Книги Мэри Эриа  /

16. Шанс на власть

Наверное, присутствие Тейта придало моим словам большей убедительности, когда я заставляла Ареса вернуться домой и отдохнуть по-человечески. Он поклялся, что приедет ко мне завтра, и я прекрасно понимала, что именно с того момента, как он появится на пороге моего дома, у меня появятся новые проблемы. Все менялось слишком быстро, слишком резко. Моя жизнь делала крутые повороты, и все чаще мне приходилось цепляться за нее из последних сил, стараясь удержать. И я не хотела, чтобы это становилось моей новой обыденностью.
— Не знал, что ты завела друзей в нашем скромном городишке, — проговорил Тейт, когда мы вошли в дом. Ему не требовалось приглашение или разрешение войти. Он просто входил и вел себя так, словно это было его жилище.
Я проигнорировала слова парня, направившись прямо на кухню. Мне нужен был горячий чай или шоколад. Мне нужно было что-нибудь, чтобы согреть промерзшие кости и прояснить несвязные мысли. Сбросив свою куртку, я откинула ее на диван в гостиной и отправилась на поиски чего-то подходящего.
— Или же, — не унимался Тейт, идя за мной на кухню. — Он не просто друг. Вероятно, этот парень что-то для тебя значит, если ты рисковала жизнью, вытаскивая его из леса.
Мне показалось, что в голосе Тейта скользнуло недовольство. Что его не устраивало? Тот факт, что я рисковала собой, или то, что я делала это ради кого-то?
— Ты ревнуешь? — насмешливо спросила я.
Тейт хмыкнул, проигнорировав мои слова и уперев в меня недовольный взгляд.
— Не все же могут просто бросить человека умирать, — сухо заметила я спустя какое-то время, переворачивая содержимое кухонных ящиков.
— Не все, — тихо ответил Тейт, и мне показалось, что его голос слишком близко, а спустя мгновение я даже ощутила тепло его тела прямо за своей спиной. Он снова вторгался в мое личное пространство, и это превращало мои мысли в омлет. Думаю, он догадывался об этой своей способности действовать на мой мозг и наслаждался этим. Козел. — Но ведь ты вполне способна на это.
Это не было сказано с упреком. В его словах не было недовольства. В них даже скользнула тень одобрения. Тейт будто говорил вслух обыденный факт, и неожиданно меня задели эти слова. Хотя, даже не сами слова, а правда, которая в них таилась. Я и вправду была способна бросить человека умирать просто потому, что с детства усвоила простой урок: мы не можем спасти всех, но можем выжить сами. Такова была моя жизненная позиция. Я всегда считала, что выживая и убивая демонов, я уже делала человечеству одолжение, но не слишком ли много я о себе возомнила? Разве это не говорило о том, что во мне самой осталось так мало человеческого? С другой стороны, чего еще можно ожидать от стража Энохиана, который полностью бросил свою жизнь на защиту тайны, от которой зависела судьба всего мира? Масштаб немаленький.
— Похоже, ты не самого лучшего мнения обо мне, — просто заметила я, сжимая в руках найденную пачку быстрорастворимого горячего шоколада.
— Ошибаешься, — тихо проговорил Тейт прямо над моим ухом. — Мое мнение о тебе выше некуда.
Чувствуя себя неловко от его близости, я развернулась к парню лицом. Он был серьезен. Серые глаза тускло мерцали, словно у кота, который затеял шалость. Что было на уме у этого странного человека?
— Но ты мне так и не ответила, — напомнил Тейт, не сводя с меня внимательного взгляда. — Кто этот парень?
Я нахмурилась, не понимая, почему для него это так важно.
— Арес Стюарт, — проговорила я, едва вспомнив фамилию, которую носил Мэтью. — Это брат Мэтью. Его сестру схватили демоны и именно так шантажировали Мэтью, чтобы он увез меня из города.
Тейт нахмурился, будто в его сознании промелькнула неприятная мысль.
— Это кое-что объясняет. Он знает, кто ты?
Я пожала плечами.
— Более или менее, — проговорила я. — Он знает о демонах, хотя и очень мало.
— И он хочет узнать больше, — сухо проговорил Тейт. — Разве тебя не учили, что стражи не должны помогать смертным в просвещении такого рода?
Я закатила глаза. Сейчас Тейт говорил, как мой отец, и это было не самое приятное сравнение. Повернувшись к кухонной зоне, я стала готовить себе горячий шоколад, стараясь игнорировать Тейта, но все еще размышляя над его словами. Парень отошел к дверному проему и, скрестив руки на груди, следил за каждым моим движением. Это нервировало, но я знала, что он ждет моих объяснений. И с каких пор я должна перед ним отчитываться?
— Он потерял свою семью, и в этом есть моя вина, — наконец ответила я, ставя чашку перед собой и сосредотачивая на ней свой взгляд. — Это я нужна демонам, а Мэтью и его сестра стали лишь орудиями в достижении цели.
— Люди умирают каждую секунду, Мэри, — проговорил Тейт мрачно. — По самым разным причинам, и нашей задачей никогда не было их спасение. Мы лишь выполняем свой долг.
Мы? Значит, Тейт все еще считал себя стражем? Но был ли он им на самом деле? Я не была в этом уверена, но все же решила спросить.
— Нет, — ответил Тейт, и его взгляд стал каким-то туманным. Будто он вспоминал что-то, что было очень давно, и эти воспоминания не были приятными. — Я перестал быть стражем после того, как умер впервые.
Оказалось, что, сама того не замечая, я сделала не одну, а две чашки горячего шоколада. Нахмурившись, я протянула одну чашку Тейту, и его губы дрогнули в едва уловимой улыбке, которая была куда привлекательнее из-за своей… неуверенности? Всего на мгновение я заметила простого парня, у которого в жизни было очень мало хорошего.
Не сговариваясь, мы устроились на мягком диване в гостиной прямо перед ёлкой. Тейт отпил горячего шоколада, и я последовала его примеру, чувствуя, как теплая жидкость разливается по телу, но все еще раздумывая над его словами. Сколько же раз за свои триста с гаком лет Тейт умирал?
А еще мне было интересно, каково это – родиться стражем, а затем перестать им быть. Я никогда не позволяла своим мыслям течь в подобном русле, ведь они могли обернуться несбыточной мечтой. Где-то в глубине моей души все еще жила шестилетняя девочка, которой так хотелось отмотать время назад и получить нормальное детство без вечных подготовок к войне с демонами и защите всяких там тайн.
— Как это? — спросила я, водя указательным пальцем по краям чашки.
— Умереть? — приподняв брови, спросил Тейт.
— Не быть одним из нас, — ответила я.
Парень поджал губы, и на какое-то время мне показалось, что он задумался над моим вопросом. Что он искал подходящие слова, которые могли бы описать его чувства, но не находил их. Неужели все было так плохо?
— Тогда я мало что чувствовал, — пробормотал Тейт, будто заглядывая в собственную душу и удивляясь ее пустоте. Мне так хорошо было известно это чувство. — Я помню, что испугался смерти. Впервые меня застрелили через несколько недель после того, как Энея меня прокляла. Когда я очнулся в могиле, то осознал, что не помню наших тайн. Не помню книги, не помню того, что мне говорили призраки в день посвящения в стражи, не помню священных мест. А затем узнал, что больше никто не помнит меня, и тогда мне показалось, что смерть не худшее, что могло со мной произойти.
Я не знала, что испытывала к Тейту, но мне было неприятно видеть проблеск печали в его глазах. Это было чем-то невозможным, ведь Тейт Рид всегда был сильным и непробиваемым. Раньше я видела в Тейте лишь человека-загадку, но сейчас он казался мне по-настоящему сильным как телом, так и душой. Разве многие из нас смогли бы жить со своим проклятьем так долго? Вечное одиночество в этом ужасном городе убило бы меня еще в первый год. Или свело с ума. Наверное, я искала бы любой способ вырваться из этого мира, даже зная, что такого способа нет.
— Значит, ты не помнишь, где спрятана книга Энохиана? — спросила я осторожно.
Тейт бросил на меня недовольный взгляд.
— Призраки не позволили бы мне помнить об этом, особенно учитывая мое положение, — сухо ответил Тейт.
Я покачала головой.
— Не понимаю.
Он тяжело вздохнул и отставил пустую чашку на кофейный столик. Развернувшись ко мне всем телом, Тейт посмотрел мне в лицо таким взглядом, будто я была настырным ребенком. А ведь он действительно мог относиться ко мне, как к ребенку, учитывая, сколько ему лет. Мысль была неприятной.
— Ты ведь хорошо знаешь, как происходит посвящение в стражи? — многозначительно взглянул на меня Тейт. Я кивнула. Такое вообще сложно забыть. — Гнев наших предков становится для нас самым страшным наказанием, и именно поэтому мы ни при каких обстоятельствах не выдаем тайну Энохиана, ведь в противном случае все будет очень плохо. Но после того, как меня прокляли, я мог бы пойти на что угодно. Призраки понимали это. Они всегда следят за каждым из стражей. Видят наши мысли и страхи и именно поэтому меня застрелили.
Я уставилась на Тейта, едва переводя дух. Все, что он говорил, было из рода фантастики, хотя именно такой была жизнь каждого из нас. Я знала, что призраки наших предков сильны. Я помнила это. Но я никогда не думала, что они находятся рядом с нами. Я ведь их не чувствовала, не видела и, самое главное, не слышала. Так как же они следили за нами и нашими мыслями?
— Хочешь сказать, они знают о том, что мы еще не сделали?
Лицо Тейта снова стало безразличным. Будто наш разговор казался ему обыденным и скучным.
— Да. Они знают наши мысли и каждый раз, когда видят в них угрозу для Энохиана, они попросту устраняют этого человека с помощью других стражей. Никто не осмелится перечить призракам, если те явятся к тебе.
— И именно поэтому тебя застрелили?
— Ага, — просто ответил Тейт. — Ну, а когда я умер, из моей памяти исчезло все, что могло бы указать мне дорогу к книге Энохиана. Так как меня нельзя убить окончательно, то призраки удовлетворились и этим. К тому же, с Энеей у них появилось куда больше проблем.
Я поджала губы, глядя на Тейта. Он казался спокойным. Безразличным. Словно океан в штиль. В его больших серых глазах не было ни одной искорки света, и это не нравилось мне. Он был куда привлекательнее, когда хотя бы немного проявлял эмоции, а не когда был похож на каменную статую.
— Ладно, — вздохнув, проговорила я. — С этим я вроде как разобралась, но есть еще вопросы.
Тейт усмехнулся.
— Я не удивлен, — заметил он.
— Зачем тебе я? — спросила я, стараясь копировать его холодное выражение лица. Получалось так себе, ведь для меня этот вопрос, как бы это ни было глупо, был одним из самых важных. — Ты рассказываешь мне свою историю с помощью призрака, несколько раз спасаешь мне жизнь и постоянно ведешь себя так, будто мы с тобой парочка, что, кстати, не так.
Глаза Тейта слегка сузились. Он слегка подался вперед, и я попыталась отклониться от парня, но диван был не таким уж и большим, поэтому я практически завалилась на подлокотник.
— Тогда почему ты позволяешь мне целовать себя? — спросил Тейт тихим, урчащим голосом, от которого внутри все сжималось, но на этот раз не от страха или нервов, а от чего-то, куда более приятного. Плохой знак. — Почему я все еще могу прикасаться к тебе, не рискуя при этом потерять конечности?
— Я… я… не… — бормотала я, изо всех сил пытаясь придумать какое-нибудь логическое оправдание, но получалось убого и глупо. Черт, я буквально чувствовала, как мое лицо превращается в огненно-красный факел. Что я могла ответить ему на это? Я ведь и сама хотела бы знать, какого черта позволяю этому трехсот шестидесяти семилетнему парню целовать себя, когда ему вздумается.
— Потому что я тебе нравлюсь? — подсказал Тейт, и его губы растянулись в порочной улыбке.
Я рассмеялась, стараясь придать своему голосу сарказма и презрение, но получилось, как хриплое карканье.
— Нет, — сухо ответила я. — Не нравишься.
Тейт стал медленно тянуться ко мне, двигаясь, словно дикий кот на охоте. Уперев руки в диван по обе стороны от моей талии, он буквально нависал надо мной, пока я отчаянно пыталась вывернуться из-под его тела. Да что это такое? Я стала напоминать себе глупую девчонку из сопливого романа, которая перестает контролировать свое тело и мозг под влиянием какого-то там красавчика.
— Я знаю, как хорошо ты умеешь лгать, — промурлыкал Тейт, и его лицо уже было в каких-то дюймах от моего. — Но сейчас я не верю ни единому твоему слову.
Я напряглась всем телом, полная решительности в намерениях сбросить Тейта с себя, но по какой-то неведомой мне причине мое собственное тело предавало меня. Я замерла и не могла заставить себя сделать хотя бы одно движение, даже когда рука парня легла на мою талию, там, где задрался свитер и была полоска голой кожи. Как и всегда, во мне тут же разгорелся пожар, заставляющий каждую клеточку моего тела петь дифирамбы.
— Ты слишком много думаешь, — негодующе проговорил Тейт, склоняясь ко мне еще ниже. Теперь его теплое и на удивление свежее дыхание обжигало кожу моего лица. — Мысли порождают сомнения.
— Это нормально в моем случае, — недовольно заметила я.
Тейт усмехнулся.
— Не в данной ситуации, — пробормотал он, когда его губы уже были слишком близко к моим.
Нет! Нет! И еще раз нет! Если позволю ему поцеловать себя, то признаю, что он прав и тогда… черт, а что будет тогда? Мы станем встречаться? Будем ходить за ручку и шушукаться на переменах в школе? Это даже не смешно. Он, черт его дери, проклятый бывший страж Энохиана, а я единственная выжившая из стражей. Если сейчас я позволю ему творить все, что заблагорассудится, то позже Энея превратит мою жизнь в ад на колесиках, а в конечном счете, убьет, дабы завершить свою месть. Не говоря уже о том, что любая привязанность такого рода с моей стороны даст Тейту слишком мощное оружие против меня. Поэтому мне нельзя целоваться с Тейтом и думать, будто у нас может что-то получиться, ведь…
Его губы мягко накрыли мои.
О чем я там думала секунду назад? Что мне нельзя что-то?
Поначалу поцелуй был мягким, будто Тейт, несмотря на свою самоуверенность, все же предполагал, что я могу оттолкнуть его, но потом все стало принимать опасный оборот. Резко сев на диване, Тейт рывком поднял меня следом, даже не отрываясь от моих губ, и теперь я сидела на его коленях. Его левая рука легла мне на затылок, растрепав волосы, а правая все еще была на талии, там, где оставалась голая полоска кожи.
Всякие мысли попросту вылетели из моей головы, и не осталось ничего, кроме чувства полета. Сейчас не было сомнений, убеждений или еще чего-то. Был он, его губы и мое отключенное сознание. И меня даже не пугало такое состояние.
Поцелуй становился более требовательным и жестким. Я обвила шею Тейта руками, прижимаясь к нему так, будто он был моим спасательным кругом, а парень в ответ на это глухо застонал, прижимая меня к себе. Похоже, что нам двоим окончательно снесло крышу, так как никто не собирался останавливаться. Рука Тейта сжалась в кулак на моей талии, хватая край свитера. Мои же руки потянулись к пуговицам на его рубашке, хотя я и сама не понимала, что делаю.
Мы прервали поцелуй, но лишь потому, что Тейт решил избавиться от моего свитера, и уже спустя секунду я была в простой белой майке. Мои руки, которые никогда не дрожали, ловко справились с пуговицами на его рубашке, и вот он по пояс голый. На какое-то мгновение я замерла, глядя на точеные мышцы пресса и рук. Он не был качком, но в его фигуре было что-то изящное и красивое, и это заставляло меня пялиться на него, разинув рот. А еще я почувствовала себя неловко из-за собственной фигуры. Худоба мне никогда не угрожала, хотя я и не была толстой. Но и изящества во мне было не больше, чем в слоне.
— Кажется, когда-то ты хотела, чтобы я снял рубашку, — напомнил мне Тейт, но я не помню, что говорила нечто подобное. – И, судя по твоей отвисшей челюсти, ты не разочарована.
Странно, но мне захотелось одновременно снова поцеловать его и вмазать со всей силы по челюсти. Наверное, сейчас во мне сражались сразу двое: я с Тейтом, которая потеряла остатки здравого ума, и я из прошлого, у которой этот же здравый ум еще где-то маячил. Обе были сильны, но пока побеждала первая.
Прежде чем я успела бы прийти в себя и в полной мере осознать, что творю, Тейт снова поцеловал меня, и теперь, когда куда меньше одежды разделяло нас, я почувствовала жар его тела еще более отчетливо. Будто кто-то поднес спичку к пороховой бочке. Парень мягко стал опускать меня обратно на диван, все еще нависая надо мной. Его руки уже были на краях моей майки, и затуманенным рассудком я отметила, что эта майка скоро последует за свитером.
Он поцеловал меня в шею, давая возможность перевести дух, а его руки уже были чуть выше талии, обжигая своим теплом неприкрытую кожу. Я задрожала, и в этот момент в дверь кто-то отчаянно заколотил. Я и Тейт подпрыгнули и чуть не свалились с дивана. Причем, Тейт при этом выругался не самыми приличными выражениями, которых я раньше даже не слышала. Это было удивительно, учитывая мой матюгательный запас сразу на нескольких языках.
— Кто бы это ни был, — проговорил Тейт, сверля угрожающим взглядом проход, ведущий в коридор. — Ад покажется ему раем, когда я до него доберусь.
Почему-то угроза Тейта даже отдаленно не напоминала шутку, но я не успела ничего сказать, так как парень уже ловко спрыгнул с дивана и направился к двери. Полуголый. Я поправила задравшуюся майку и тут же побежала за ним, чтобы остановить, но не успела. А ведь это мог быть кто угодно! Тейт резко распахнул дверь, и на пороге мы увидели перепуганного и запыхавшегося Ареса. Он недоуменно посмотрел сначала на Тейта, а затем на меня, и его бледное лицо слегка залил румянец смущения. Я не сомневалась, что он догадался, чем мы тут с Тейтом занимались, и сама покраснела, но больше от раздражения, чем от смущения.
— Мэри, — прохрипел парень, и вопреки собственному раздражению я ощутила дольку беспокойства. Что заставило его снова вернуться к моему дому? — Мэгги.
Я непонимающе нахмурилась, и тогда Арес нетерпеливо отпихнул с дороги злого как черт Рида и, ввалившись в коридор, схватил меня за плечи.
— Она жива! — закричал Арес прямо мне в лицо. — Моя сестра жива!

Содержание
Следующая глава — Ловушка захлопнулась
4 комментария
Alisa-z88
Все больше убеждаюсь, что прочитать и просмотреть фильм — 2 огромные разницы. Читать все же интереснее. Вместе с героями переживать их впечатления… Буду ждать продолжение книги.
Alice_Belikova
А я бы хотела и фильм посмотреть снятый по этой книге))
Alisa-z88
Цитата «А еще я почувствовала себя неловко из-за собственной фигуры. Худоба мне никогда не угрожала хотя я и не была толстой. Но и изящества во мне было не больше чем в слоне»…
Разве эти мысли можно в фильме рассмотреть и прочувствовать настроение героини!!! Хотя и просмотреть не мешало бы.
Alice_Belikova
Я целиком и полностью с вами согласна ведь ни одна книга никогда не уступит фильму особенно если книга написана от лица героя и если у этого героя интересное мышление. Просто высказала свое мнение по поводу того, что хотела бы посмотреть как это все смогли бы воплотить на экране)

  /