13. Лицом к лицу со страхом

mary_eria Автор: mary_eria
Проект: Книги Мэри Эриа

Опубликовано:

Поделиться:


Нет. Это не может быть реальностью, ведь так не бывает.
Я смотрю в серые глаза Тейта, которые всего в каком-то дюйме от моих собственных, и не верю в происходящее. Наверное, я брежу или же и вовсе мертва. Это объясняло бы появление Тейта и исчезновение моих ран. Правда, я всегда представляла загробный мир как нечто пустое, темное и бесконечное, а не как свою собственную комнату в маленьком мерзком городишке. Возможно, это ад, так сказать, мой персональный котел.
Серые глаза кажутся мне слишком пронзительными. Я никогда в жизни не чувствовала такого жара и холода одновременно. Будто кто-то с сумасшедшей скоростью бросает меня то в кипяток, то в ледяную воду. Его глаза похожи на темные грозовые тучи, а вместо молний в них виден какой-то непонятный блеск, которого я не встречала раньше. Должно быть, это сон, и, как только я проснусь, реальность станет настоящим кошмаром.
— Соскучилась? — проговорил Тейт, и его губы медленно растянулись в самодовольной улыбке, по которой я действительно скучала, но никогда бы не призналась в этом ему.
Я чувствовала Тейта каждой клеточкой тела, которое казалось слишком живым для загробного мира. Лед, которым было сковано все внутри, слишком быстро таял, и на какое-то мгновение я испугалась, что сейчас совсем свежие душевные раны снова дадут о себе знать, и тогда я окончательно сломаюсь, но этого не происходило. Пока Тейт был рядом, я не чувствовала боли. Это пугало. Как ему удалось возыметь такую власть надо мной?
— Как… — промямлила я, не решаясь задать свой вопрос. Что, если ответ разрушит то мгновение покоя, которое неожиданно воцарило в моей душе? Мне становилось тошно от того, какой мямлей я стала, но я не могла изменить себя.
— Как я попал в твой дом? — приподняв брови, насмешливо спросил Тейт. — Или как я в очередной раз спас тебя? Ох, или как я переодел тебя в чистую пижамку?
Последняя фраза выбила меня из ступора, заставив на мгновение замереть, а затем резко напрячься всем телом.
— Что-что ты сделал? — очень медленно проговорила я, не скрывая угрозы в своем вопросе.
Тейт, явно довольный собой, широко улыбнулся, а в его глазах заблестел адский огонек. Черт, этот парень был сущим дьяволом.
— Не мог же я оставить тебя в насквозь промокшей от снега одежде, — беспечно проговорил он.
Мне захотелось ему врезать, и это было так свойственно моей натуре, что мое подсознание вздохнуло с облегчением. Все же я не потеряла настоящую себя и оставалась верна своим привычкам. Хотя, пожалуй, бить людей было не лучшей привычкой для молодой девушки.
— Слезь с меня, — сухо приказала я, попытавшись вырваться из его хватки, но это оказалось сложнее, чем я думала.
Тейт по-прежнему прижимал меня своим телом к кровати. Мои руки были закинуты мне за голову, и он крепко сжимал мои запястья, не давая пошевелиться. И откуда в нем столько силы?
— И не подумаю, — хмыкнул парень.
Я стала извиваться под его телом, но, сколько бы я ни прилагала усилий, мне не удавалось высвободиться из оков Тейта. Ситуация складывалась, мягко говоря, нелепая. Каким-то образом я перенеслась из темного и холодного леса в свою комнату, и теперь парень, который уже несколько дней как мертв, прижимал меня к моей же кровати, не давая пошевелиться. То ли рехнулась я, то ли этот мир.
— Какого черта здесь происходит? — резкий поток слов вырывался из меня, и я не собиралась его останавливать. — Как такое возможно? Почему ты здесь? Что происходит? Кто ты такой?
Тейт закатил глаза.
— Вечно ты со своими вопросами пристаешь, — пробормотал он. — Ни тебе восторженных возгласов, ни радости по поводу того, что я жив, только вопросы. Неужели так сложно не обращать внимания на детали?
Мои глаза чуть из орбит не вылезли, когда я уставилась на этого ненормального. Или ненормальной была я? Черт его знает. Я ведь все еще не была уверена в реальности происходящего.
— Не обращать внимания на детали? — почти закричала я, вырываясь с удвоенной силой. — Ты же мертв! Это тебе не в разных носках прийти в гости. Я видела, как Себастьян…
Резкий ком встал в горле, когда слишком яркие воспоминания той ночи всплыли в сознании. Боль, которая утихла от присутствия Тейта, снова дала о себе знать. Это произошло всего две ночи назад, но казалось, будто прошла целая вечность, хотя даже вечность не могла стереть из моей памяти этих ужасных картинок. Сломанная шея, бездыханное тело на снегу перед старым домом, боль. Как бы я ни старалась идти по пути бесчувствия или мести, я всегда чувствовала, как что-то кровоточит внутри меня. И это было невыносимо.
— Себастьян убил меня, — закончил за меня фразу Тейт, но на этот раз его голос звучал как-то по-другому. Он больше не улыбался и смотрел на меня пристальным взглядом серых глаз, от которого складывалось впечатление, что он видит меня насквозь. Интересно, что отразилось на моем лице, что это заставило Тейта так резко сменить свою привычную самодовольную манеру общения на мрачную задумчивость. — Вот только он не был первым, кто это сделал.
Я замерла, забыв о своих намерениях вырваться, но в этот момент Тейт сам отпустил меня. Он сел на моей кровати, подогнув под себя ноги и не заботясь о том, что на нем по-прежнему были тяжелые армейские ботинки. Я поспешно отдернула футболку, которая задралась чуть ли не до самого лифчика, и села на противоположный край кровати. Левый уголок губ парня слегка приподнялся в плутоватой улыбке, когда Тейт сосредоточил свое внимание на моей одежде. Я постаралась не думать о том, что именно он надел ее на меня, и попыталась успокоить себя тем фактом, что на мне все еще было все то же нижнее белье, что и раньше.
Я сосредоточилась на его словах, но не могла понять их смысла. Может, я что-то не так расслышала? Или же это все же был бестолковый и бессмысленный сон, и стоит мне лишь захотеть, и я проснусь? Но глядя на похотливую улыбку Тейта, я стала краснеть до самых кончиков ушей, и все мои мысли о снах просто вылетели из головы.
— О чем ты? — резко спросила я, выдергивая парня из порочных мыслей, о которых я даже думать не хотела.
Тейт слегка поджал губы, и на его лице отразилась борьба, будто он не хотел отвечать на мой вопрос, но понимал, что так просто я не отстану. Чертовски верно! Пускай я не так много знала о потустороннем мире, но я уж точно знала, что оттуда никто не возвращается просто так. Вернуться могли лишь призраки или… демоны. Осознание этого ударило меня с силой, сравнимой с ударом мчащегося по скользкой дороге грузовика. Я почувствовала, как от лица отхлынула кровь и как задрожали мои руки. Наверное, я походила на светофор, который то вспыхивает красным, то полностью затухает.
Нет, конечно же, я ошибалась. Был еще какой-то неведомый мне способ вернуться с того света. Или же Тейт и вовсе не был мертв. Может, он каким-то чудом выжил? Хотя, пожалуй, выжить со сломанной шеей непросто, но разве в этом мире вообще было что-то невозможное? В любом случае, я не хотела верить в то, что он демон. Я бы поняла, что он создание ада, с первого взгляда. Я всегда чувствовала этих тварей. К тому же, он бы наверняка выдал себя, ведь демоны не способны все время прятать свою истинную сущность. Для них это было слишком сложно.
— Ты так побледнела, — слегка склонив голову, тихо проговорил Тейт, смотря на меня. — Кем ты меня уже представила?
Я всматривалась в его лицо, пытаясь выискать хоть какие-то признаки демонической сущности. Не то чтобы Тейт не казался мне воплощением ада, но это, скорее, касалось исключительно его характера. К тому же, зачем демону спасать мне жизнь? Во множественном числе. Зачем ему целовать меня? Я ничего не понимаю.
Но хуже всего было осознание того, что я не смогу убить его, если узнаю, что права. Или же смогу? Ведь нет ничего проще, чем выстрелить в голову демона. При условии, что ты не испытываешь к нему непонятную привязанность, и одна лишь мысль о том, что он может действительно навсегда исчезнуть из твоей жизни, доводит тебя до исступления. Тогда дело дрянь.
— Ты демон? — выпалила я резко, на одном дыхании, и замерла в ожидании ответа, от которого, вполне возможно, зависело все мое будущее.
Тейт нахмурился, но что-то в его лице выдавало его скрытую улыбку. Он смеялся надо мной?
— Нет, — спокойно ответил парень и для пущего эффекта бросил на меня пронзительный взгляд. – Хотя, мне часто говорили, что я адски красив.
Волна облегчения прокатилась по всему моему телу, и я резко выдохнула, но тут же снова насторожилась, не давая себе возможности потерять бдительность. Даже если Тейт говорил правду, а я не могла быть в этом уверена, я все еще не знала, что он за существо и какие у него планы на меня. То, что он, возможно, не демон, не означало, что он не опасен.
— Еще вопросы? — любезно осведомился парень в своей обычной высокомерной манере.
Я выпрямилась, и мое лицо стало жестким. Заперев все свои глупые эмоции на семь замков, я с вызовом посмотрела на Тейта.
— Расскажи мне все, — проговорила я властным тоном, который часто делал свое дело и заставлял кого угодно говорить начистоту. — Начиная от своего настоящего имени и заканчивая тем, кем ты являешься на самом деле.
Парень вздохнул и взъерошил свои серебристые волосы, которые тут же прядями упали на лицо и глаза.
— Не здесь, — пробормотал он, пребывая в глубокой задумчивости.
Я вопросительно взглянула на него, и тогда Тейт поднялся с кровати, протягивая мне руку.
— Хочешь узнать, кто я? — подкупающе спросил он. Я осторожно кивнула, и тогда его глаза загорелись каким-то непонятным пламенем. — Тогда нам придется прогуляться.

Тейт неспешно вел свой внедорожник, и весь его внешний вид говорил об абсолютной самоуверенности и безмятежности. Вот только все это было лишь маской. Чем пристальнее я вглядывалась в его лицо, тем явственней видела его волнение. Наверное, любой другой человек ничего бы не заметил на моем месте, но я видела, как едва заметно кривится линия его губ, какими задумчивыми кажутся его глаза и как напряженно правая рука сжимает руль. Тейт нервничал, но ему мастерски удавалось скрывать свои чувства, играя роль парня-обалдуя.
— Наслаждаешься видом? — хмыкнул Тейт, заметив мой пристальный взгляд.
Мне стало неловко, и одновременно я почувствовала раздражение. Отвернувшись от Тейта, я уставилась в окно со своего пассажирского места и с удивлением заметила, что мы уже проехали центральную улицу городишки и теперь направлялись в сторону старого шоссе. Ночь стояла глубокая и снежная, и это вновь заставило меня вспомнить об Аресе. Где он сейчас был? Выжил ли? Если Тейт вытянул меня из того леса, то и Ареса он тоже спас? Если честно, я не была в этом уверена. Несмотря на все подвиги Тейта, я не видела в нем рыцаря в сияющих доспехах, но именно это мне и нравилось в нем. Рядом с Тейтом мне не приходилось испытывать угрызения совести по поводу своей бесчувственности и безразличия к окружающим, ведь он и сам был не многим лучше. Наверное.
Машина остановилась у обочины. Я оглянулась по сторонам и поняла, что мы стоим прямо на линии, где встречается окраина шоссе с густым лесом, и осознание происходящего заставило встать дыбом каждый волосок на моем теле.
Мы были рядом с кладбищем.
— Что мы здесь делаем? — невольно вжавшись в сиденье, спросила я.
Сунув руку в карман своей кожаной куртки, я нащупала рукоятку небольшого серебряного кинжала, который взяла, когда переодевалась в джинсы и свитер. За поясом у меня, как всегда, был заряженный пистолет, но я знала, что оружие не может помочь мне в борьбе с призраками. Я взяла его, руководствуясь тем, что всегда нужно ожидать худшего, но я не осознавала, в какой заднице окажусь на самом деле.
Тейт не ответил мне и быстро выбрался из машины. Встав прямо перед бампером, он выжидательно взглянул на меня через лобовое стекло. Набрав в легкие побольше воздуха, я заставила себя открыть дверцу и выпрыгнуть на асфальтированную дорогу, которую изрядно занесло снегом. Неприятные воспоминания о прошлой ночи, которую я провела в лесу, снова всплыли в моем сознании. Я все еще задавалась множеством вопросов, касательных моего спасения, исцеления и, конечно же, об истории Тейта, но страх перед призраками вытеснил все из моей головы, заставляя поежиться.
— Почему мы здесь? — снова спросила я Тейта, который медленно подошел ко мне.
Лунный свет делал его волосы почти одного цвета со снегом, а глаза сияли ярче прежнего. Только сейчас я осознала, насколько Тейт был красив, и от этого могло бы перехватить дух, не будь я сосредоточена на своих плохих предчувствиях.
— Ты ведь хотела узнать всю мою историю, — как-то мягко проговорил парень, что было ему совершенно несвойственно.
— Вот уж не думала, что для разговора нужно тащить меня черт знает куда, — пробурчала я, скрестив руки на груди.
Тейт небрежно передернул плечами, будто мое замечание не имело никакого значения.
— Призраки хорошие рассказчики, — проговорил он, взглянув на лес. — Они никогда ничего не забывают и не лгут, ведь им это не принесет никакой пользы.
Я нахмурилась.
— Ты хочешь, чтобы я задавала вопросы призракам? — мне не удалось сдержать дрожи в голосе, и я нервно покосилась на темную чащу леса, которая скрывала в своей тишине один из моих самых сильных страхов.
Тейт нахмурился, будто увидев во мне что-то, что его встревожило. Он тоже волновался, вот только я не думала, что это от грядущей встречи с мертвыми. Я задумалась о том, что он тоже видел их, хотя на это были способны немногие. Энохианцы видели призраков, так как они были их главным страхом, демоны видели все потустороннее, так как сами являлись частью этого, но простые смертные видеть призраков не могли. Изредка им удавалось засечь какое-то размытое пятно на фотографии или же им что-то мерещилось, но они никогда не видели призраков по-настоящему. Так кем же был Тейт?
— Не думаю, что тебе нужно будет задавать вопросы, — проговорил парень и сделал шаг ко мне, а затем еще один. Тейт снова вторгался в мое личное пространство, но, несмотря на осознание собственного безумия, я не была против. Почему-то именно сейчас мне, как никогда прежде, хотелось, чтобы он был как можно ближе. Возможно, виной всему был мой страх. — Ты боишься.
Слова не звучали как вопрос, и поэтому я не стала отвечать. Тейт сделал еще один неуверенный шаг, и вот я уже чувствую тепло его тела и запах, который окутывает меня, словно мягкое одеяло. Сейчас был один из тех редких моментов, когда Тейт Рид, если это, конечно, было его настоящее имя, снимал свою маску самодовольного мудака и выглядел, как обычный восемнадцатилетний парень. Правда, если добавить к этому модельную внешность, необычный цвет волос и тайны, от которых наверняка волосы встанут дыбом, но к чему детали?
Он медленно поднял руку, и в бледном свете луны она казалась какой-то неестественно бледной, даже слегка мерцающей. Сам Тейт чем-то походил на призрака, но стоило ему дотронуться до моей щеки, как я тут же ощутила жар, исходящий от его пальцев. Призраки не были способны так действовать на людей. Они вообще, по сути, не имели физической оболочки и поэтому никак не могли прикасаться к кому-то в этом мире. У них были немного другие «таланты».
— Не думай о них, — проговорил Тейт, взяв мое лицо в свои ладони и глядя мне прямо в глаза. Почему я позволяла ему вот так прикасаться к себе? Это было неправильно. Мы не были парочкой или кем-то в этом роде, но я не могла и не хотела ему сопротивляться. Неожиданно на губах Тейта появилась шаловливая улыбка, а его глаза озорно блеснули. — Лучше подумай об этом.
Я открыла рот, чтобы спросить, что он имеет в виду, но не успела сказать ни слова, так как его губы легко прикоснулись к моим, и я замерла, ошарашено таращась на него. Я помнила наш первый и единственный поцелуй. Не знаю, какие мои шарики закатились за ролики, но тогда я была чуть ли не на седьмом небе. Сейчас все было иначе. Поначалу он лишь легко прикоснулся к моим губам, а затем неожиданно прижал к себе, делая поцелуй более настойчивым. Я полностью отдалась во власть неведомых мне эмоций, и они закружили меня, словно в вихре, вытеснив практически все мысли. И все же где-то глубоко внутри своего сознания я слышала рассудительный и строгий голос девушки, которой была еще несколько недель назад. И она кричала мне, что я должна прекратить все это, ведь если я позволю Тейту и дальше проникать в мою душу, то очень быстро дам ему возможность уничтожить себя. Я уже была на грани, когда думала, что он умер, разве это не доказывало, какой уязвимой он делал меня с каждой секундой?
Но я не хотела думать сейчас об этом. Я никогда не чувствовала ничего похожего с тем, что испытывала к этому странному парню. Да, это пугало. Да, это делало меня уязвимой, слабой и ничтожной, но еще я чувствовала, как у меня растут крылья. Каждое его прикосновение будто заставляло меня взлететь куда-то очень высоко, позабыв обо всех доводах рассудка, о жизни, в которой меня учили, что любая привязанность – это слабость, о боли, которая всегда была частью моей жизни. С Тейтом я чувствовала себя по-настоящему живой и не хотела терять это чувство.
Когда он отстранился, его дыхание было тяжелым и прерывистым, а серые глаза темными. Секунду он смотрел на меня так, будто видел впервые, а потом снова напустил на себя беззаботный вид, но я подозревала, что под маской скрываются реальные чувства, которые нравились ему не больше, чем мне мои.
— Пошли, — взяв меня за руку, сказал Тейт. — Иначе я передумаю рассказывать тебе что-либо.
Я фыркнула.
— Ты думаешь, у тебя есть выбор?
Тейт взглянул на меня с высоты своего роста и нахально улыбнулся.
— А что бы ты сделала, если бы я отказался говорить? — спросил Тейт, когда мы переступили через невидимую черту и оказались в чаще леса.
Я постаралась сосредоточиться на нашем разговоре и подозревала, что Тейт тоже намеренно отвлекает меня от мыслей о призраках. Он все еще крепко сжимал мою руку, и я не собиралась ее отдергивать.
— Ну, — протянула я, оглядываясь по сторонам, словно выискивая кого-то. До кладбища было не так уж и далеко, но призраков я пока еще не слышала. — У меня есть свои способы добиваться желаемого.
Улыбка Тейта стала шире.
— Желаемого? — поддразнил он.
— Я об информации, — нахмурившись, ответила я.
Тейт фыркнул.
— Ну, да, конечно, — проговорил он, крепче сжав мою ладонь.

Почему-то тишина всегда казалась мне приманкой для серьезных неприятностей. Какое-то время мы шли в тишине молчаливого леса, но чем ближе мы были к старому кладбищу, тем лучше я слышала их. Поначалу это был едва уловимый шепот, словно ветер играл в деревьях, но постепенно голоса становились громче, яснее. Я почувствовала знакомую пульсацию в висках, и это заставило меня резко остановиться.
— Они лишь призраки, — успокаивающе проговорил Тейт. — И они не могут влиять на тебя, если ты этого не хочешь.
Я скептически взглянула на него, борясь с нарастающей головной болью.
— Ты понятия не имеешь, о чем говоришь, — пробормотала я, уставившись прямо перед собой. — Ты не знаешь, как призраки действуют на таких, как я.
Тейт встал прямо предо мной, загораживая лес. Теперь он смотрел на меня мрачным взглядом, и я понятия не имела, о чем он думал.
— Ты так в этом уверена? — спросил он, слегка наклонив голову набок. – Думаешь, я не знаю?
Я закусила нижнюю губу, всматриваясь в его лицо. Он мог знать о моих страхах перед призраками только, если был таким, как я. Если был стражем Энохиана, но ведь это было не так. Стражей больше нет. Их истребили, и остался лишь один из нас. Я.
— Я вообще ни в чем больше не уверенна, — проговорила я, признавая печальную правду.
Тейт улыбнулся, но улыбка получилась грустной. Он снова сжал мою руку, и мы двинулись дальше.
Их голоса обрушились на меня, словно поток ледяной воды. Я прикладывала колоссальные силы, чтобы просто идти вперед, а не развернуться и убежать, сверкая пятками. Как же много их было! Я подозревала, что на этом заснеженном кладбище могил гораздо больше, чем кажется. Все это было так странно. Старые, покосившиеся и просевшие надгробья утопали в снегу и терялись среди деревьев. Призраки, которые попадались мне на глаза, были одеты по моде прошлых эпох. Среди них даже встречались дамы в пышных платьях викторианской эпохи. Это кладбище было древним, и призраки в нем казались гораздо сильнее, чем те, которых я встречала раньше. За исключением разве что моих энохианских предков.
Тейт уверенно шел по заснеженным тропам, и я поняла, что он хорошо знает это место. Он никак не реагировал на призраков, но сквозь боль я сумела заметить, что они реагировали на него. Многие полупрозрачные силуэты давно умерших людей поворачивали свои пустые взоры в его сторону. Я заметила, как девушка в пышном бальном платье, на корсаже которого расплывалось алое пятно, стала плыть вслед за нами. Ее мертвенно бледные губы беззвучно шевелились, ее когда-то темные волосы были растрепаны, несмотря на то, что еще сохраняли подобие старомодной прически, ее глаза казались совершенно пустыми, но она не сводила их с Тейта. Она знала его? Насколько мне было известно, призраки не имели дел с живыми, если только не были связаны с ними при жизни. То, что я видела их, было лишь следствием особенного гена стража, который тек в моих венах, но они действовали на меня, как настоящая пытка, не давая забыть, что будет, если я когда-либо осмелюсь нарушить клятву и каким-то образом позволю книге Энохиана быть открытой. Быть стражем все равно, что быть проклятой.
— Ноа! — позвал Тейт, и я удивленно обнаружила, что мы стоим перед старым обветшалым склепом.
Это был старинный склеп из мрамора и с большими коваными дверьми-решетками. Эти самые решетки были черными и выкованными в форме вьющихся роз. Ночь скрывала ржавчину и потертости, делая все гораздо красивее, чем было при свете дня. За ними скрывались тяжелые мраморные плиты. Рассмотреть склеп изнутри было невозможно из-за тьмы, но снаружи он выглядел так, будто ему было уже несколько столетий. Больше всего поражали две мраморные статуи высотой в шесть или семь футов. Два ангела смотрели вниз на тех, кто осмеливался подойти к кованой решетке склепа. Их лица были прекрасными, но казались слишком суровыми. Ангелы стояли по обе стороны от решетки, и их крылья были раскрыты, соединяясь друг с другом над входом. В их руках были здоровенные мечи, опущенные клинками к земле. Руки ангелов лежали на рукоятках мечей, и мне показалось, что, будь они реальны, то, наверное, были бы готовы уничтожить любого, кто сделает еще хоть шаг к последнему пристанищу хозяев склепа. Это было одновременно красивое и устрашающее зрелище. Вглядываясь в каменные лица, я даже на какое-то мгновение забыла про головную боль и окружающих нас призраков.
— Ноа! — снова позвал Тейт, и его сильный голос раздался по кладбищу, словно раскат грома.
Я стала оглядываться по сторонам, но поняла, что призраки держатся подальше от склепа. Их светящиеся силуэты мерцали среди деревьев в некотором отдалении от нас, но это не значило, что я их не слышу. Я не разбирала слов, но чувствовала, что сейчас мы стали для них центром внимания. И это лишь усиливало и без того немаленькую головную боль.
— Чего тебе, Рид? — послышался голос из глубин склепа, и я вздрогнула от того, насколько громким он мне показался. Он перекрывал все другие голоса призраков и слышался так же отчетливо, как и голос Тейта.
— Пришел поболтать, — хмыкнул Тейт и стал щуриться, всматриваясь в тьму склепа сквозь кованые решетки.
Постепенно я стала замечать тусклое свечение, которое медленно приближалось к нам. Спустя долгую минуту я увидела того, кого, очевидно, звали Ноа. Всматриваясь в призрака, я без труда определила, что он был не из нашего времени, хотя его одежда не была броской. Поверх свободной белой сорочки был небрежно натянут старомодный жилет, свободные брюки были длинноватыми и поэтому слегка прикрывали босые ступни. Даже после смерти лицо парня, стоящего перед нами, сохраняло свою привлекательность. Насколько вообще мог быть привлекателен призрак. Конечно же, его прозрачная кожа была мертвенно бледной, но глаза сохранили голубизну, темные волосы небрежно падали на лицо и подчеркивали едва заметные скулы и пухлые губы. Наверное, этот парень умер лет в двадцать, так как выглядел он очень молодо.
— Неужто ты решил донимать меня даже после смерти? Ради всего святого, хватает и того, что по твоей милости я мертв, — проговорил Ноа, сверля Тейта недовольным взглядом.
Я ошарашено уставилась на призрака, не веря собственным ушам. Снова присмотревшись к его одежде, изрядно потрепанной и залитой кровью, я лишь уверилась в том, что она не из нашего времени. Да и то, как парень говорил, держал осанку, и даже его взгляд свидетельствовали о том, что умер он несколько столетий назад. Но как же тогда Тейт мог убить его?

Содержание
Следующая глава — Проклятия Никтея
1 комментарий
Angelon
Для тех, кому не хватает в жизни адреналина. Но слог хороший, легко читается.

  /