23. Призрачная ярость

mary_eria Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Я защищаюсь, но этого недостаточно. Тейт слишком быстр. Он наносит новые удары и мне все сложнее блокировать их. В конце концов ему удается повалить меня на пол, но я все еще пытаюсь отползти в сторону. Он приближается. Медленно и неумолимо. Его походка похожа на тихие шаги льва, который видит свою добычу.
— Тейт, — говорю я, отчаянно пытаясь вернуть его себе. Напомнить, кто он на самом деле. — Остановись.
Его фигура возвышается надо мной, и я понимаю, что все мои слова бессмысленны. Его взгляд затуманен и в нем нет ни единой искорки, которая говорила бы мне, что настоящий Тейт слышит меня.
— Пожалуйста, — прошу я, глядя в каменное лицо.
Отступать больше некуда. Я упираюсь в стену, но чувствую, как под рукой появляется что-то холодное, металлическое и знакомое. Мой пистолет. Откуда он здесь? Прежде чем я успеваю что-либо предпринять, Тейт бросается на меня, словно кобра. Моя реакция почти мгновенна. Мои инстинкты действуют сами по себе, подталкивая тело к действию, хотя сама я не осознаю, что именно делаю. Мои руки хватают пистолет, и я слышу выстрел, хотя совсем не хочу стрелять. На мгновение все замирает, а затем Рид падает прямо рядом со мной. В его груди, именно там где сердце, кровоточащая рана. С губ парня срывается стон. Его серые глаза широко распахнуты, и постепенно пелена тумана, говорящая о контроле Энеи, спадает. Теперь на меня смотрит мой Тейт. Тейт, который не может поверить в происходящее. Тейт, который умирает по-настоящему.
— Нет, — шепчу я, подползая к нему.
Я не хотела этого. Я не хотела стрелять. Так не должно быть.
— Тейт, — давясь слезами, зову я. — Прости. Я не хотела этого.
Я пытаюсь зажать рану, но теплая кровь струится сквозь мои пальцы. Мои слезы капают на его грудь, и у меня нет сил унять их. Я на грани паники и ничего не могу с этим поделать. Тейт все еще смотрит на меня, и я замечаю тонкую струйку крови, которая течет из левого уголка губ, по щеке и по шее. Он поднимает одну правую ладонь и кладет ее на мои руки, будто пытаясь успокоить.
— Тейт! — хрипло кричу я, когда его глаза стекленеют, а рука безвольно падает.
Лицо Тейта становится мраморно-белым, его тело расслабляется, а из груди все еще течет кровь. Осознание его смерти приходит ко мне слишком быстро. Боль затапливает меня, и мне хочется кричать так громко, чтобы весь мир содрогнулся. Но вместо этого я могу лишь тихо молить о том, чтобы он снова открыл глаза. О еще одной шутке. О еще одной насмешливой улыбке. О еще одном прикосновении. Когда отчаянье заполняет каждую клеточку моего тела, я неожиданно открываю глаза, шумно втягивая в себя прохладный воздух большой комнаты.
Ночь уже давно вступила в свои права, и поэтому я толком ничего не вижу, но чувствую, что я одна в комнате. Паника, питаемая кошмаром, заставляет меня выпутаться из простыней и спрыгнуть на холодный пол. Схватив с пола рубашку Тейта, я мгновенно надеваю ее и выскакиваю в коридор. Тут мягко горит приглушенный свет, но парня нигде нет. И хотя я уже точно знаю, что проснулась, я все же ощущаю, как ледяные пальцы страха сковывают мои внутренности, а паника даже не думает отступать. Что, если Энея снова забрала его? Мы провели вместе весь день, и это могло показаться ей достаточно долгой передышкой.
Я должна найти Тейта.
Пробежав по длинному коридору, я сбежала по лестнице, перепрыгивая через несколько ступенек. Какие-то звуки доносятся из кухни, и я тут же бросаюсь туда. Как только я залетаю прямиком в кухню, то вижу, что Тейт стоит в одних лишь пижамных штанах серого цвета и спокойно пьет воду. Его лицо кажется мне задумчивым в лунном свете, но, как только парень замечает меня, его глаза вспыхивают знакомым серым огнем, а брови слегка удивленно приподнимаются, когда он подмечает, как я одета. Но я не даю ему возможности что-либо спросить и попросту бросаюсь к Тейту, словно к последней спасательной шлюпке на тонущем корабле.
Рид успевает быстро отставить стакан в сторону и тут же подхватывает меня, позволяя обнять его, и крепко прижимает меня к себе. Его запах успокаивает меня, и я окончательно избавляюсь от своего ночного кошмара, который казался слишком реальным. Хотя, в некотором роде это и была наша реальность.
— Ты не перестаешь меня удивлять, — усмехаясь, проговорил парень.
Я легко ударила его ладонью в грудь, все еще крепко обнимая.
— Заткнись, — сухо приказала я.
Парень затрясся от беззвучного смеха, но мне смеяться никак не хотелось. Мой сон был в какой-то мере вещим, ведь над нами все еще висела опасность по имени Энея. Мне так хотелось добраться до нее. Заставить заплатить за все, что она сделала с моим народом и моей жизнью. Но я понятия не имела, где искать ее. Мои мысли витали в этом направлении, пока Тейт брал меня за руку и мы возвращались в его спальню. Я все еще чувствовала слабость после драк прошлой ночи и событий этого дня, хотя последнее было довольно приятным. Мне было немного стыдно думать в данном направлении, так как я все еще не верила, что смогла зайти так далеко с кем-то. Тейт же был вполне спокойным и, как мне показалось, даже довольным. Наверное, он предпочитал не думать о проблемах, а просто наслаждаться короткими мгновениями передышки, которые давало нам зло. Или же он попросту умело скрывал свои истинные эмоции?
Тейт забрался обратно в постель, таща меня за собой и, когда я уютно устроилась в его объятьях, укрыл нас мягким одеялом. Постепенно я расслаблялась, и по всему моему телу расплывалась приятная слабость наподобие той, которую испытываешь, когда лежишь в горячей ванне. Ладони Тейта медленно блуждали по моей спине, отгоняя любой зимний холод, который чувствовался в комнате.
Кажется, ни один из нас не хотел нарушать того покоя, который царил в комнате. Мне хотелось прожить в этом моменте целую вечность, забыв обо всех проблемах и опасностях, которые маячили где-то поблизости. Но дело в том, что я не могла игнорировать тот факт, что Тейт все еще мог быть одержимым влиянием Энеи или что мне по-прежнему нужно было найти Ареса.
Эти мысли мешали мне расслабиться окончательно и просто наслаждаться моментом. Вместо этого мое тело снова напряглось, и Тейт, конечно же, это заметил. Его рука замерла на моей талии, и мне показалось, что он немного растерялся. Возможно, ему показалось, что мое напряжение связано с его прикосновениями? Я знала, что он все еще винит себя за то, что причинил мне вред в доме Ареса. Это было несправедливо по отношению к самому себе, ведь Тейт не был одним из тех, кто любит колотить девушек. Он никогда не навредил бы мне добровольно.
— В чем дело? — настороженно спросил парень.
— Просто я подумала об Аресе, — проговорила я, все еще лежа на груди Тейта. Теперь парень и сам напрягся всем телом. И почему, стоило мне лишь произнести имя Стюарта, как Тейт тут же превращался в каменное изваяние, покрытое острыми колючками?
— Знаешь, меня не приводит в восторг тот факт, что лежа в постели со мной ты думаешь о другом парне, — сухо, почти зло, проговорил Тейт.
Я слегка приподнялась на локте, чтобы заглянуть в его хмурое лицо, и вопреки собственным ожиданиям на моей физиономии расплылась глупая улыбка. Хмурость Тейта сменилась растерянностью.
— Еще немного, и я подумаю, что ты ревнуешь, — проговорила я, глядя в недовольное лицо.
Тейт высокомерно усмехнулся, но эта улыбка слегка смягчила его холодный взгляд.
— Возможно, я и сам в это скоро поверю, — пробормотал парень.
Я посмотрела на Тейта в притворном ужасе, хотя и не могла до конца скрыть своей глупой радости. Почему мне была так приятна его ревность? Возможно, потому, что она подтверждала небезразличие Тейта к моей скромной персоне?
— Это было бы глупо с твоей стороны, — проговорила я, снова ложась на его грудь.
— Глупо? — неуверенно повторил парень.
Неужели он не понимал? Сев в постели, я посмотрела на Тейта сверху вниз, стараясь таким образом придать своим словам большей убедительности, хотя мне совсем не хотелось вести с ним подобные беседы. Они казались мне романтическими, что ли, а я не была фанатом романтики. Честно говоря, я вообще не знала, как завязывать с парнями какие-то отношения. Да и отношения у нас бы обычными точно не получились.
— Да, глупо. Неужели тот факт, что я сейчас рядом с тобой вместо того, чтобы искать Ареса всеми мыслимыми и немыслимыми способами, ни о чем тебе не говорит? Ведь в первую очередь я бросилась искать именно тебя, а не еще одного стража Энохиана, который сейчас наверняка в смертельной опасности.
Тейт тоже сел в постели, и теперь наши лица были очень близки друг к другу. Настолько близки, что я чувствовала его теплое дыхание на своих губах. Это мешало мне уследить за собственными мыслями, а когда ладони Тейта прикоснулись к моему лицу, я и вовсе чуть не забыла, о чем мы говорили минуту назад. Откуда в нем столько влияния на меня?
— Знаю, — прошептал парень, глядя мне в глаза. — Но из-за меня в твоей жизни слишком много проблем. Разве не было бы лучше, если бы ты связалась с кем-то менее… опасным? К тому же Арес один из стражей Энохиана, и у вас с ним куда больше шансов на более-менее нормальное будущее, чем у нас с тобой.
Я нахмурилась, не понимая, к чему он клонит. Такая безумная мысль, как я и Арес в качестве чего-то большего, чем друзья, казалась мне абсурдом. Ведь мы с Аресом толком и друзьями-то не были. Поначалу он был для меня лишь случайным прохожим, на которого я слишком часто натыкаюсь, а затем все перевернулось с ног на голову, и теперь я понимала, что он часть моей семьи, а защищать семью – это святое.
— Не слышала ничего более глупого, — наконец ответила я. — Нормальный парень? У меня? Он ведь не прожил бы и недели!
Взгляд Тейта потеплел, а на губах заиграла плутоватая улыбка, за которой он пытался скрыть облегчение.
— Значит, проклятый трехсотлетний парень с невообразимо привлекательной внешностью – это то, что нужно? — самодовольной спросил Тейт.
Закатив глаза, я кивнула и, не успев понять, что происходит, уже оказалась под телом Тейта, а его губы требовательно прижались к моим.

Меня будит холод, который витает в старом доме. Пока я была с Тейтом, его тепло согревало меня, но сейчас я проснулась, снова оказавшись одна в его комнате. На этот раз солнце уже взошло, хотя часы показывали семь утра, что было для меня ужасно рано. Сев в постели, я оглянулась по сторонам, но не увидела Рида. Его вещей, которые еще ночью валялись на полу, тоже не было. Мои же вещи валялись в кресле напротив кровати, и я поспешила надеть их.
Спустя десять минут я стояла посреди гостиной, уверенная в том, что Тейта нет в доме. Я зашла в каждую комнату, но не нашла его. Плохое предчувствие медленно ползло в направлении горла, начиная стискивать его в металлические тиски. Что же мне делать теперь? Где искать его?
— Идиотка, — пробормотала я, обращаясь к самой себе.
Мне нужно было изначально предпринять какие-то меры, чтобы не дать ему уйти по собственной воле или по желанию Энеи. Я должна была остановить все это. Должна была приковать Тейта к чему-то и кинуться искать Ареса. И что я имею теперь? Тейта нет. Ареса нет. Я понятия не имею, где их искать.
«Думай. Думай. Вспомни, кто ты на самом деле. Забудь о глупых эмоциях, которые заставляют тебя делать такие идиотские ошибки, и двигайся дальше», — мысленно кричу я сама себе, расхаживая по гостиной, словно зверь в клетке.
Что мы имеем? Если Энея призвала Тейта, то она не сможет уйти за пределы старого города вместе с ним, а это означает, что они где-то поблизости. Или же нет? Старый город был гораздо больше того, что я видела сейчас. Сотни богатых домов, усадьб и даже дворцов были расположены на огромной территории и затеряны в лесах. Как можно найти Тейта, не зная, где его искать? Он и Энея знают эти места, как свои пять пальцев, ведь они жили в то время, когда город был полон стражей Энохиана.
Безумная мысль проскользнула в мое сознание, и я сама не заметила, как схватилась за нее.
Не только Энея и Тейт жили в этом городе больше трех столетий. Не только они хорошо знали его окрестности. Был еще кое-кто. И этот человек когда-то стал одной из причин, по которым я попала в настолько отчаянное положение.
Ноа Ботрайт.

Я переступила черту между лесом и шоссе, оставив позади угнанный у Тейта внедорожник. Поначалу я стараюсь делать глубокие вдохи и выдохи, сосредотачиваясь лишь на шуме собственных шагов. Я думаю о Ноа и о том, как найти его склеп. Когда Тейт вел меня к нему, я не особо запоминала дорогу. Как же мне найти его сейчас? К счастью, сквозь плотную завесу сосновых веток, которые накрывали все кладбище, словно купол, робкие лучи солнца все же пробивались в это Богом забытое место и освещали мне дорогу. Впрочем, вскоре свет, как и все в этом мире, показался мне чем-то незначительным.
Их голоса стали взрываться в моей голове, словно салют. Я застонала, когда стала проходить первые могилы. Почему призраки так яростно пытались отогнать меня от места своего последнего упокоения? Их голоса проносились в моем сознании, словно стаи разгневанных ворон. Мне казалось, что каждый мой новый шаг будет последним, но я заставляла себя двигаться дальше, хотя уже и не разбирала дороги.
Перед глазами встал туман, а голова болела так сильно как никогда. Мое недавнее сотрясение тоже здорово ослабляло. Я чувствовала, что не смогу продержаться долго, но упрямо продолжала идти. Мне нужно было добраться до Ноа. Только он сможет помочь мне. Я должна…
— Столько боли, — шептал детский голосок прямо рядом со мной. — Она принесла мне столько боли.
Искоса взглянув вправо, я увидела маленькую девочку. Ей было не больше шести лет. Малышка была одета в старомодное платье, и это только придавало ей более жуткий вид. Лицо ребенка было обезображено ужасными ожогами. Ее светлые волосы были сожжены почти полностью, а платье разорвано.
— Ты знаешь, каково это? — спрашивал меня другой призрак. Мужчина. Очень низкий, но упитанный. Его лицо напоминало смесь кровавого месива и угля. — Ты знаешь, каково гореть заживо и видеть, как горят другие?
Я сделала еще несколько шагов, схватившись за голову в отчаянной попытке заглушить вихрь голосов и криков. Призраки окружали меня. Тянули ко мне свои прозрачные руки, как бы зовя навстречу. Я попыталась отступить. Убежать. Я хотела убежать от них так далеко, как это только было возможно. Я хотела, чтобы адская боль в моей голове прекратилась. Чтобы их боль перестала терзать меня изнутри.
— Сгорели…
Шепот нарастает.
— Мы были невиновны…
Они совсем близко. Я чувствую их прикосновения, и каждое из них заставляет меня чувствовать ту боль, которую эти люди испытали в последние мгновения своей жизни.
— Она монстр…
Я умираю сотни раз, и каждая смерть ужасней предыдущей.
— Хватит! — закричала я, упав на колени. Мой голос кажется мне еще более громким, чем шепот призраков. Никогда в жизни я не кричала так громко. — Пожалуйста, перестаньте.
Сжимая руками голову, я раскачиваюсь туда-сюда. Они по-прежнему касаются меня, и тогда я падаю на подтаявший снег, сжимаясь в клубок и зажмуривая глаза. Я умру здесь. Знаю, что умру. Рано или поздно мое тело не выдержит всего того, через что призраки заставляют меня пройти. Очень скоро оно поверит в одну из смертей, которую они заставляют меня прожить, и мое сердце остановится. Но знаете, что хуже всего? Моя боль настолько невыносима, что я хочу умереть. Я хочу, чтобы все это закончилось здесь и сейчас. Тогда не будет больше боли. Меня поглотит тьма, и мне больше не придется защищать тайны, воспользоваться которыми я не имею права. Не будет ничего, что было бы важно. Я просто стану частью тьмы и навсегда исчезну.
Но призраки жестоки и неумолимы. Они с все новым упорством заставляют меня вздрагивать и кричать от боли. Я не помню, чтобы когда-нибудь испытывала нечто подобное. Даже мое посвящение больше не кажется мне самым ужасным событием в жизни. Мои мысли путаются и превращаются в хаотичный вихрь, в котором нет никакого смысла. За что они так со мной? Почему ненавидят? Почему так жаждут сломать меня? Сломать. Какое необычное слово. Будто человека можно сломать так же, как и какую-то заурядную вещь. Вот только я не вещь. И я, черт побери, не просто человек.
Мои мысли становятся быстрее, но постепенно в них начинает проступать что-то важное. Я чувствую, что набрела на что-то, что сможет помочь мне снова бороться не только с призраками, но и со всем миром, если так будет нужно. И хотя я все еще ощущаю боль от прикосновений этих тварей, я все же нахожу в себе силы открыть глаза. Они склонились надо мной, и сквозь обезображенные лица я вижу тусклый лучик серого света. Он появился из прорехи между густыми ветвями елей, и мне удается рассмотреть небо. Оно необычайно яркого серого цвета. Похоже, приближается настоящая гроза. Это что-то напоминает мне. Что-то настолько важное, ради чего я оказалась здесь.
— Тейт, — срывается с моих пересохших губ, и призраки взрываются, обрушивая на меня новую волну боли, но им не удается подавить мои воспоминания о нем. Я хватаюсь за размытые образы, которые всплывают в моем сознании. Лицо Тейта, его прикосновения… даже проклятье и связанная с ним опасность помогают мне снова взять контроль над своим телом и разумом.
Я помню, ради чего пришла сюда. Я помню, за что сражаюсь, и пусть хоть провалятся, но я не позволю сломить себя. Я — Мэриан Озборн, девушка, которая выживала при любых раскладах.
Мне удается заставить себя встать на ноги, и пусть мои шаги нетвердые и меня шатает из стороны в сторону, я все же иду. Ноа. Мне нужен Ноа. Он поможет мне найти Тейта. Я надеюсь, что поможет. А что, если нет? Что, если он не придет? Что, если он, как и другие призраки обозлился на меня за что-то? Тогда я сама найду Рида. Я переверну каждый уголок этого чертового городишки, но найду его, чего бы это ни стоило.
Призрак какой-то мертвой девушки появляется всего в дюйме от моего лица, и я тут же отшатываюсь от нее, буквально завалившись на покосившийся каменный памятник над чьей-то могилой.
— Он виновен во всем, — проговорила девушка охрипшим голосом, и из ее рта выпорхнули частички пепла.
Почему меня преследовали лишь те призраки, которые погибли в ужасном пожаре, который устроила Энея? Ведь на этом кладбище были и другие, но, очевидно, сегодня они решили остаться в стороне.
— О ком ты? — едва выдавила я, делая несколько шагов в сторону, чтобы обойти ее.
— Никтей обрек нас на вечное проклятье, — заговорил со мной другой призрак мужчины. Как же я ненавидела, когда они так делали.
— Он убил своего побратима. Он убил стража Энохиана, — подхватил другой призрачный голос. Я уже даже не смотрела на их лица.
— Если бы он убил Энею сразу, как только узнал о ней правду… — начал один.
— … нас бы не постиг такой страшный конец, — закончил другой.
Собрав все свои силы, я громко фыркнула и, резко обернувшись, сосредоточила свой взгляд на душах умерших стражей, которые пытались убить меня в отместку за ошибку Тейта. И почему всегда должны страдать другие?
— Неужели раньше стражи и вправду были такими нытиками? — удивительно, но я смогла придать своему голосу насмешливый тон, хотя и понимала, что мне это дорого обойдется. — Разве хотя бы один страж умирал спокойной и безболезненной смертью? Пора бы осознать, что все мы рано или поздно дохнем, как мухи, которых подцепили на булавку, поэтому заканчивайте ныть.
Но призракам не было дела до моих насмешек. Они намеренно пытались остановить меня, мешая найти склеп Ноа. Они не хотели, чтобы я каким-то образом помогла Тейту, и чем дальше в лес я заходила, тем меньше сил у меня оставалось. Мне казалось, что еще немного, и я снова упаду на холодную землю, но смогу ли я тогда подняться?
Когда мои силы практически покинули меня и я была на грани того, чтобы снова забыть, за что борюсь, я увидела его. Увидела склеп, на входе которого были каменные изваяния суровых ангелов. Глядя в их каменные лица, я чувствовала, как они насмехаются надо мной. Затуманенный болью разум играл со мной злые шутки, и в какой-то момент мне показалось, что суровые линии губ каменных ангелов изгибаются в кровожадной усмешке. Они ждут. Ждут, когда я упаду и сдамся. Но этого не случится, даже если мое упрямство будет стоить мне жизни.
— Ноа! — закричала я, и на какую-то долю секунды крик облегчил головную боль. Но всего на секунду.
Мне удалось добраться до самого склепа, и с мрачной улыбкой я заметила, что призраки, которые до этого момента неотрывно следовали за мной, отступили. Я все еще слышала их голоса в своей голове, но они не рисковали подойти так близко к склепу, рядом с которым стояла я. Они боялись его? Разве призраки могут бояться чего-то?
-Н оа! — снова позвала я, но на этот раз мой крик вышел совсем тихим, больше похожим на шепот, а затем и вовсе резко оборвался, словно кто-то сдавил мне горло.
Мое тело больше не поддавалось контролю. Ноги отказывались держать меня и, пошатнувшись, я резко подалась вперед, налетев прямо на кованую решетку склепа. Вцепившись в искусно выкованные прутья, я попыталась простоять на ногах еще хотя бы немного. Прижавшись лицом к прутьям, я чувствовала, как тяжело мне даются новые вдохи и выдохи. Еще чуть-чуть. Мне нужно продержаться еще немного. Он придет. Он должен прийти.
— Ноа… — шепотом позвала я.
Холодный склеп выглядел потрепанным временем. Я видела лишь мраморные плиты в стенах с выбитыми на них именами. Посреди склепа стоял каменный алтарь. Все вокруг было покрыто многовековой пылью и паутиной. Даже запах, доносившийся из склепа, нес в себе лишь ароматы сырости и мокрого камня, а не разложения, как это принято в подобных местах.
Я тяжело дышала, пытаясь справиться со своей слабостью, но, наверное, я довела свое тело до той критичной точки, когда даже самые тайные резервы с физической и душевной силой опустошились. Я подняла взгляд к небу, надеясь найти в нем поддержку, но вместо неба я увидела еще одно призрачное лицо. На этот раз предо мной стоял призрак молодой девушки. Думаю, она умерла лет в семнадцать. Ее черные волосы развивались в разные стороны, а лицо не было обезображено ожогами. Даже будучи призраком, она сохранила в себе отголоски той красоты, которая была при жизни. Ее большие глаза все еще казались голубыми, и они смотрели на меня не с ненавистью или презрением, а, скорее, с жалостью.
— Его здесь нет, — проговорил призрак, но ее бледные тонкие губы не двигались, а голос звучал у меня в голове, словно тихая мелодия. — Ноа никогда не принадлежал этому месту.
— Где же он? — выдавила я из себя и удивленно заметила, что в моем голосе прозвучали нотки отчаянья.
— Он привязан к тому единственному, что было важно в его жизни, — снова заговорила девушка в моей голове. — Он привязан к Энее и всегда следует за ней, хотя она и не способна видеть нас.
Значит, все это было зря?
Мои руки ослабли так же, как и все остальное тело. Сползая по решетке, я отчаянно пыталась снова ухватится за что-то, но пальцы не желали сгибаться, и вскоре я уже сидела у решетки, опираясь на нее спиной. Пульсация в голове достигла такого пика, что я даже не могла кричать. На это просто не осталось сил. Позволив себе всего на мгновение прикрыть глаза, я быстро осознала, что больше не могу открыть их снова. Щекой я ощутила колючий снег.
Все это было зря.
Находясь на грани реальности и забвения, я из последних сил пыталась выкарабкаться на поверхность своего сознания и снова вернуться в свое тело. Но, как бы я мысленно не брыкалась, сколько бы усилий ни прилагала, все это было напрасно,. ведь туман все больше притуплял мое восприятие окружающего мира. Призрак девушки исчез, а вместе с ней исчезли и мои глупые надежды на то, что я смогу когда-нибудь выбраться из этого ужасного места.
Я сделала крупную ставку и проиграла. Я подвела Тейта и Ареса, хотя и не давала им никаких обещаний.
У меня начались галлюцинации. Наверное, все это было следствием серьезного ушиба головы и адской карусели, которую мне устроили призраки. Я не до конца понимала, что происходит, но в нос мне ударил запах Тейта, а по телу, которое я практически больше не чувствовала, прошла едва заметная дрожь. Кто-то поднял меня на руки? Нет. Это всего лишь сон. Тейта здесь нет и быть не может. Что ему делать на этом ужасном кладбище среди отчаянно ненавидевших его призраков? Это всего лишь сон. Очередная злая насмешка моего мозга.

Содержание
Следующая глава — Не прощайся со мной
2 комментария
aksaya
Случайно прочитала эту главу. Заинтересовалась, теперь придется прочитать все с самого начала. Позволю себе сделать несколько замечаний. 4 раза имя Тейт заменено Ридом. И, конечно, знаки препинания.
Alice_Belikova
Рид — это фамилия Тейта. Его полное имя: Никтей Кристофер Рид, поэтому неудивительно, что мысленно героиня называет не только имя персонажа, но и его фамилию. Таким образом автор старается не надоедать читателям одинаковыми словами.

  /