22. Во льду закованное пламя

mary_eria Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Я никогда не чувствовала себя любимой дочерью, хотя и знала, что мама любит меня. Любит в свойственной всей нашей семье сдержанной манере. Каждый раз, уходя на охоту и видя в ее глазах сожаление и переживание, я всегда затаивала где-то глубоко внутри себя крохи обиды, ведь она никогда не пыталась удержать меня. Все свое детство я провела в изнурительных тренировках, а после моей жизнью стала война с демонами. В какой-то мере я ненавидела отца за ген, который он передал мне, и обижалась на мать, которая смотрела на наши с Калебом жизни, идущие под откос.
Но что, если до смерти моего брата все казалось ей одним лишь кошмарным сном? Почему я никогда не задумывалась над тем, каково ей было в действительности? Всю свою жизнь я держала все свои эмоции и привязанности в таких отдаленных и темных уголках своей души, что даже не подозревала о том, что могу испытывать глубокую привязанность к собственным родным. Я боялась этих чувств, зная, что однажды они обернутся против меня. Станут мощным оружием в руках зла, которое всегда меня окружало.
И я не ошиблась.
Когда мамина машина отъехала так далеко, что я уже не могла видеть ее, стоя посреди дороги, я все же решила вернуться в пустой дом и подготовиться к тому, что ждало меня впереди. Вот только что это было? Я знала лишь то, что должна вытащить Ареса из передряги, но главной моей целью было спасти Тейта. Не помочь тому, кто оказался стражем Энохиана, а значит, и частью моей жизни, не спастись самой, ведь моя жизнь была сейчас под большей угрозой, чем когда бы то ни было, а именно спасти Тейта. Я должна разрушить чары, которыми связала его Энея. Должна вернуть его, чего бы это ни стоило.
А ведь это действительно может стоить мне жизни. Жизни, за которую я так отчаянно держалась все семнадцать лет, несмотря на то, что она была полна дерьма и боли. Я всегда ставила себя на первое место. Всегда спасалась любой ценой, потому что, несмотря на все недостатки своего бытия, я все же надеялась прожить чуточку дольше. Еще один день. Бой. Еще один месяц. Бегство. Еще один год. Война. И так всегда. Из года в год я бежала и дралась не только против демонов, но и против себя. Вот только в жизни каждого человека наступает момент, когда он останавливается и, медленно развернувшись, смотрит в лицо своим демонам, которые никогда не отступали слишком далеко.
Стоя под холодным душем, я смотрела, как вода медленно окрашивается в красный цвет. Похоже, мои раны были куда серьезнее, чем мне показалось вначале. Но разве это имело значение? Я могла терпеть физическую боль куда лучше душевной. И сейчас я не пыталась скрыть этого чувства, как делала обычно. Я хваталась за него, превращая в своего рода оружие. Может, кого-то боль и заставляла впасть в ступор, но во мне она порождала лишь упрямство и желание продвинуться так далеко вперед, как это только возможно.

Первым пунктом назначения стал дом Тейта. В лучах бледного солнца он выглядел более зловещим, чем был на самом деле. Я понятия не имела, что увижу, когда войду, но у меня не было с собой оружия. Ничего, кроме подаренного им серебряного клинка, но по собственному опыту я знала, что для Тейта это не проблема. Глупо, правда? Идти в дом одержимого парня, который хочет тебя убить или, по меньшей мере, искалечить, и иметь с собой лишь эту зубочистку. Но, в отличие от своих обычных планов насчет тех, кто хотя бы пытался мне угрожать, Тейту я навредить не хотела. И именно этот факт заставал меня врасплох, выбивая из привычной колеи. Я понятия не имела, как помочь Тейту и при этом не сражаться с ним.
Но что, если у меня получится заставить его прийти в себя в том случае, если он все еще одержим? Ведь у Рида была возможность убить меня. Он мог добить меня еще в доме Ареса, но, даже будучи одержимым, Тейт не сделал этого. Я не смела надеяться, что это означало, будто даже под действием Энеи он все еще не желал мне смерти и даже боялся, что навредит по-настоящему, но что, если это действительно было так? Я верю, что нельзя подчинить себе человека окончательно. Какими бы способностями ни обладала та рыжая тварь, она не могла сломать Тейта до конца.
Сделав несколько глубоких вдохов, я направилась к двери со старинным молоточком из бронзы. Стучать я не намеревалась и просто подергала ручку входной двери, надеясь, что она не заперта. Как бы не так. Вздохнув, я стала обходить дом, ища черный вход, но вскоре узнала, что и он надежно заперт. Этот дом мог быть полноценной крепостью, если бы не высокие окна, до которых можно было легко дотянуться снаружи. Конечно же, ни одно окно не было незапертым, но разве это могло меня остановить? Даже если Тейта не было в доме, то это совсем не означало, что я не хочу попасть внутрь. В конце концов, я могла бы порыться в его вещах, и это могло подкинуть мне идеи, где искать его дальше.
Одно из окон пришлось выбить. Град осколков зазвенел, ударяясь об деревянный пол дома. Если внутри кто-то и был, то мое появление уж точно нельзя будет назвать неожиданным. Кое-как забравшись внутрь, я оказалась в небольшой каморке, которая, видимо, когда-то служила пристанищем для всяких тряпок, ведер и швабр, но сейчас пустовала, а полки, тянувшиеся вдоль стен, были укрыты толстым слоем пыли. Окно в этом месте было значительно меньше остальных.
Пробираться по дому, словно мелкий воришка, было неприятно. Старые деревянные половицы противно скрипели под ногами, хотя я и пыталась идти тихо. Каждый шорох или даже самый тихий звук заставлял ком в моем животе сжиматься все сильнее. Заглядывая во все комнаты первого этажа, я ожидала увидеть в одной из них Тейта, и когда этого не происходило, я чувствовала разочарование и облегчение одновременно. Дом казался тихим, мрачным и зловещим. Будто в нем все время присутствовало что-то незримо холодное и злое, что-то, что постоянно следило за мной, ожидая когда я, наконец, уйду. Но уходить я пока еще не собиралась.
Поднявшись на второй этаж, я быстро осмотрела пустующие спальни, которых оказалось не меньше пяти, а затем направилась прямиком в комнату Тейта. Его спальня выглядела точно так же, как и в ночь, когда я оказалась в ней впервые. Кровать была застеленной и казалась очень холодной, будто никто не спал в ней уже много ночей. А ведь Тейт и вправду в течение всех каникул ночевал в моем доме, несмотря на мои не очень громкие протесты.
До этого момента я не особенно рассматривала его комнату. Вся мебель была сделана из темного дерева и, вероятно, была очень старой. Тем не менее, несмотря на весь этот антиквариат, я заметила вполне современный ноутбук фирмы «Apple» и плазменный телевизор прямо напротив кровати. Солнце заливало комнату уже более яркими лучами, но я все равно чувствовала печаль, оглядываясь по сторонам. Тейт жил в этом доме на протяжении очень многих лет. Одни и те же стены, одни и те же вещи, люди, которые забывают о твоем существовании каждый год. С такой жизнью очень сложно сохранить здравый рассудок, и порой мне казалось, что Тейту это не совсем удалось. Хотя, не мне судить о здравом рассудке и нормальной психике.
С чего начать свои поиски? Подойдя к большому комоду с вещами, я вытянула верхний ящик и тут же его закрыла, отчаянно покраснев. Нижнее белье Тейта. Следующие ящики я открывала с большей осторожностью, но вскоре с облегчением обнаружила, что они были полны обычной одеждой. Причем, тут были не только простые свитера, футболки, джинсы или брюки. Я увидела несколько старинных льняных рубашек с забавными манжетами и высокими воротниками, которые были скрыты на самом дне среднего ящика. Еще мне попались под руку несколько шейных платков, которым было лет двести. Несколько сюртуков, пара коротких штанов и еще куча всякой старинной дребедени, которой я даже правильного названия не знала. И все это было вперемешку с вполне современной одеждой, которую Тейт носил сейчас.
Не найдя в ящиках комода ничего, что помогло бы мне понять, куда пропал Тейт, я перешла к старинному письменному столу. Он был похож на мини-конторку, так как здесь было множество небольших выдвижных ящичков и несколько побольше. Я успела лишь прикоснуться к круглой ручке одного из ящиков, когда почувствовала, как кто-то наблюдает за мной. По затылку побежали мурашки, а волосы на всем теле встали дыбом.
Полная недобрых предчувствий, я резко обернулась и тут же встретилась взглядом с парой темно-серых глаз, которые походили на грозовое небо и смотрели на меня со сдержанным любопытством и ничем более. Мое тело отреагировало на появление Тейта куда быстрее, чем мозг. Я отскочила в сторону, хотя парень и так стоял достаточно далеко, и моя рука тут же дернулась к серебряному клинку, который был запихнут за поясом джинсов. Но я вовремя остановилась, напомнив себе, что не стану причинять Тейту вред.
Лицо парня было похоже на красивую скульптуру, которую умелый мастер вытесал из мрамора. Но, как и все скульптуры, Тейт был холоден, несмотря на всю свою красоту. Он смотрел на меня проницательным взглядом, который больше не был затуманен чарами, по крайней мере, я на это надеялась, и его губы едва заметно скривились, когда он увидел мою реакцию на его появление.
— Шпионишь? — спросил парень как бы шутя, но в сочетании с холодной маской, застывшей на его лице, эти слова прозвучали, скорее, угрожающе.
Я неопределенно пожала плечами. До сих пор я не знала, что буду делать, если найду его. Мои планы не заходили так далеко, и я просто надеялась, что в нужный момент меня озарит гениальная идея, но этого не происходило. Я просто стояла посреди комнаты Тейта, тупо пялясь на него. Сам же парень застыл в дверном проеме, даже не пытаясь ко мне приблизиться. Он не был одержим, я видела это по его ясным глазам, но он умело сдерживал злость, от которой мне становилось не по себе. Он злился на меня?
— И что же ты успела найти? — скрестив руки на груди и облокотившись левым плечом на дверной косяк, спросил Рид.
— Парочку забавных рубашек с рюшиками, которым позавидовали бы многие дамы, — удивительно, но мне удалось придать своему голосу небрежный и слегка саркастический тон, хотя все внутри меня буквально дрожало.
Тейт поджал губы, никак не реагируя на мою шутку. Его взгляд прошелся по моему лицу, на котором без сомнения остались отпечатки ночной стычки, по телу, которое пострадало ничуть не меньше, но удачно было скрыто одеждой. Мне показалось, что в его холодных серых глазах на секунду мелькнул огонек сожаления и отвращения. Вот только к кому он питал эти чувства? С каждой секундой я чувствовала, как между нами повисает нечто очень холодное и неприятное.
— Я хочу, чтобы ты ушла, — проговорил парень холодно, властно и абсолютно спокойно.
Почему мне показалось, что кто-то врезал мне между ребер, выбив из груди весь воздух? Откуда эта странная реакция? Ведь я и не надеялась на теплую встречу с объятиями и разговорами по душам. Но, если честно, и такого арктического спокойствия я тоже не ожидала.
Я сделала то, что умела делать уже много лет – притворилась безразличной к чужим словам. Спокойно развернувшись к Тейту спиной, я прошлась через всю комнату и присела на краешек кровати. Хотя, по правде говоря, я хотела не только продемонстрировать свою решительность и намерения остаться вопреки его словам, но и скрыть легкое головокружение, которое могло в любую секунду стать сильнее. Наверное, это все было из-за раны на виске.
Теперь Тейт был прямо напротив меня, но нас разделяла целая комната, и мне казалось, что на каждом дюйме, который был между нами, повис тяжелый груз в несколько тонн. Рид смотрел на меня так, будто ему было не просто неприятно мое присутствие, а даже вызывало отвращение. И, несмотря на свое внешнее спокойствие, я чувствовала, как в груди нарастает страх, а затем его медленно сменяет боль вперемешку с пустотой. Надеюсь, что ученые никогда не научатся делать из человеческих эмоций реальное оружие, ведь тогда оно станет куда хуже ядерного взрыва.
— Неужели для тебя это так сложно? — со вздохом спросил Тейт, сверля меня уже менее холодным, но более недовольным взглядом. Черт, пусть лучше ворчит, злится или даже кричит, лишь бы не его невозмутимость и безразличие. — Просто сделать так, как я прошу? — Очевидно, что да, — ответила я, гордо расправив плечи. Левая ключица заныла от боли, но я проигнорировала это чувство, продолжая смотреть прямо в глаза Тейту.
— И что же ты собираешься делать? Ждать, пока Энея даст мне приказ прикончить тебя? — едко спросил Тейт, слегка сузив глаза.
Я слегка поджала губы.
— Как ей это удается?
Парень закатил глаза и вошел в комнату, но двигался он нарочно медленно. Он не хотел напугать меня или просто не доверял себе самому? Взяв массивный стул с изящной резьбой, он пододвинул его чуточку ближе ко мне и сел на него, но на этот раз парень даже не взглянул в мою сторону, а просто уставился в окно.
— Это так важно? — сухо спросил Рид.
— Если понять, как ей удается тобой управлять, то есть шанс, что нам удастся с этим разобраться, — просто ответила я, делая ударение на слово «нам». Пусть не думает, что с помощью своей кислой физиономии он сможет избавиться от меня. Я сдаваться не собираюсь.
— Нам? — улыбнувшись презрительной улыбкой, спросил Тейт.
— Нам, — хладнокровно ответила я. Главное, не верить его спектаклю, в котором Рид удачно делает вид подонка. Он просто хочет таким образом добиться моего ухода.
— Ты и вправду думаешь, что мне нужна твоя помощь? — слегка приподняв брови и бросив на меня насмешливый взгляд, спросил парень.
Спектакль. Не по-настоящему. Не верить.
— Да. Нужна.
Глаза Тейта опасно блеснули, и он слегка подался вперед.
— Если хочешь помочь мне, то просто убирайся из моего дома, а затем и из города. Желательно на другой континент, — почти прошипел парень, обжигая меня своим взглядом.
Черт, это и вправду неприятно. Весь его внешний вид говорил о сильной неприязни, и я ничего не могла поделать, начиная верить в нее. Моя и без того низкая самооценка не готова к таким испытаниям на прочность. Что, если он и вправду хочет, чтобы я уехала как можно дальше? Что, если прошлая неделя, на которой я позволила себе лишь чуточку поверить в симпатию со стороны Тейта, была лишь обманом? Может, ему просто было скучно и таким образом он развлекался, а теперь, когда дело приняло опасный оборот, то парень решил, что от меня слишком много проблем, и решил избавиться от ненужной игрушки? Даже такая теория казалась мне более правдоподобной, чем вера в то, что я могу нравиться Тейту и он просто хочет меня защитить. Вот только, как бы там ни было, сейчас дело было не только в нем или в тупой ноющей боли, которая угрожала заполнить каждую клетку моего тела.
— А что, если она заставит меня напасть на тебя? — спросила я. Если Энея была способна залезть кому-то в голову, то почему она не попыталась проделать этот трюк со мной? Возможно, это лишь вопрос времени. Что, если она решит, будто я могу окончательно убить Тейта, и захочет воспользоваться этим? Если честно, такая мысль почти приводила меня в ужас.
Тейт взглянул на меня долгим и пристальным взглядом, в котором я заметила тень неуверенности.
— Она не сможет сделать это, — угрюмо пробормотал парень, снова переведя взгляд на окно.
— Почему? — не отступала я. — Откуда ты знаешь?
Рид закатил глаза, всем своим видом показывая, как сильно я его сейчас раздражаю. Я попыталась проигнорировать этот факт, но это оказалось не так уж и просто. Нужно лишь сосредоточиться на нынешних проблемах и спрятать все лишние эмоции. Я должна была отрезвить свой разум и смотреть на ситуацию с холодным спокойствием. Разве не это я делала в течение всей своей жизни? Но почему сейчас это было так сложно?
— Потому что ты страж Энохиана, и за вами всегда присматривают духи предков, которые не позволят ничему проникнуть в твою голову, — сухо ответил парень, хотя мне и показалось, что он рассказал мне не все.
Я вспомнила еще об одном человеке, который нуждался в моей помощи. Человеке, который был в моем списке тех, на кого мне было не плевать. Несмотря на то, что холод, который источал Тейт, был мне ужасно неприятен, а каждое его слово было пропитано презрением, я хотела узнать как можно больше о том, что происходит.
— Что ты сделал с Аресом? — каким-то слишком мертвым голосом спросила я. Нужно срочно взять себя в руки, пока Рид не возомнил, будто его слова действительно могут причинить мне боль. Если только он уже этого не понял.
Парень снова откинулся на спинку стула, глядя на меня уже не так насмешливо. Уголки его губ едва заметно скривились, а в глазах вспыхнуло недовольство. Ему не нравилось, что я спрашивала об Аресе?
— Значит, на самом деле ты пришла, чтобы узнать, где твой ручной хорек? — высокомерно спросил Тейт Надо же, какая неожиданность.
— Почему ты не можешь просто ответить? — спросила я резко. Постепенно я теряла самообладание, и во мне пробуждалась злость. Честно говоря, я обрадовалась этому. Уж лучше быть злой и опасной, чем жалкой.
Тейт безразлично пожал плечами.
— Потому что мне плевать на хорька. Понятия не имею, что с ним случилось после того, как Энея вернула себе контроль. Возможно, она приказала мне убить его или же притащить куда-то. Я не помню. В любом случае, роясь в моих вещах, ты его не найдешь.
Наверное, безразличие Тейта стало последней каплей. Резко вскочив на ноги, я захотела броситься на него и хорошенько врезать. Он не имел никакого права говорить об Аресе, словно о тупом и никому не нужном животном. Арес был важен для меня, ведь только с ним я не была единственной в своем роде. Только он мог знать тайны, которые хранила я, и это означало, что мне не пришлось бы тащить весь этот груз в одиночку. А еще Тейт не имел права причинять боль мне. Я могла смириться с его одержимостью и физическими увечьями, зная, что он не хотел этого, но сейчас он намеренно делал все, чтобы плюнуть мне в душу и вышвырнуть вон.
Я хотела закричать на Тейта и вправить ему мозги, но мне это не удалось, так как, стоило мне сделать несколько резких движений, как перед глазами все поплыло, а к горлу подступила тошнота. Покачнувшись, я схватилась за один из резных столбиков, которые удерживали балдахин. Я попыталась отряхнуть неожиданно подступившее головокружение, но мне это не удалось. Разозлившись на себя за слабость, которую я сейчас в открытую демонстрировала, я сильнее схватилась за столбик.
— Что с тобой? — встревожено спросил Тейт, неожиданно оказавшись рядом со мной.
Он осторожно прикоснулся ко мне, заставляя сесть обратно на постель, и у меня не оказалось сил, чтобы сопротивляться ему. Присев, я низко опустила голову, часто дыша и пытаясь справиться с тошнотой и головокружением. Судя по ощущениям, я заработала себе очередное сотрясение мозга. Отлично.
Я скорее почувствовала, чем увидела, как Тейт опустился предо мной на колени, чтобы видеть мое лицо. Все с той же осторожностью, которая больше походила на нежность, он убрал непослушные пряди волос с моего лица и аккуратно дотронулся до раны на моем виске, которую не было заметно прежде.
— Нужно отвезти тебя в больницу, — пробормотал Тейт, и в его голосе отозвалась такая тоска, которая казалась мне практически невозможной, учитывая его ледяное настроение еще минуту назад.
Чтобы убедиться в том, что я слышу то, что есть на самом деле, я заставила себя открыть глаза и посмотреть на Тейта. Странным образом за такое короткое мгновение в лице и глазах Тейта не осталось и капли холода. Он выглядел так, словно моя боль отдавалась в нем мощным эхом и умножалась в несколько раз. Разве такое было возможно? Разве не он всего минуту назад хотел выпихнуть меня из своего дома с помощью такого хорошо сыгранного безразличия и злости?
— Не надо, — пробормотала я, сбитая с толку. — Все нормально.
Парень притянул меня к себе, и я опомниться не успела, как оказалась в его объятьях. Теперь мы вдвоем сидели на полу перед большой кроватью в полной тишине, нарушаемой лишь нашим дыханием. Запах Тейта полностью окутал меня, и, несмотря на головную боль, я чувствовала такое умиротворение, что оно почти граничило с абсурдным в данной ситуации ощущением счастья. Уткнувшись носом в шею парня, я обняла его в ответ, что делала не так уж и часто, и прижалась к нему всем телом. Он осторожно провел по моим волосам, по спине, и когда его рука замерла на моей талии, я задрожала от обжигающего чувства, которое пронеслось по всему моему телу лишь от одного его прикосновения. Весь тот холод, который был между нами, испарился, и теперь я чувствовала, что предо мной настоящий Тейт. Тейт, в котором всегда бушует огонь.
— Я никогда не смогу простить себе этого, — прошептал Тейт, прижимая меня к себе сильнее.
— Чего именно? — тихо спросила я.
Парень сделал глубокий вдох, будто тоже наслаждался моим запахом.
— Того, что причинил тебе боль, — проговорил он глухо, и я почувствовала, как его рука, которая замерла на моей талии, сжалась в кулак и задрожала.
Я слегка отстранилась от Тейта, но лишь для того, чтобы заглянуть ему в глаза.
— Ты не виноват, — отчетливо проговаривая каждое слово, уверенно сказала я. — Энея заставила тебя делать то, чего тебе совершенно не хотелось.
Тейт прикрыл глаза, скрывая в них весь тот серый огонь ненависти, которую он питал то ли к Энее, то ли к себе самому. Неожиданно я поняла, что весь тот спектакль, который прошел несколько минут назад, был вызван лишь желанием отстраниться от меня. Заставить уйти. Что, если на самом деле Тейт питал ненависть к себе самому, а не ко мне? Разве я на его месте не поступила бы так же?
— Неужели ты не понимаешь, как для тебя опасно находиться рядом со мной? — проговорил он, будто отвечая на мои мысли и едва сдерживая себя, чтобы не перейти на крик. Его тон был жестким и грубым. — Она может в любой момент заставить меня забыть обо всем и напасть на тебя. Я могу сделать с тобой что-то ужасное и тогда…
Я прижала ладонь к его рту, заставляя замолчать, и приняла упрямое выражение лица. Я понимала, чем все могло закончиться. Я знала, что Энея и вправду может заставить его делать со мной, что угодно, а сама я вряд ли стану или смогу сопротивляться. Я понимала это, но не собиралась бежать сломя голову от человека, к которому испытывала что-то куда более сильное, чем страх.
— Я никуда не уйду, — уверенно проговорила я. — И если Энее так хочется убить меня, то пускай сделает это лично.
Тейт убрал мою руку от своего рта, хотя и не выпустил ее со своей ладони.
— И почему ты так отчаянно ищешь собственной смерти? — пробормотал парень в замешательстве.
— Вовсе нет, — закатив глаза, проговорила я и слегка усмехнулась. — Просто у меня нет привычки жить спокойной жизнью.
На лице Тейта промелькнула слабая улыбка, и когда парень снова поднял на меня взгляд, то в нем было что-то, что описать я не могла, но от этого взгляда у меня пересохло во рту, а по венам потек жидкий огонь. Рид подался вперед, но все же оставил между нашими лицами всего один дюйм. Он будто ожидал, что я сама подамся ему навстречу, и я сделала это без обычных размышлений или упреков своего собственного сознания, которое считало, что все это неправильно и глупо. Я, черт побери, хотела поцеловать Рида и плевать я хотела даже на свое ворчливое подсознание.
Когда наши губы наконец соприкоснулись, я почувствовала, как он улыбнулся, будто одержал какую-то победу. Его руки с преувеличенной осторожностью касались моего тела, и это было так необычно, ведь Тейт никогда не заставлял меня чувствовать себя фарфоровой куклой. Когда мое дыхание стало прерывистым и тяжелым, Тейт оторвался от моих губ, но лишь для того, чтобы подняться вместе со мной с пола и переместиться на кровать. Я подозревала, к чему это все может привести, и не была уверена, что на этот раз нам может кто-то помешать. А ведь вместо того, чтобы заниматься чем-то, о чем мне было даже стыдно думать, я должна носом рыть землю, разыскивая Ареса и Энею. Первого для того, чтобы спасти, вторую для того, чтобы убить.
Тейт нависал надо мной всем телом, а затем провел губами по моей шее, а его руки скользнули под мою кофту.
Кто такие Арес и Энея?
Мое тело зажило собственной жизнью, и даже мозг перестал фиксировать боль в костях или от синяков и ран. Мои руки слегка дрожали, когда я потянулась к краям рубашки Тейта и, почти повторяя его движения, провела руками по спине под ней. Рид замер, все еще нависая надо мной, и я почувствовала, как все его мышцы напряглись. Он взглянул мне в глаза, а кончик его носа касался моего.
— Знаешь, хотя это мне и не свойственно, но сейчас я не хочу пользоваться твоим возможным сотрясением мозга и тем, что ты не понимаешь, что мы делаем, — к Тейту вернулась его самоуверенная улыбка, которая могла бы меня разозлить, если бы я не чувствовала себя так, будто находилась в свободном полете.
— С чего ты взял, что я ничего не понимаю? — слегка краснея, спросила я.
Парень провел костяшками правой кисти по моей щеке. В его взгляде плескались тысячи эмоций, которые обычно были спрятаны так далеко и так глубоко в душе Тейта, что никто не мог даже подозревать о них.
— У тебя ведь нет опыта в подобных вещах, верно? — спросил он, слегка склонив голову набок.
Думаете, помидоры или свекла красные? Вы еще моего лица не видели!
— Я так и думал, — еще шире усмехнулся Рид, приняв мое пылающее, словно китайский флаг, лицо за ответ.
Конечно, он потешался надо мной, ведь сам уже давным-давно не был пай-мальчиком и наверняка переспал с сотнями девчонок куда посмазливее меня. Мысль настолько неприятная, что все мое чувство полета сменяется чувством падения на асфальт с высоты девятиэтажного здания.
— Слишком много мыслей и сомнений, — прошептал Тейт, снова склоняясь к моим губам.

Содержание
Следующая глава — Призрачная ярость
2 комментария
sofija
Как много тех, кто прячет собственный чувства под огромным пластом напускного равнодушия и снисходительного отношения к происходящему вокруг. И как жаль, что зачастую такой человек не может сделать шаг, чтобы выбраться из этой скорлупы навстречу тому, кто ему дорог. А момент может быть упущен, тогда становится на одно «холодное» сердце больше. И на одно разбитое — тоже.
Мда уж. Как-то так вот. Навеяло.
molli
Затронуло, очень эмоционально, начинаешь задумываться над собственными поступками и чувствами. Хочется что-то исправить, а лучше было бы просто-напросто не совершать бездумных ошибок.

  /