Книги Мэри Эриа  /

21. Тишина собственных мыслей

Я не знала, как помочь ему. Я не могла помочь ему. Все, что я могла сделать, так это только смотреть. Смотреть, как тело парня извивается в конвульсиях и судорогах. Слышать его крики и вспоминать свои собственные. Их голоса проникали в мое сознание, воскрешая в нем самые ужасные картинки и воспоминания, но это было ничто по сравнению с тем, что сейчас переживал Арес. Я словно чувствовала отголоски его боли, перекликающиеся с моей собственной, давно забытой и погребенной где-то глубоко внутри моей души болью.
— Мне так жаль, — шептала я, прижимая его к себе, а он в свою очередь лишь сильнее сжимал мои запястья, цепляясь за них, словно за спасательный круг. – Мне, правда, очень жаль. Я не знала. Не знала. Даже не думала, что такое возможно.
Почему я извинялась? Почему чувствовала свою вину? Ведь я не знала и не могла знать об истинной сущности Ареса. А даже если бы и знала, то что бы сделала? Понятия не имею.
— Почему? — прошептал Арес, пока его тело била дрожь. Он терял силы. Призраки отступали, рассказав ему обо всех тайнах, которые обязаны хранить стражи Энохиана. Хотя посвящение длилось не дольше одного мгновения, для каждого стража это была целая жизнь. Призраки наших предков отступали и забирали силы Ареса вместе с собой. Еще немного, и парень потеряет сознание. — Почему?
О чем он? Почему именно он проходил через такие пытки? Почему его семья оказалась под ударом демонов? Как такое возможно? Я и сама хотела бы знать ответы на эти вопросы, но не знала. Я, черт побери, ничего не знала, и такая ситуация становилась постоянной в последнее время.
Когда тело парня обмякло, а глаза закрылись, я и сама почувствовала, как большая часть моих сил попросту исчезла. Он лежал на полу, а его голова по-прежнему покоилась на моих коленях. Арес был почти в коматозном состоянии, и, вспомнив свое собственное посвящение, я была уверена, что он пробудет в этом состоянии еще долгое время. Это давало мне возможность подумать обо всем, оставшись в тишине собственных мыслей.
Откинувшись спиной на боковую часть дивана, я уставилась на стену прямо перед собой. С чего начать? Мои мысли напоминали бешеный калейдоскоп, и я не могла ухватиться ни за что стоящее. В первую очередь, я пыталась понять, каким образом Арес Стюарт оказался стражем Энохиана. Что здесь, черт возьми, происходит? Он не мог просто взять и быть им. Для этого его отец или мать должны были быть носителями гена стражей. Это вам не просто укус комара. Этот ген мог передаться только по прямой линии и только в том случае, если страж прошел посвящение. До посвящения мы обычные люди, которых сложно выделить из общей массы. До посвящения мы никто. И если носитель гена стражей Энохиана решил наплодить потомков, но при этом сам не прошел посвящения, то в его детях уже попросту не будет нашего изъяна. Они будут просто людьми. Это означало, что хотя бы один из родителей Ареса был настоящим и полностью сложившимся стражем Энохиана. Но как такое возможно? Кем были родители Ареса? Оба стражи или лишь один из них, как в моем случае?
Бред. Если бы среди нас были другие стражи, призраки знали бы об этом. И я бы знала тоже. Уже очень много лет семья Озборн считалась последней из выживших среди стражей. Я была последней. Или же нет? Что, если произошла какая-то путаница, которая смогла запутать даже наших предков? Но тогда как демоны узнали о том, кого нужно искать?
А ведь они совершенно точно знали. Они знали, на какие рычаги нужно давить и кого искать, в то время, как я недоумевала, почему под удар попала именно эта семья. Но была ли хоть какая-то вероятность того, что Мэгги и Мэтью тоже были стражами? Почему-то я сомневалась в этом. Если Мэгги продержали в плену достаточно долго, чтобы попытаться выпытать у нее что-либо, то Мэтью убили почти сразу же. Что, если ген стражей был лишь у Ареса, и демоны, пришедшие за ним сегодня, намеревались забрать его для Энеи? Эта тварь истребляла мне подобных в течение трех столетий и наверняка научилась выискивать нас в самых разных закоулках Земли.
Шорох, доносящийся из коридора, вытряхнул меня из задумчивости, и я тут же перешла в режим полной боевой готовности. Поднявшись на ноги, я встала рядом с Аресом, готовая защищать его любой ценой. Что бы там ни происходило, в одном я была совершенно уверена: теперь он один из стражей Энохиана, а значит, он часть моей семьи, за которую я буду сражаться.
По моей коже пробежал холодок, а волосы на затылке встали дыбом. Демоны? Неужели те, которых мы убили всего минут двадцать назад, были не одни? Предчувствие надвигающегося зла скрутило мой живот с такой силой, что я буквально чуть не согнулась пополам. Это был не просто демон. Это было что-то намного хуже, и все мои инстинкты впервые в жизни начали вопить, чтобы я не готовилась к бою, а бежала. Бежала так далеко и так быстро, как это только возможно.
Я была готова увидеть кого угодно. Человека. Демона. Или даже саму Энею. Сжимая в руках подаренный Тейтом клинок, я ждала появления врага так, будто это должен был быть непременно он. То, как у меня на затылке встали дыбом волосы, и галопом проскакавшие по коже мурашки говорили о том, что поблизости что-то очень темное и опасное.
Тихие шаги были едва различимы в гробовой тишине, которая царила во всем доме. Я слышала, как кто-то идет к гостиной, и напряглась всем телом, готовая наброситься на пришедшего в любую секунду. Но, как только я рассмотрела лицо парня, вошедшего в гостиную, то невольно расслабилась и даже испытала какое-то облегчение. Наверное, мои инстинкты переросли в паранойю.
— Тейт, — выдохнула я. — Что ты здесь делаешь?
Лицо Рида было бледнее обычного. Я заметила, что он с силой сжимает кулаки, и от этого вдоль его рук шла мелкая дрожь. Его тонкий серый свитер был закатан по локоть, и я заметила, как вздулись вены на выпуклых мышцах рук. Глаза парня были напряженными и какими-то слегка затуманенными. Будто он не до конца осознавал, что происходит. Он посмотрел на меня пустым взглядом, а затем медленно двинулся вперед. Весь его вид и исходящее от Тейта напряжение заставили меня снова напрячься.
— Тейт? — опять позвала я, но на этот раз в моем голосе слышалась неуверенность. Что с ним происходит? Это был Тейт и не Тейт одновременно. Темное чувство, которое я ощутила до того, как он вошел в гостиную, вспыхнуло во мне с новой силой. Сколько раз я говорила самой себе, что у меня нет причин не доверять собственным предчувствиям?
Он приблизился ко мне почти вплотную. Его дыхание смешалось с моим, но я не ощутила привычного тепла его тела. Он был холоден, словно арктический лед, и его глаза были такими же. Пустыми, безразличными и бесчувственными. Почему этот взгляд напоминал мне взгляд низших демонов, которые никогда не действовали самостоятельно, а лишь ждали приказов от своих хозяев?
Я невольно отпрянула. Сделав несколько шагов назад, я споткнулась об ногу лежащего позади меня Ареса и чуть было не упала, но в это же мгновение рука Тейта крепко схватила мое запястье. Сначала мне показалось, что он не хочет дать мне упасть, но в следующее мгновение я поняла его истинные намерения. Длинные тонкие пальцы сжали мое запястье с такой силой, что мне пришлось разжать пальцы, сжимающие серебряный клинок, и тот упал на деревянный пол рядом с телом Ареса. Я вскрикнула от боли, и тогда Тейт отшвырнул меня в сторону, словно ненужную куклу. Тяжело упав набок, я сильно ударилась головой об край кресла, которое очень некстати оказалось рядом. Тряхнув головой, я попыталась избавиться от шока и боли, от которой в последствии у меня все поплыло перед глазами.
В это же мгновение я заметила, как Рид поднимает им же подаренный серебряный клинок и опускается на одно колено перед Аресом, который был все еще в отключке. Он заносит оружие прямо над грудью беззащитного парня, и что-то внутри меня взрывается. Давно забытый инстинкт всех стражей, который всегда подталкивал нас защищать себе подобных, перевешивает все остальные чувства и даже физическую боль.
— Тейт! — крикнула я и бросилась прямо на Рида.
Прыгнув парню на спину, я обвила его шею руками, то ли пытаясь задушить, то ли просто оттащить в сторону. Тейт попытался стряхнуть меня, но я вцепилась в него мертвой хваткой. Когда Рид поднялся с пола, я обвила его своими ногами вокруг талии и буквально повисла на его спине. Я понятия не имела, что происходит, но чувствовала, что это не Тейт. Он ничего не говорил, даже не издавал никаких звуков, его тело было холодным, а глаза пустыми. Что бы с ним ни случилось, я отказывалась верить, что это истинная сущность человека, который стал для меня слишком дорог.
Схватив меня за одну руку, Тейт с силой дернул ее вперед. Несмотря на то, что я держалась за него изо всех сил, ему удалось сбросить меня на пол, и прежде чем я успела увернуться, он навалился на меня всем телом, пригвоздив к полу.
— Тейт! — кричала я, извиваясь под его телом, но понимая, что это совершенно бесполезно. — Тейт, очнись!
Он не слышал меня. Ни один мускул на его лице не дрогнул. Будто его тело существовало отдельно от сознания. Мне удалось высвободить одну руку и резко ударить Тейта прямо по лицу, из-за чего на его скуле появилось большое покраснение, но парень будто этого даже не заметил. Схватив меня за шею обеими руками, он с силой сжал ее, и очень быстро я почувствовала, что мне не хватает воздуха. Чем больше я выдиралась, тем сильнее его пальцы сжимали мое горло и тем меньше воздуха мне оставалось. Я схватилась за его руки своими, но мне не удалось разжать его пальцев. Тейт был слишком силен.
— Никтей, — прошептала я, тем самым лишившись последнего глотка кислорода.
Перед глазами все стало расплываться, а во всем теле появилась слабость. Мои глаза уже начинали закрываться, когда он неожиданно отпустил меня. Тейт резко слез с меня, и я тут же перевернулась набок, кашляя и пытаясь набрать в легкие побольше воздуха. Лишь спустя несколько секунд я смогла поднять взгляд и увидеть перепуганного Тейта, смотрящего на меня с ужасом. Он походил на опасное дикое животное, загнанное в угол.
— Мэри… — прошептал он, будто видел меня впервые.
— Что… черт побери… происходит? — давясь воздухом, выдавила я из себя. Мой голос охрип и был похож на скрип стекла, по которому какой-то идиот водит вилкой.
Тейт снова бросился ко мне, но на этот раз в его взгляде пылал огонь, и даже если бы я захотела, то не смогла бы избежать его прикосновений. Схватив меня за плечи, парень заставил меня сесть и посмотреть ему в лицо.
— Беги, — проговорил он взвинченным голосом, и все его тело затряслось почти так же, как трясло Ареса во время посвящения. — Пожалуйста, Мэри, беги так быстро и далеко, как только сможешь. Прошу.
— Что происходит? — воскликнула я, глядя на Тейта широко распахнутыми глазами.
Взгляд Тейта метнулся к лежащему на полу Аресу и серебряному клинку, который Рид выронил, когда я на него напала. Он схватил оружие и вложил его в мою руку, а затем рывком поднялся и поднял меня вслед за собой.
— Уходи отсюда! — приказал он таким злым голосом, которому мог бы позавидовать даже король ада. — Уходи сейчас же, а если я последую за тобой, то убей меня. Ты поняла? Убей меня, даже не задумываясь.
Все это не имело никакого смысла! Мой мозг готов был вытечь через уши и заляпать весь пол. Слишком много всего в один вечер. Почему Тейт говорит мне все это? Почему он делает все это? Я ничего не понимаю, мать его!
— Энея, — выплюнул парень с ненавистью и оттолкнул меня от себя в сторону выхода из дома. — Она может вторгаться в мое сознание и заставлять меня делать то, что ей нужно. Если ты не уйдешь, то я могу навредить тебе. Я не смогу долго сопротивляться ей.
Словно в подтверждение своих слов, Тейт резко согнулся пополам, будто кто-то ударил его в живот, и, вцепившись в диван, из последних сил пытался побороть желание напасть на меня, все еще сохраняя крохи здравого рассудка, но я понимала, что это ненадолго. Он сказал мне бежать. Сказал, чтобы я убила его, если придется, но разве я могу?
Боль, вспыхнувшая где-то в районе грудной клетки, не имела ничего общего с травмами от битв с демонами или Тейтом. Это была не физическая боль, а душевная, ведь сейчас я как никогда ясно осознала, что настал момент, которого я так сильно боялась. Предо мной был выбор: либо я, либо Тейт, и я не выбирала себя. Я не могла выбрать себя, потому что это было хуже. Что, если смерть, принесенная мной, станет для него окончательной? Разве смогу я жить с осознанием того, что убила Тейта Рида?
— Беги!- заорал Тейт, и в его голосе было столько отчаянья, злости и мольбы, что это чуть не сбило меня с ног. Никогда в жизни я не чувствовала себя такой беззащитной и жалкой, но ведь в моей жизни никогда не было ничего важного. Конечно, были тайны, которые хранил каждый страж Энохиана, но это совсем другое. Сейчас я чувствовала, что в моей жизни появляется что-то новое. Что-то, за что я буду готова отдать все. Даже жизнь.
— Нет, — резко ответила я и отбросила серебряный клинок так далеко, как это только было возможно.
Глаза Тейта широко распахнулись. Его лоб был мокрым от пота, и теперь серебряные пряди прилипали к лицу. Зрачки были расширены настолько, что почти скрывали серую радужку, а мышцы всего тела напряжены до предела. Я сделала шаг к нему, и Тейт тут же попытался отступить назад, но чары злобной ведьмы не позволили ему даже этого. Словно столкнувшись с каким-то невидимым препятствием за своей спиной, Тейт замер, глядя на меня испуганными глазами. Он не хотел навредить мне. Даже больше того – он боялся этого. И я держалась за этот его страх, надеясь, что он поможет преодолеть внушение Энеи. Разве есть что-то сильнее страха навредить человеку, который тебе дорог? Теперь я наверняка знала, что сильнее этого нет ничего.
— Прошу, — простонал Рид. — Уходи.
Я сделала еще несколько шагов к нему, не забывая про осторожность. Хотя, само понятие «осторожность» было абсурдом в данной ситуации. Я буквально плевала в лицо осторожности и как бы говорила всему противоположному: «Приди и забери меня»! Это был вызов всей Вселенной, которая слишком долго потешалась надо мной.
— Я не брошу тебя, — сказала я упрямо. — И ты не навредишь мне.
Мне показалось, что всего на краткое мгновение на лице Тейта мелькнула вымученная улыбка, но она тут же сменилась напряжением. Он резко подался вперед, и его руки снова оказались на моих плечах, сжимая их почти до боли. Тейт с такой силой впечатал меня в стену, что по моему позвоночнику прошлась новая волна боли, но я не обратила на нее внимания.
— Ты можешь сопротивляться ей, — проговорила я внятно и без страха. Наверное, я сошла с ума, но мне было плевать на это. Энея отобрала у меня все еще до того, как я родилась или узнала ее имя. Я не позволю забрать у меня Тейта.
Он тяжело дышал, и его пальцы все сильнее сжимали мои плечи.
— Я… -попытался выговорить Тейт, но запнулся и глухо застонал, зажмурив глаза и слегка склонившись ко мне. Когда он снова распахнул свои серые глаза, в них было столько боли, но вместе с тем в них была сила, с помощью которой он мог продержаться еще немного. — Я не могу. Ты можешь убить меня. Это даст тебе фору. Ты даже сможешь увести своего дружка из города, и тогда вы будете в безопасности. Ты будешь достаточно далеко от меня. Пожалуйста, Мэри, возьми клинок и сделай это.
— Нет! — упрямо проговорила я, очень быстро мотая головой из стороны в сторону. — Я не стану этого делать! Нет!
По всему телу Тейта снова прошла судорога, и он на мгновение слегка отодвинул меня от стены, а затем снова впечатал в нее спиной, но на этой раз с новой силой.
— Почему? — почти закричал парень, одновременно слегка встряхивая меня за плечи. — Ты не сможешь убить меня по-настоящему. Я все равно очнусь рано или поздно. Я не могу умереть!
Его крик эхом отдавался в моей груди, и я чувствовала, как внутри нарастает пустота. Словно кто-то выкачивает из меня все хорошее, заменяя это либо болью, либо чем-то похуже боли. Именно так было, когда я думала, что он мертв. И черт меня побери, если я позволю этим чувствам снова вернуться в мою жизнь.
— Нет! — закричала я ему прямо в лицо. — Я не стану этого делать, потому что на этот раз ты можешь не очнуться!
На мгновение все вокруг замерло, и даже Тейт смог отвлечься от того, что заставляло его не быть собой. Он несколько раз моргнул, глядя мне в лицо с недоверием.
— Меня может убить лишь человек, любящий меня больше, чем себя самого, — прошептал Рид, следя за моей реакцией с напряжением и недоверием. — Ты же не хочешь сказать, что…
— Именно этого я говорить не хочу! — тут же перебила я. Я хорошо помнила проклятье Энеи. Я помнила каждое сказанное ею слово в ту ночь, когда все полетело коту под хвост. И я боялась, что по какой-то злой шутке именно я стану убийцей Тейта. — Но и рисковать я тоже не стану.
Почему я не могла произнести эти три простых слова вслух? Они пугали меня больше, чем я могла бы себе представить. Меня пугала та сила, те обещания и надежды, которые они несли в себе. Признав свои чувства к Тейту, я навсегда потеряю себя. Я буду другим человеком, возможно, этот другой человек был бы лучше, чем тот, кем я являлась сейчас, но я не была готова к переменам такого уровня.
— Ты можешь сопротивляться ей, Тейт, — прошептала я, с трудом поднимая руки и беря лицо Рида в свои ладони, заставляя его смотреть мне прямо в глаза. Я ведь действительно ему верю. Может, и глупо в данной ситуации, но я все же верю ему. — Ты ведь очень-очень сильный.
— Мэри… -качая головой, пробормотал он. — Я не хочу навредить тебе.
— Я знаю, — уверенно ответила я, подаваясь вперед. Что я собиралась сделать? Понятия не имею. — И я верю тебе.
— Не нужно, — попросил Тейт, схватившись за оба мои запястья, будто собираясь оттолкнуть мои руки от своего лица, но он лишь с силой сжал их. — Пожалуйста, уходи.
— Нет, — кажется, в сотый раз проговорила я. — Ни за что.
— Тогда прости меня, — выдавил из себя Тейт, и я поняла, что его самоконтроль иссяк, и серые глаза снова наполнились арктическим безразличием, а тело расслабилось, в то время как мое приготовилось к новым истязаниям.

Когда я очнулась, то первым моим ощущением стала ужасная боль в голове. Вспоминать последние события не хотелось, но, к сожалению, я помнила их с поразительно четкостью. Тейту удалось всего несколькими точными ударами отправить меня в нокаут, и я понятия не имела, как долго пролежала в отключке. Судя по лучам восходящего солнца, действительно очень долго.
Я лежала среди груды книг и перевернутых полок. Приподнявшись на локтях, я оглянулась по сторонам, но не увидела ни Ареса, ни Тейта. Страх скрутил мой желудок в тугой узел, а перед глазами все плыло, но я все же поднялась на ноги. То, что в комнате не было мертвых тел и луж крови, уже должно бы обнадежить, верно? Я понятия не имею, что Тейт сделал с Аресом, но намеревалась узнать об этом в ближайшее время. К тому же, круг поисков был не таким уж и большим, ведь Рид не мог покидать пределы города. Поправочка: старого города, границы которого я по-прежнему знала не очень хорошо.
А еще я была почти уверена, что если найду Тейта, то найду и Энею. Нам давно пора бы встретиться, и плевать я хотела, что она буквально зло мирового масштаба. Может, с моей стороны это и самонадеянно, но я все же уверена в том, что до последнего вздоха буду пытаться надрать этой сучке задницу. И еще я знаю, что наша встреча станет кульминацией войны между этим существом и стражами Энохиана.
Но в первую очередь мне нужно вернуться домой и успокоить маму. Она наверняка переживала за меня и не спала всю ночь, хотя и не звонила мне на мобильный. И дело было не в ее безответственности, как многие бы подумали. Просто в нашей семье всегда была вероятность того, что я могла попасть на незапланированную охоту на демонов, и даже простой телефонный звонок мог стоить мне жизни. Именно поэтому мобильник был для меня практически бесполезным гаджетом.
Рассвет только набирал силу, когда я вышла из дома Ареса, поэтому я не привлекала внимания соседей или прохожих, которых попросту не было. Все еще спали. Добраться до дома было непросто, учитывая постоянную тошноту и головокружение, но бывало и хуже. По крайней мере, у меня не было сломанных костей и я все еще была способна хоть как-то идти. Пускай и слегка пошатываясь.
Когда я наконец добралась до нашего дома, то уже на крыльце меня ждала мама. Вид у нее был напуганный и уставший. Под глазами залегли тени, а темные волосы были растрепаны. Она переминалась с ноги на ногу, глядя на меня широко распахнутыми глазами.
— Мэри, — бросилась ко мне мать, когда я подошла к крыльцу. — Что с тобой произошло? Я так волновалась. Где ты была?
Она стала торопливо осматривать мои исцарапанные и разбитые руки со сбитыми в кровь костяшками пальцев, осторожно дотронулась до подсохшей раны на правом виске и разбитой нижней губы. Вид, наверное, у меня был не лучше, чем у Франкенштейна. Мама обняла меня за плечи и быстро завела в дом. Заставив меня снять пальто, она тут же стала осматривать другие мои части тела, которые были в алых синяках и ссадинах. Обычное дело для меня, но для матери это было хуже ада.
— Господи, — воскликнула мама. — Что произошло?
Я вздохнула, садясь на диван и стараясь не морщиться от тупой ноющей боли в голове.
— То же, что и всегда, — спокойно ответила я.
Мама прикрыла рот ладонью, но я видела ее ужас по округлившимся глазам.
— Значит, они нашли нас? — прошептала она, садясь рядом со мной и беря мои руки в свои ладони.
Мамины руки всегда были немного прохладными, но очень приятными на ощупь. Они напоминали мне о раннем детстве, когда она укладывала меня спать и заботливо гладила по голове, словно маленького котенка. Я постаралась оттолкнуть эти воспоминания и сосредоточиться на текущих проблемах.
— Они никогда меня и не теряли, — вздохнув, ответила я, а затем серьезно посмотрела матери в глаза. Хватит лжи. Настало время расставить все по своим местам. — И никогда не потеряют.
Мама покачала головой, и я увидела, как ее хрустальные замки из робких надежд рушатся. Мне было неприятно, что именно я разбивала ее мечты, но разве у меня был выбор? Я должна была защитить всех, кто мне дорог. Таких людей можно было пересчитать по пальцам на одной руке, но после сегодняшней ночи я совершенно точно осознала, что у меня еще есть нечто очень важное, что я не захочу потерять.
— Мы можем уехать, — робко предложила мама, погрузившись в себя и как бы размышляя вслух. — Можем уехать в любую другую страну.
Я мягко сжала ее ладони и заставила ее снова посмотреть на меня.
— Мама, демоны есть повсюду и, пока я жива, они всегда будут рядом, — я говорила с ней, словно с ребенком, но мне нужно было донести до нее свои убеждения. Это было важно как никогда. — Им нужна я, и ты знаешь, почему.
Мама смотрела на меня так, будто ждала, что я ее вот-вот ударю. Как же мне было больно видеть ее такой. Мне было так жаль, что я не была нормальной девушкой, которая могла бы быть хорошей дочерью. Но я была не в силах изменить свою сущность.
— Я хочу, чтобы ты уехала из города, — набрав в легкие побольше воздуха, проговорила я. Невольно в моем сознании всплыл образ Тейта, который умолял меня бежать так далеко и так быстро, как это только возможно. Я не послушала его, потому что он был мне слишком дорог, чтобы вот так его бросить. Сможет ли мама не повторять моих ошибок?

Содержание
Следующая глава — Во льду закованное пламя
3 комментария
Alla107
Интересные строки «Меня может убить лишь человек любящим меня больше чем себя самого». В жизни действительно зачастую так и происходит.
Alina_N
Любящие люди не убивают друг друга даже в жизни. А уж в этой истории девушка точно никого не собирается убивать, вероятно все закончится хорошо.
Tira
Мне на некоторое время показалось, что я окружена вихрем этих разрывающих воздух эмоций. Благодарю и жду продолжения.
  • Tira
  • +3

  /