14. Проклятия Никтея

mary_eria Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Ноа перевел на меня свой холодный взгляд голубых глаз, и я отметила, что, несмотря на все аспекты призрачной жизни, этот взгляд не был пустым. Я все еще пребывала в шоке от заявления этого призрака, но уже не могла сосредоточиться ни на одной мысли. Голоса в моей голове взорвались с новой силой, и я пошатнулась, схватившись за голову. Глухой стон сорвался с моих губ, когда я пыталась сжать собственную голову руками. Голоса. Они были повсюду. Давили. Оглушали. Сводили с ума и пытали. Вытесняли все мои мысли, заменяя их лишь физической болью.
— Мэри? — осторожно позвал Тейт, прикоснувшись к моему плечу, но у меня не было сил ответить ему. Стиснув зубы и зажмурив глаза, я низко наклонила голову, все еще хватаясь за нее руками.
— Так это она? — послышался голос призрака по имени Ноа. — Последняя из энохианских стражей? Почему ты привел ее сюда?
Я не услышала ответа Тейта и, если честно, я не могла уже слышать ничего, кроме адской какофонии призрачных голосов. Это убивало и разрывало меня на кусочки, и если бы я могла бежать, то меня бы уже здесь и след простыл.
— Закройте рты! — прогремел чей-то голос, и от этого моя черепушка буквально взорвалась, а затем неожиданно наступила тишина.
Я даже услышала свой резкий выдох и бешеное сердцебиение. Подняв голову, я сначала открыла глаза, а затем очень медленно убрала руки от головы. Тейт смотрел на меня слегка виноватым взглядом, а призрак Ноа с любопытством. Сейчас я не слышала даже намека на призрачный шепот, и это заставило меня удивленно оглянуться. Призраки все еще витали где-то вдалеке, но больше они не разрывали мой мозг на клочки. Они… молчали.
— Неплохо, — хмыкнул Тейт, взглянув на Ноа. — Но ты мог бы сделать это и раньше.
Призрак закатил глаза.
— Ты же знаешь, что я всегда стараюсь не создавать тебе излишних удобств, Рид, — сухо ответил призрак, а затем снова бросил на меня короткий взгляд. — Ты все еще не ответил, почему она здесь. Энохианским стражам вход на кладбище закрыт. Они слишком чувствительны.
Ухмылка Тейта говорила о том, что в его дрянной башке не осталось ни одной приличной мысли. Впрочем, как и всегда.
— Может, вы перестанете говорить так, будто меня здесь нет? — сухо спросила я, окончательно оклемавшись.
Теперь, когда призраки не пытались свести меня с ума, мыслить было куда проще, но это ничуть не помогало разобраться в происходящем. В последнее время в моей жизни появлялось столько невероятных деталей, что я уже и не знала, как все запомнить и обдумать. Стоило мне лишь на секунду поверить, что я начинаю что-то понимать, как все тут же становилось еще более бредовым и нереальным. А ведь раньше мне казалось, что моя жизнь и без того не была похожа на жизни других подростков.
— Прощу прощения, мисс, — проговорил Тейт с неожиданной вежливостью и какой-то высокопарностью. Тон стал таким, каким часто говорили в фильмах, действия в которых происходили несколько столетий назад. Его осанка стала более ровной, лицо бесстрастным, и он даже завел одну руку за спину в древнем жесте. — Как невежливо с нашей стороны. Ноа, познакомься с моей подругой Мэриан Озборн. Мэри, перед тобой Ноа Ботрайт.
— Подругой? — воскликнул призрак, не скрывая едкого сарказма. — Никтей Кристофер Рид, у тебя никогда не было подруг, — последнее слово было произнесено с явным подтекстом.
Я прищурилась, глядя то на призрака, то на Тейта. Почему Ноа назвал такое странное и длинное имя? Это было настоящее имя Тейта? Хотя, об этом я догадалась еще раньше. Когда мы виделись с Себастьяном. Но откуда он узнал его? Что здесь вообще происходит?
— Ей не нравится, когда я называю ее своей девушкой, — уже проще проговорил Тейт, небрежно пожав плечами.
Наверное, странно было наблюдать, как я и призрак уставились на безмятежного Тейта с отвисшими челюстями. Призрак снова перевел на меня непонимающий взгляд, словно я была каким-то диким зверьком с двумя головами и щупальцами вместо рук, а затем нахмурился.
— Кем бы она ни была, — медленно проговорил Ноа. — Я все еще не понимаю, зачем ты привел ее сюда.
Тейт вздохнул, и на секунду его лицо приняло выражение обреченного на виселицу преступника. Так странно было видеть самоуверенного парня в подобном свете. Похоже, дело действительно дрянь, если даже Тейт нервничает.
— Я хочу, чтобы ты показал ей свои воспоминания. Обо мне. Об Энее. О том, что случилось с тобой. Все, что посчитаешь нужным для того, чтобы она поняла кто я, — мрачно проговорил Тейт, неотрывно смотря призраку прямо в глаза.
Наверное, если бы призраки умели бледнеть, то Ноа уже давно бы это сделал. Он смотрел на Тейта так, будто не узнавал в нем кого-то, но одновременно очень хорошо знал стоящего перед ним парня.
— Зачем тебе это? — спросил призрак спустя долгую минуту гробовой тишины.
Тейт мельком взглянул на меня, и в его глазах что-то мелькнуло. Решимость? Страх? Неуверенность? Понять чувства этого странно парня было невозможно.
— Даже не спрашивай, — с холодным спокойствием ответил Тейт и снова повернулся к Ноа. — Просто сделай.
Взгляд Ноа полыхнул недовольством, будто его оскорбили слова Тейта.
— Я не обязан помогать тебе, Рид, — грозно заметил призрак, скрестив свои прозрачные руки на груди.
Тейт в очередной раз закатил глаза.
— Разве ты упустишь такую возможность? Я даю тебе шанс отобрать у меня что-то важное, разве не этого ты ждал последние триста лет?
Что-то важное? Триста лет?
— Ты путаешь меня с Энеей, — мрачно проговорил призрак, уставившись куда-то нам за спины. Его взгляд затуманился, будто он и сам погрузился в воспоминания о каких-то более удачных временах, и на мгновение его глаза стали такими же пустыми, как и глаза у других призраков.
Неожиданно я вспомнила, что уже слышала это имя. Энея. Энея Дувр! Именно ее боялась та тварь из Рив***. Она даже говорила, что Себастьян по сравнению с ней просто одуванчик, хотя в это и сложно было поверить. Чувствуя неожиданный прилив адреналина, я стала жадно вглядываться в призрака Ноа. Он знал очень-очень много, и сейчас меня даже не волновало, что я боюсь призраков. Хотя, говоря честно, я боялась лишь эффекта, который они на меня производят, но ведь теперь они неожиданно замолчали, хотя я по-прежнему чувствовала их холодные, пустые взгляды на своем затылке.
— Кто такая Энея Дувр? — спросила я, и это имя прозвенело в тишине кладбища, словно удар молнии.
Теперь на меня ошарашено смотрел не только Ноа, но и Тейт.
— Откуда ты знаешь ее фамилию? — обманчиво мягким голосом спросил Тейт, но что-то подсказывало мне, что за этой мягкостью скрыто подозрение и недовольство.
Я сделала безразличный вид, изо всех сил стараясь выглядеть крутым и бесстрашным стражем, коим когда-то себя считала. До недавнего времени.
— Одна из демонов назвала ее имя, — уклончиво проговорила я.
Взгляд Тейта загорелся серым пламенем, и он неосознанно сделал шаг мне навстречу. Почему-то мне показалось, что ему захотелось схватить меня за плечи и хорошенько встряхнуть. С чего бы это?
— Что ты сделала с бедным демоном, что он произнес имя, которое в нашем мире то же самое, что имя Волан-де-Морта в Гарри Поттере?
Я недоверчиво взглянула на Тейта.
— Ты читал Гарри Поттера?
Парень небрежно пожал плечами, но его взгляд так и говорил: «Отвечай на мои вопросы, пока я тебя не заставил». Я тяжело вздохнула.
— Я пытала ее рядом с каким-то клубом в Рив***, затем меня вырубили и повезли в непонятном направлении, потом я убила всех демонов, которые решили, что они круче меня, и в процессе она назвала это имя.
Тейт поджал губы, то ли пряча улыбку, то ли негодуя. Наверно, все сразу.
— Зачем ты пытала демона? — спросил он уже с более правдоподобной мягкостью в голосе.
Я упрямо сжала губы в тонкую линию, не желая признаваться. Буду молчать, как партизан.
— Мне тоже интересно, — как-то весело проговорил Ноа, следя за нашим разговором.
Я бросила недовольный взгляд на это странное существо, но тот лишь усмехнулся, и его улыбка оказалась куда более сердечной и дружелюбной, чем я ожидала увидеть на лице призрака.
— Я пыталась найти Себастьяна, — насупившись, проговорила я. Вот тебе и партизан.
Теперь Тейт и вправду пытался скрыть улыбку, прижав указательный палец к губам.
— Отомстить хотела? — поддразнил он.
Я зло посмотрела на парня. Еще не хватало, что бы он подумал, будто я к нему что-то чувствую. Я даже себе не собиралась в этом признаваться, а ему-то уж и подавно!
— С чего бы это? — сухо спросила я, удачно имитируя скуку и безразличие. — Это были выходные, тебе сломали шею, а мне было скучно.
Тейт сделал притворно-понимающий вид.
— И чисто ради развлечения ты уехала в другой город искать приключения? — подсказал он. Я холодно улыбнулась.
— Именно так.
Какое-то время мы сверлили друг друга взглядами из серии а-ля-мистер-и-мисс-упрямство. А затем краем глаза я заметила, как ухмылка Ноа стала шире, и он, не скрывая забавы следил за нами двумя, как за маленькими детьми, которые не поделили игрушку.
— Очень мило, — проговорил призрак, усмехаясь. — За вами так забавно наблюдать.
Сделав глубокий вдох, я первая отвела глаза и посмотрела на Ноа.
— Мы здесь не для того, чтобы устраивать фрик-шоу, — проговорила я сурово и набравшись смелости. – Очевидно, ты можешь рассказать мне много интересного, и я не хочу больше ждать.
Улыбка медленно сползла с лица Ноа, и та недолгая передышка, которая состоялась благодаря нашей с Тейтом перепалке, закончилась. Теперь все мы были мрачными, серьезными и до чертиков нервными. Ноа бросил коротких хмурый взгляд на Тейта, и тот едва заметно кивнул, отойдя в сторону на несколько шагов. Только после этого призрак медленно двинулся ко мне, паря всего в нескольких дюймах над снегом и не оставляя совершенно никаких следов.
— Ты уверена, что хочешь знать правду? — спросил Ноа тоном, в котором не было ничего зловещего или угрожающего, но от которого волосы у меня на затылке встали дыбом.
Хотела ли я знать правду? Ответ был очевиден: конечно, да. Что бы я там не испытывала к Тейту, как бы хорошо мне ни было с ним рядом, я не собиралась оставаться в неведении, даже если правда могла уничтожить тот хрупкий мир, который выстроился, как только этот странный парень появился рядом со мной. В первую очередь, я была и остаюсь стражем Энохиана, и мне просто несвойственно отступать от правды или опасностей, которые она таит, лишь ради собственного спокойствия или даже счастья.
— Да, — уверенно отвечаю я, глядя прямо в глаза призраку. — Я хочу знать.
Ноа кивает, и его бледная, светящаяся и полупрозрачная рука тянется к моему лицу. Я замираю, словно статуя, борясь с инстинктивным чувством увернуться, ведь любое прикосновение призраков для меня невыносимо. Заставив себя стоять ровно, я сжала кулаки, чтобы убрать дрожь из рук, широко распахнула глаза, смотря прямо в лицо призраку Ноа и стараясь дышать глубоко и размеренно.
Он прикасается лишь к моему правому виску указательным и средним пальцем, но по моему телу тут же пробегает волна дрожи, и я теряю контроль, резко зажмурив глаза и сделав судорожный вдох. А затем все взрывается ярким светом, ослепляя и оглушая меня.

Сейчас я вполне серьезно раздумывала о том, чтобы начать вести блог «Странности моей странной жизни». Думаю, он был бы знаменит, учитывая то, что этих странностей становилось все больше с каждым часом. Парень, который не умирает, даже когда ему ломают шею, демоны, которые боятся Бог знает кого, странные смертные, которые постоянно ищут приключений на пятую точку, призраки, имеющие контроль над другими призраками. Все это уже ненормально даже для меня, но сейчас к этому списку мог прибавиться еще один пункт.
Я пораженно оглядывалась по сторонам, но никак не могла понять, что происходит. Стоя в самой гуще толпы, я чувствовала, что никто даже не подозревает о моем существовании. Не сказала бы, что со мной не случалось такого раньше, но обстоятельства обычно были другими.
— Где я? — прошептала я, не зная, к кому обращаюсь.
Повсюду горели свечи, а огромный, с куполообразным потолком, зал был битком набит людьми в старинных одеждах семнадцатого века. Дамы были одеты в пышные платья, их корсеты были настолько затянуты, что даже не верилось, будто они способны дышать, а накрахмаленные, высоченные и нелепые прически делали их слишком высокими. Мужчины были одеты в самые разнообразные костюмы и при этом выглядели еще более нелепо, чем женщины. Я не могла толком рассмотреть зал, так как вокруг меня было слишком много людей. Они кружили в каком-то древнем танце под живую музыку целого оркестра, которого я также не увидела.
Неожиданно прямо на меня стала надвигаться какая-то пара. Я лишь успела заметить, как развиваются пышные юбки черного цвета, а затем пара буквально напоролась на меня. Инстинктивно сжавшись и приготовившись к неминуемому столкновению, я на секунду закрыла глаза, но затем снова их распахнула, а пара уже была позади меня. Как так получилось?
— Ты не существуешь в этом мире, — раздался мягкий и терпеливый голос Ноа прямо в моей голове. Я не видела призрака среди танцующих, но слышала его так, будто он стоял прямо рядом со мной и одновременно засел как мой внутренний голос. — Это мои воспоминания.
— Воспоминания? — эхом отозвалась я.
Не так я все это себе представляла. Ох, хотя, честно говоря, я вообще даже не думала ни о чем подобном. Мне-то казалось, что все ограничится простым разговором, но мои ожидания в очередной раз не оправдали себя. Печально, но факт.
— Да. Тейт хотел, чтобы я показал тебе именно эти воспоминания. День моей смерти, — голос, звучащий в моей голове, стал мрачным.
— Но почему? — вырвалось у меня. — Как твоя смерть относится к нему?
Молчание. Сейчас я слышу лишь музыку и негромкие голоса танцующих, которые сливаются в единое гудение.
— Ноа? — позвала я спустя долгую минуту. Находиться в этом месте было неприятно. Ведь я будто находилась в голове призрака. В его воспоминаниях. И эти воспоминания вряд ли были радостными, если связаны с его смертью.
— Тейт, или, если называть его полным именем, Никтей Кристофер Рид родился в 1648 году именно в том самом городе, где ты сейчас живешь. Он был всего на год младше меня, и очень долгое время мы были друзьями.
Я почувствовала, как у меня перехватывает дыхание. Несложно было сделать простые математические вычисления и понять, что Тейту на самом деле далеко не восемнадцать лет. Ему триста шестьдесят семь лет! Черт возьми, но что за существо может прожить так долго? Демон? Призрак? Кто он? И кем тогда был при жизни Ноа?
— Когда-то этот город был центром для любого стража Энохиана. Это был наш дом. Где бы мы ни были, где бы ни родились и ни жили, мы всегда на каком-то подсознательном уровне возвращались именно сюда. Так же, как вернулась ты.
— Нет, — упрямо забормотала я, не в состоянии сейчас мыслить здраво. — Мы приехали в этот мерзкий городишко только потому, что так захотела моя мать, а она не энохианка. Она простой человек.
В этом я была совершенно уверена. В ней не было нашего гена. Наш отец был одним из последних энохианцев, и когда они встретились с матерью, он не был уверен, что ген стража перейдет их детям. Вероятность того, что мы с Калебом будем стражами, была пятьдесят на пятьдесят. Чья взяла, и так известно, хотя, меня поражало, что отец вот так нами рисковал, даже не будучи уверенным, что мы станет такими, как он.
— Это 1666 год. Тогда мне было девятнадцать, и этот бал стал для меня последним.
— Кто все эти люди? — спросила я, медленно идя среди кружащих пар. Многие смеялись, некоторые танцевали молча. Одни были старыми, другие молодыми.
— Стражи, — проговорил голос Ноа. — Такими они были раньше. Нас было очень много и каждый год в канун Рождества мы собирались в поместье одного из нас для бала. Этой традиции были сотни лет.
Я брела среди развивающихся юбок, среди смеха и музыки, словно была во сне. Так много стражей… Они казались мне вполне довольными жизнью. Я никогда прежде не видела никого из нашей расы, кроме брата и отца, и никогда не могла представить себе, что нас когда-то было много. Отец всегда говорил, что все стражи Энохиана, как одна большая семья. Что раньше такие, как я, всегда шли навстречу друг другу и никогда не бросали в беде. Они вместе сражались, вместе смеялись и вместе умирали.
«Семья — это то, что связывает тебя не только кровью, но и душой. У нас были одинаковые страхи, желания и цели и поэтому наши души были едины», — вот что говорил отец.
— Так много, — прошептала я, глядя на смеющихся стражей. Нас было так много и вот теперь, больше трехсот лет спустя, никого, кроме меня, не осталось. Могли ли представить такой печальный исход все эти танцующие и смеющиеся люди?
Очередная пара пронеслась мимо меня, но на этот раз мой взгляд зацепился за юношу, который показался мне знакомым. Ярко-голубые глаза были внимательными и какими-то беспокойными, густые темные ресницы делали взгляд более выразительным, пухлые губы, едва различимые скулы и темные волосы. Все это уже было мне знакомо. Ноа! Только сейчас я видела не призрака, а парня, который жил когда-то. Одет он был весьма невзрачно, если сравнивать с другими мужчинами на балу. Белая льняная рубашка с высоким воротом, серый жилет и сюртук, простые брюки и туфли.
Я последовала за ним и его спутницей, стараясь прислушаться к разговору, который они вели.
— Энея, — прошептал живой Ноа. — Я не хочу, чтобы ты боялась.
Девушка, с которой он танцевал и говорил, была необычной красоты. Немногим старше меня, невысокого роста и с огненно рыжими волосами, которые не могли не привлечь внимания. На ней было платье из черного шелка с изящным шитьем на корсаже. Это шитье представляло собой замысловатый узор из алых роз и выглядело очень красиво. Ее кожа была словно фарфоровой и очень бледной. Большие зеленые глаза казались добрыми, открытыми, и она с неподдельным доверием смотрела на Ноа. Ее губы слегка приоткрылись, так будто она вздыхала.
— Я стараюсь, — прошептала девушка. — Но порой это слишком сложно.
Я всматривалась в лицо рыжеволосой девушки, осознавая, что это, наверное, и есть Энея Дувр, но я не понимала, какое она имеет отношение к демонам. Эта девушка источала доброту на уровне атомной электростанции, что может быть у нее общего с демонами?
Не обращая внимания на танцующих, Ноа остановился прямо посреди зала и, дождавшись, когда девушка поднимет на него свой взгляд, прикоснулся к ее щеке кончиками пальцев.
— Энея Дувр, — проговорил Ноа внушающим тепло и уверенность голосом. — Кто бы там что ни говорил, ты одно из самых добрых существ, которых я знаю.
На лице девушки появилась робка улыбка, и она посмотрела на Ноа так, будто он был центром ее мира. Я никогда прежде не видела, чтобы кто-то так смотрел на другого человека. Широко распахнутыми глазами, с робкой, но одновременно сильной и неподдельной любовью. И, к своему удивлению, я заметила, что Ноа смотрит на Энею тем же взглядом. Для них двоих больше не существовало пышного бального зала и целой толпы стражей. Они были полностью погружены друг в друга и, казалось, ничто не может помешать им.
Почти ничто.
Этот парень возник словно из ниоткуда и вид у него был довольно мрачный. Я мгновенно узнала его по серым глазам, похожим на грозовое небо. Тейт был одет так же скромно, как и Ноа, вот только его сюртук и жилет были черными. А еще черными были его волосы. Они свисали прядями, падая на бледное лицо, и цветом походили на воронье крыло. Это делало черты лица Тейта еще более резкими, чем они были на самом деле. Интересно, что с ними случилось потом? Почему-то мне с трудом верилось, что Тейт специально осветлял свои волосы.
— Никтей, — удивленно проговорил Ноа, глядя на парня. — Вот уж кого не ожидал встретить. Тейт поджал губы. Как и сейчас, он прятал какие-то собственные мысли за маской самодовольства, но в его глазах что-то горело. Он был встревожен или расстроен, но, похоже, кроме меня, этого никто не замечал.
— Я зашел ненадолго, — проговорил парень спокойным голосом, в котором нельзя было прочесть ровно никаких эмоций.
Энея смотрела на Тейта со смесью удивления и недоверия. Он ей явно не нравился.
— Что-то случилось? — осторожно спросила девушка, тут же снова напрягаясь.
Тейт безразлично развел руками.
— Они хотят увидеть тебя, — проговорил он бесстрастно.
Я заметила, как от лица Энеи отхлынула кровь. Она слегка отпрянула от Тейта, словно тот только что ее ударил. Ноа схватил руку девушки и слегка вышел вперед, словно заслоняя ее от опасности, но в его глазах не было жестокости или неприязни к Тейту. Он смотрел на него как на человека, которому доверял больше, чем самому себе. Это было так странно, ведь то, как эти двое общались на кладбище, говорило совсем об обратном. Хотя, ведь Ноа сам сказал, что когда-то они с Тейтом были друзьями.
— Тейт, — тихо проговорил Ноа. — Нет. Я этого не позволю.
На какое-то мгновение Тейт лишился своей маски, и тогда я заметила на его лице, как он борется с собой. Мое непонимание ситуации начинало здорово раздражать. Я будто открыла книгу в самом конце и никак не могла понять, о чем она.
— Они думают, что ты приведешь ее сам, — проговорил Тейт, и его голос стал холодным, словно лед, а на лице застыла решительность. — Времени у вас очень мало, и если мне прикажут последовать за вами, я это сделаю.
Ноа кивнул, и в его взгляде я прочитала облегчение. Крепче схватив Энею за руку, он стал пробираться через толпу к выходу. Я не могла не последовать за ними, так как какая-то невидимая сила тянула меня вслед за Ноа, но я смогла оглянуться и увидела, что Тейт оставался все на том же месте в окружении танцующих пар и с мрачным видом смотрел вслед удаляющимся Ноа и Энее.
— Что ты будешь делать? — спросила Энея, когда парень вытащил ее в прохладный холл круглой формы. Свечей тут было гораздо меньше, и поэтому мы оказались в полумраке. Я увидела огромную мраморную лестницу, которая вела на верхние этажи, и больше мне не удалось увидеть ничего, так как Ноа с невероятной скоростью взлетел по ступенькам, таща девушку за собой, а мне приходилось бежать следом.
— Мы соберем вещи и уедем так далеко, как это только возможно, — твердо проговорил парень.
На лице девушки отразился шок.
— Но ведь это сделает тебя предателем! Ты лишишься семьи и даже перестанешь быть стражем, — прошептала Энея, но в тишине пустынных коридоров второго этажа ее голос казался громким.
— Стражем? — повторила я, мчась за этими двумя.
— Я же говорил, что все мы стражи, — ответил мне голос призрака Ноа. — Кроме Энеи. Она всегда была чем-то другим. Чем-то, чего мы не поняли до сих пор.
— Значит, Тейт был стражем? — спросила я, не веря своим ушам. Слова об Энее и вовсе не дошли до моего сознания, и я на время оставила их без внимания.
— Да, — коротко ответил призрак. — Был.
Я постаралась отодвинуть всю новую информацию на задний план. Для начала нужно было все увидеть, а потом уже обдумать, иначе я просто рехнусь.
Парень неожиданно ворвался в одну из сотен дверей, которые мы пролетели, и тут же захлопнул ее за собой. Просторная комната с массивной мебелью была освещена лишь лунным светом. Отпустив руку девушки, Ноа стал выворачивать содержимое платяного шкафа и очень быстро достал оттуда какие-то вещи. Похоже, это были какие-то мужские вещи, которые он кинул прямо Энее в руки. Девушка недоуменно взглянула на парня.
— Так мы не будем привлекать внимания. Переоденься. Мы поедем верхом, — проговорил Ноа и стал стягивать с себя сюртук и ботинки. Он тоже собирался переодеться в вещи попроще. Наверное, он хотел, чтобы их приняли за двух бедняков.
Энея осторожно положила вещи на высокую кровать с балдахином и стала возиться со шнуровкой корсета. Я заметила, как ее щеки стали пунцового цвета, и поняла, что она ужасно смущена, но настолько верит Ноа, что даже не стала с ним спорить. А ведь в ее время для девушки из приличной семьи даже показать свою голую лодыжку считалось верхом неприличия.
Парень успел лишь снять свои туфли и скинуть с себя сюртук, когда в комнату ворвалось сразу несколько человек. В их руках сверкали мушкеты, и стоило им увидеть Энею, как оружие тут же было направлено на девушку. В это самое мгновение Ноа кинулся к Энее и заслонил испуганную девушку своим телом.
— Нет! — выкрикнул он, и его взгляд метнулся к одному из вооруженных стражей. Тейт держал мушкет наготове и смотрел на все с бесстрастным видом. Его лицо было холодным и отстраненным.
— Ноа, — проговорил один из мужчин, гораздо старше других. В его волосах уже проступала седина, вокруг глаз собирались морщинки, а сами глаза были темными и холодными. Голос мужчины звучал, словно рык. — Не делай глупостей.
— Я не дам вам убить ее только из-за глупых суеверий! — рявкнул парень, не сводя взгляда с Тейта. Он смотрел на него как на друга, в котором отчаянно нуждался. Его взгляд просил о помощи, но лицо Тейта оставалось, словно каменная маска.
— Ты знаешь, что это правда, — проговорил Тейт, и его голос показался мне мягким, но в нем было столько угрозы, что я невольно содрогнулась. — Она станет одной из них, и никто не сможет совладать с ней.
— Нет! — прошипел Ноа. — Сначала вам придется убить меня.
Громкий вскрик заставил всех замереть и уставиться на сжавшуюся девушку за спиной Ноа. Ее глаза казались еще более большими, чем обычно, и в них читался страх.
— Нет, — прошептала она, помертвев. — Только не трогайте Ноа! Он ни в чем не виноват.
— Энея… — попытался заговорить с ней Ноа, но девушка неожиданно вырвалась из-за его спины и бросилась прямо на трех взрослых мужчин. Я понятия не имею, чего она хотела этим добиться, возможно, она и сама не знала, но двоих из стражей ей удалось застать врасплох. Вот только Тейт был готов ко всему. Он не бросился на Энею, как это сделали другие, когда пришли в себя, он бросился на Ноа, который тут же попытался догнать девушку.
Все пришло в движение и стало сливаться в одну безумную картину. Двое из стражей пытались совладать с яростной девушкой, которая царапалась, брыкалась и кричала, не давая им схватить себя, а Тейт напал на Ноа. Между двумя парнями завязалась драка, и оба очень быстро повалились на пол, став бить друг друга. Оба казались одинаково сильными и ловкими, оба вне себя от ярости. Слышались звуки тяжелых ударов, скрип зубов и множество грязных ругательств. В какой-то момент Тейту удалось взять верх над Ноа и тогда он попытался удержать его на месте.
— Идиот! — заорал парень и тем самым дал понять, что все его спокойствие и безразличие было лишь напускным. На самом деле в нем бушевала буря, с которой было сложно сражаться. Он боялся за Ноа, и это говорило мне, что они были не просто друзьями, а скорее, даже братьями. — Я пытаюсь спасти твою шкуру!
Ноа вырвал правую руку и с силой ударил Тейта кулаком по лицу. Послышался хруст, и нос Тейта неестественно сдвинулся вбок. Из него хлынула кровь, но парень, казалось, даже не заметил этого. В пылу сражения он потерял себя, и я думаю, что он даже не осознал, как поднял с пола упавший мушкет, а когда Ноа снова напал на него, выстрелил.
Звук от выстрела разнесся по комнате, словно гром. Все вокруг замерло и погрузилось в тишину, а глаза Ноа широко распахнулись. Он посмотрел на Тейта так, будто не верил, что такое могло случиться, а затем прижал руки к животу, и сквозь его пальцы стала быстро просачиваться кровь. Парень пошатнулся и упал на колени, а затем и вовсе повалился набок.
— Нет! — дикий, полный нестерпимой боли вопль зазвенел в моих ушах, чуть не разорвав барабанные перепонки.
Неожиданно двое мужчин, которые сдерживали Энею, отлетели к стенам комнаты так, будто были тряпичными куклами и кто-то резко дернул их за нитки. Ударившись об стену, оба стража повалились на пол уже бездыханными. Девушка не обратила на них никакого внимания. Очевидно, что кто-то из мужчин успел здорово ударить ее, так как пухлая нижняя губа кровоточила, а на щеке проступала красная ссадина. Но ей было плевать на это. Не в силах встать на ноги, Энея подползла к телу Ноа, прижимая руки к его ране, и они быстро окрасились в алый цвет.
— Пожалуйста, — молила она сквозь тяжелые рыдания. — Пожалуйста, не бросай меня.
Вот только парень не слышал ее. Его ярко-голубые глаза стали тусклыми и смотрели в одну точку. Его тело расслабилось, но на лице все еще было написано недоверие. Энея склонилась над Ноа, прижавшись носом к его горлу. Ее тяжелое рыдание сотрясало все тело, и мне показалось, что она вот-вот развалится на части. Если бы ее боль можно было почувствовать, то она наверняка ударила бы меня с силой грузовика. Это чувство было мне так знакомо, что я и сама почувствовала, как в горле встал ком. В какой-то мере мне было жаль ее.
Переведя взгляд на Тейта, я увидела, что он ошарашено смотрит на тело своего друга, и в его глазах медленно проступает ужас. Он забился в угол между платяным шкафом и стеной и с отвращением отбросил оружие, которое только что убило Ноа. Ему тоже было больно, и это давало понять, что, несмотря на весь свой несносный характер, Тейт все же был человеком. Что даже для него в мире было что-то важное.
Я услышала, как откуда-то из коридора доносятся звуки сотен торопливых шагов. Похоже, что это выдернуло Энею из оцепенения, так как она неожиданно выпрямилась. Ее рыжие волосы были словно неуправляемое огненное облако, на лице отразилось что-то вроде безумия, а ее руки и местами порванное платье были перепачканы кровью Ноа. Девушка лишь взглянула на тяжелые деревянные двери за своей спиной, и они тут же захлопнулись. Щелкнул замок и теперь в комнате снова воцарилась тишина, хотя я и подозревала, что ненадолго.
Медленно поднявшись на ноги, Энея подняла голову, и теперь в ее взгляде не было той доброты, которую я заметила в самом начале. Он был пустым, холодным, бесчувственным. Ее слезы высохли, а на лицо легла тень, от которой уже никогда не избавиться. Взглянув на Тейта, который, схватившись за голову, сидел в углу комнаты, она медленно подошла к нему и опустилась рядом с ним на колени.
Парень поднял на нее взгляд, и мне показалось, что они поменялись ролями. Энея стала безразличной и жестокой, а Тейт впитывал в себя боль и чувство вины. Их глаза встретились, и в воздухе повисло что-то темное и опасное.
— Он был твоим лучшим другом, — медленно заговорила девушка, и ее голос теперь был размеренным, глубоким и опасно-холодным. Тейт смотрел на нее, и мне показалось, что он не может пошевелиться. — Он верил тебе так, как никому в этом мире, и все, чего он просил от тебя, это помощи.
— Я должен был следовать приказам, — проговорил Тейт охрипшим голосом. — Я не мог…
— Ложь, — резко оборвала Тейта Энея, и ее голос был, словно острие лезвия, но ее движения были полны какой-то кошачьей грации. Она осторожно приложила ладонь к щеке Тейта, и его раны тут же начали затягиваться, а кровь останавливаться и высыхать. — Ты не хотел помочь ему. Ты ненавидел меня. Ты боялся меня. Призраки пророчили, что я стану тьмой, которой еще не видел этот мир, что я стану началом конца, и ты думал, что один знаешь, как нужно поступить. Но ты ошибался.
Тейт смотрел на нее широко распахнутыми серыми глазами. Энея не сводила взгляда с его лица. Я чувствовала, как все внутри меня сжимается от непонятного страха. Почему я все еще боялась за Тейта? Ведь это воспоминание трехсотлетней давности и в настоящем он по-прежнему был жив.
— Ноа вел меня к свету, но ты столкнул меня во тьму, — проговорила Энея, подаваясь вперед. Ее голос стал нежным, словно пение птиц, но от этого становилось только более жутко. -Ты отобрал у меня самое ценное, что было в моей жизни. И теперь я отберу у тебя все.
В дверь стали колотить чем-то тяжелым. Другие стражи уже пришли на звук выстрела и теперь бушевали за дверью, пытаясь снести ее. Энея грациозно поднялась на ноги и с нескрываемым презрением посмотрела на Тейта.
— Я убью каждого стража, который сейчас в этой усадьбе, а затем сожгу ее дотла. Я сделаю все, чтобы уничтожить род стражей Энохиана, но ты будешь жить. Ты, Никтей, будешь жить вечно. Сколько бы раз тебя ни убивали, какими бы способами ни пытались от тебя избавиться, ты всегда будешь возвращаться к жизни. Ты навеки останешься восемнадцатилетним парнем, о котором каждая живая душа будет забывать после Рождества. Ты будешь заперт в этом чертовом городе и будешь одинок. И когда я убью каждого, кто встанет на моем пути, я снова приду за тобой. Я буду следить за каждым твоим вдохом, каждым шагом, каждым действием. Я буду ждать, когда тебя кто-то полюбит настолько сильно, что будет готов отдать тебе собственную душу. И если ты полюбишь этого человека в ответ, он станет единственным, кто сможет убить тебя окончательно, но это ему не удастся, ведь я убью его первой и буду смотреть, как ты корчишься от боли, которую только что причинил мне.
Я смотрела на Энею, а она почти дрожала от ненависти, и каждое ее слово было пропитано такой темной силой, что я невольно отшатнулась от нее, словно от змеи. Это были не просто слова или глупые обещания, сказанные сгоряча. Это было самое настоящее проклятье, и теперь все для меня встало на свои места. Энея Дувр была той, кто проклял Тейта, и ее проклятье сбывалось до сегодняшнего дня.

Содержание
Следующая глава — Не давая обещаний
2 комментария
oksinta
Слежу за публикациями новых глав «Энхониана», каждую новую главу читаю с интересом. Сейчас еще принялась за «Хранителей», чтобы не терять время в период, пока опубликуется новая глава. Книги затягивают, читать, действительно интересно. Надеюсь, следующий фрагмент книги не заставит себя долго ждать, не смотря на новогодние праздники (хотя и жаль автора).
mary_eria
Это так приятно знать, что кто-то действительно следит и читает мои книги. Большое вам спасибо.
Я постараюсь выложить новую главу из Хранителей уже сегодня:)

  /