как и они, только мне этот свет навредить не может.

Когда все заканчивается, я оказываюсь стоящей прямо посреди круглого зала, а вокруг нет ни демонов, ни Энеи. Все они превратились в пепел, который теперь разлетелся по всему каменному полу. На какое-то мгновение в зале повисает мертвая тишина, и я чувствую, как мощные потоки энергии постепенно угасают во мне. Я вижу Тейта, который ошарашено смотрит на меня с другого конца зала. На его лице есть следы от моих ногтей, но даже царапины не смогли сделать его хотя бы чуточку менее красивым. Он выглядит сильно удивленным. Будто кто-то только что растолкал его от невероятного сна, и в первые минуты бодрствования он не может понять, где находится и что происходит.
Неожиданно на меня накатывает покой. Я чувствую, что тайны Энохиана все еще внутри меня, чувствую их силу и магию, которой они обладают, но так же я осознаю, что могу контролировать их, и это заставляет меня понадеяться, что еще хотя бы немного я смогу прожить со всем этим. Что, если я окажусь сильнее, чем думала, и смогу выжить? Впервые в жизни я не запрещаю себе надеяться на лучшее. Ведь я только что уничтожила зло, которое долгие столетия изводило мою расу. Неужели робкая надежда на лучшее — это так много?
Тейт делает ко мне неуверенный шаг, и я хочу броситься ему на шею, ведь это снова он. Мой Тейт. Постепенное осознание нашей победы заставляет меня отрастить крылья. Мы живы! Мы, черт побери, живы! У меня не было никаких шансов, но я все же смогла выжить. Я смогла вытащить Тейта и Ареса и теперь я уверена, что смогу справиться и с тайнами, которые медленным потоком струятся по моему сознанию и телу. Я знаю, что смогу снова запереть их в долгий ящик и никогда о них не вспоминать. Да. Именно так я и сделаю. Это поможет мне выжить и тогда…
Резкий грохот выстрела заставляет меня содрогнуться всем телом, а мои воздушные замки, которые я впервые в жизни позволила себе построить, начинают медленно рушиться, даже не успев достигнуть своей вершины.
— Нет! — на этот раз это крик Тейта.
Я оборачиваюсь, не до конца понимая, что происходит, и неожиданно вижу за своей спиной Ареса. Ему удалось вышибить дверь, за которой я его закрыла, и схватить пистолет Тейта, который тот выронил, когда мы дрались. Но зачем же он стрелял в воздух?
— Ааа, — протяжно выдыхаю я, когда осознаю, что Арес стрелял не в воздух. В моей груди расплывается жгучая волна боли, а ноги отказывают держать меня. Я чувствую, как к горлу подступает тошнота и кровь. Мое дыхание перехватывает, когда я оседаю на каменный пол.
Тейт делает какое-то резкое движение, и краем глаза я замечаю, как тело Ареса тяжело подает на пол. Что произошло?
— Мэри! — зовет Тейт, приподнимая меня и пытаясь зажать мою рану. Снова. Сколько же раз ему приходилось видеть меня на пороге смерти? — Мэри! Мэри, посмотри на меня!
Я смотрю. Это все, что мне остается. Я чувствую, как мои руки слабеют, но тело бьет легкая судорога, заставляя меня вздрагивать. Мне так больно. Я чувствую, как в груди зияет брешь, и на этот раз это не метафора. Пуля действительно прошла сквозь мое сердце.
— Я...- пытаюсь выговорить те коротенькие, простые слова, которые до последнего боялась произнести. Но мне это не удается. Я начинаю захлебываться собственной кровью.
— Ничего не говори, — приказывает Тейт. — Я отвезу тебя в больницу. Тебе помогут.
Он в отчаянье. Мы оба понимаем, что никто в мире мне больше не поможет, но Тейт продолжает бороться. Он не хочет верить. Мне и самой не хочется верить в происходящее. Странно, что я осознаю все так поразительно четко.
— Тейт, — шепчу я и заставляю себя положить свою ладонь на его руки, которые пытаются зажать мою рану. Я должна сказать ему. Другого шанса у меня не будет. Он должен понимать, что все, что я делала, было ради него. Я и сама этого не осознавала до тех пор, пока не стало слишком поздно. Черт, я хочу, чтобы он знал! — Я люблю тебя, — мой голос такой слабый и тихий. Я боюсь, что он не услышит меня, а повторить эти слова я уже никогда не смогу.
Парень смотрит на меня с ужасом. Его большие серые глаза полны боли. Он приподнимает меня и с силой прижимает к своей груди. Он убаюкивает меня, словно ребенка, и в его руках мне так тепло и хорошо, несмотря на боль. Хотя боль уже отступает, а вместе с ней исчезает моя жизнь.
— Не прощайся со мной, — умоляет Тейт. — Мэри, не бросай меня вот так.
Мне хочется утешить его. Сказать, что-то хорошее. Вот только я так устала. Мне ужасно хочется спать. Я закрываю глаза, чувствуя, как проваливаюсь в глубокий сон. Мне так много еще хочется казать, но…

Содержание
Эпилог
2 комментария
svetlananur
Очень необычная книга с психологическим оттенком, где красочно переданы все чувства беспокойной души, способной на глубокие чувства и самоанализ.
mary_eria
Ого, спасибо:)

  /