Книги Мэри Эриа  /

12. На грани

Повсюду была лишь тьма и холодный лес. Холод пронзал насквозь, и мне казалось, что мои кости были скованы льдом. Буквально. Сколько бы мы ни шли по лесной чаще, ей не было конца, а метель становилась все сильнее. Я видела, что Арес практически выбился из сил, да и сама была на грани. Но мы продолжали идти, пробиваясь сквозь ветер и снег.
— Нам нужен привал, — проговорил Арес через какое-то время.
Я оглянулась по сторонам, но это было бесполезно, так как я не видела ничего дальше собственной вытянутой руки. Луна не пробивалась сквозь плотные облака, и лес был укрыт непроницаемой тьмой. Где-то вдалеке завыл волк, и это заставило меня задрожать. Неужели мы выбрались из передряги с демонами, чтобы вот так замерзнуть в лесу?
— Если остановимся, то умрем, — проговорила я, смотря себе под ноги, которые почти до самой голени утопали в снегу. — Я не смогу развести огонь, даже если нам удастся найти какие-то ветки в такой тьме. Они будут слишком замерзшими.
Арес тяжело дышал, и из его рта вырывались облачка пара. На нем все еще было его пальто, но я была уверена, что оно уже не согревало его. Парень был серьезно избит, и его силы покидали тело. Как и мои.
— Что же нам тогда делать? — спросил он, но без паники или отчаянья. Откуда в нем было столько спокойствия?
— Идти дальше, — вздохнула я, и мы снова зашагали по сугробам глубокого снега.
Я не знаю, как много времени прошло, и как далеко мы ушли, когда Арес неожиданно упал на заснеженную землю. Парень попытался подняться, но ему лишь удалось встать на четвереньки. Все его тело дрожало, а на снегу я смогла разглядеть капельки крови.
— Арес? — проговорила я, садясь рядом с ним на колени и кладя руку ему на спину.
— Все нормально, — прохрипел парень и попытался встать, но ему это не удалось.
Он был ранен куда сильнее, чем я думала раньше. Наверное, демоны задели какие-то внутренние органы, и вот теперь долгая «прогулка» по темному лесу окончательно добила сильного парня.
— Мне… -тяжело дыша, прошептал Арес, и даже в темноте я заметила, как на его лбу выступили капельки пота. — Просто нужно несколько минут.
Я не знала, что должна ему ответить. Что у нас нет времени? Что, если его рана достаточно серьезна, то, скорее всего, он очень скоро отключится? Если Арес потеряет сознание, то я могу бросить его и пойти дальше. Я знаю, что смогу добраться до дороги или какого-нибудь населенного пункта, так как была сильнее. Но на какую-то секунду я увидела себя со стороны, и это напугало меня куда больше, чем любые демоны, пытки или же даже призраки.
Господи, кем я стала? Неужели из-за душевных ран, пускай глубоких, которые я получила за всю свою жизнь, я действительно позволила себе лишиться человечности? Да, во многом это помогало мне, но сейчас все зашло слишком далеко. Как я могу вот так спокойно смотреть на парня, который не сделал мне ничего плохого, и собираться бросить его умирать в лесу? Чем я лучше тех же демонов, если способна на такое?
— Арес, — проговорила я, заставляя парня посмотреть мне в лицо. Я заметила в больших темных глазах знакомый признак того, что его сознание уже затуманивалось. — Не смей отключаться.
Парень тряхнул головой, но ему не удалось прийти в себя, и тогда я поняла, что все зависит только от меня. Теперь жизнь Ареса зависела от того, что буду делать я, как никогда прежде. И будь я проклята, если позволю ему умереть так, как это случилось с его братом. Может, время и боль стерли в моей душе воспоминания о сострадании и жалости, но честь отобрать ничто не сможет.
— Держись за меня, — приказала я, уже не уверенная в том, что Арес еще слышит меня.
Перекинув одну его руку через свои плечи, я буквально взвалила на себя тяжелого парня, и от этого боль расплылась по моему телу, словно удар молнии. Я и сама была не в той форме, чтобы таскать парней, но выбор был невелик. Мне нужно было найти выход из этого злосчастного леса до того, как он умрет.
— Мэри, — прошептал парень, едва волоча ноги. — Ты не сможешь вытащить нас двоих.
— Знаешь, — тяжело проговорила я, очень быстро позабыв о холоде. Сейчас мое тело бросало в жар, а мышцы были напряжены до такой степени, что, казалось, вот-вот разорвутся. — Я воспринимаю твои слова как вызов.
Нечто, похожее на смешок, сорвалось с губ Ареса.
— Ты все воспринимаешь как вызов.
Арес становился все тяжелее с каждым шагом. Он цеплялся за реальность, как мог, но ему это хреново удавалось. Каждый новый шаг давался мне все сложнее, и вскоре я чуть было не кричала от бессильной злобы на саму себя. Я должна была двигаться вперед. Я должна его вытянуть. Слишком много смертей на одной неделе.
Когда Арес отключился окончательно, я смогла протащить его всего на несколько шагов вперед, прежде чем мои собственные ноги подогнулись и я упала прямо в снег. Арес упал где-то рядом, не подавая никаких признаков жизни. Мне удалось перевернуться на спину, но на то, чтобы подняться на ноги, сил не оставалось. Я тяжело дышала, чувствуя, как все тело дрожит от перегрузки и больше не подчиняется мне. Неужели это и был конец? Вот так просто умереть только потому, что мы заблудились? Не в бою с демонами, не в попытке спасти весь мир и даже не за тех, кто был мне дорог, а просто потому, что я, черт его дери, заблудилась! Я, последний из стражей Энохиана, умру, как слабая и глупая девчонка, опозорив своих предков.
От этих мыслей я рассмеялась мрачным и безрадостным смехом, который тут же разнесся по безмолвному лесу. Закрыв глаза, я позволила себе представить Тейта. Глупо, наверное, было думать перед смертью о каком-то там парне, которого я знала не так уж и долго, но он был единственным, о чем мне действительно хотелось вспомнить напоследок. О его вечных шутках и самоуверенных улыбках, о его странностях и до сих пор неразгаданных тайнах, о его поцелуе…
Слеза, которая показалась мне слишком горячей, скатилась по моей щеке, а за ней потекли другие. Я зажмурилась, но так и не смогла остановить поток слез и боли, который накрыл меня с головой. Я чувствовала собственную никчемность и бесполезность. Мне не удалось помочь Мэтью, и я даже не стала сожалеть о его смерти, ведь считала его предателем. Но как человек, который никогда не был мне верен, мог меня предать? Я не задумывалась о его сестре, уверенная в том, что она мертва. А ведь я даже не знала ничего о ней, кроме имени. Теперь я погубила их брата, которому явно осталось совсем недолго. Я обрекла свою мать на страдания в одиночестве. Черт, да мне нужен был отдельный котел в аду за все то, что я сделала и чего сделать не смогла.
— Мэри ,- этот шепот был больше похож на дуновение ветра, но в нем я услышала до боли знакомый голос.
Нет, это было невозможно.
— Мэри, — снова тот же шепот! Снова тот же голос, похожий на шелест листьев в солнечный осенний день. Я знала этот голос так же хорошо, как свой собственный, но я не могла поверить, что он был реален. Наверное, это лишь мой мозг играл со мной в предсмертные игры. — Посмотри на меня.
Нет. Я не открою глаза. Сейчас в мою душу закрадывалась надежда, а я так ненавидела это чувство. Стоило лишь поверить в него, начать мечтать, как все тут же рушилось и превращалось в пепел, оставляя за собой лишь разбитое вдребезги сердце.
— Мэри, посмотри же на меня! — голос стал отчетливее и громче. А еще он был раздражен и зол, что случалось не так часто с его обладателем. Наверное, именно это заставило меня широко распахнуть глаза и уставиться прямо перед собой.
Если бы я могла кричать, то наверняка сделала бы это.
— Калеб, — едва слышно позвала я, не веря собственным глазам.
Мой брат! Мой брат стоял прямо надо мной и в неожиданно появившемся лунном свете смотрел на меня неодобрительно своими зелеными глазами. Он был таким, каким я его помнила. Светлые волосы, зеленые, вечно задумчивые, глаза. Мягкая линия губ сейчас была плотно сжата, будто он был чем-то серьезно обеспокоен.
— Но как…
— Ты умираешь, — быстро ответил мой брат. — И это дало мне возможность достучаться до тебя.
Я попыталась пошевелить хотя бы пальцем и с удивлением поняла, что мне это не удается. Я не владела своим телом.
— Я не понимаю, — проговорила я и не услышала собственного голоса.
Калеб склонился ко мне, присев на колени. Только сейчас я заметила, что на нем была та же одежда, в которой он попал в аварию. Его светлые волосы были перепачканы кровью, на лице были видны бледные раны, а сам он был наполовину прозрачным. Свет, который я поначалу приняла за лунный, на самом деле исходил от призрака моего брата.
— Ты всегда боялась призраков, — проговорил брат, и его бледная рука потянулась к моему лицу. Инстинктивно мне захотелось отпрянуть, но, поскольку я не контролировала свое тело, это было невозможно. Касание призрака было похоже на прикосновение холодного ветра. — И именно поэтому ты не можешь видеть меня, хотя я всегда рядом с тобой.
Может, мне все это казалось? Это не могло быть реальностью, ведь Калеб был мертв уже несколько лет. За эти годы я столько раз пыталась встретить его призрак, несмотря на то, что всегда боялась их. Неужели я могла бы не почувствовать его присутствие? К тому же я всегда была уверена, что мой брат в каком-то другом, лучшем мире. Я надеялась, что хотя бы после смерти он сможет существовать в спокойствии и счастье, которого у нас не было при жизни. Но разве мои надежды хоть когда-нибудь сбывались?
— Что ты здесь делаешь?
Калеб наклонился ко мне еще ближе, глядя мне прямо в глаза. Он всегда так делал, когда хотел, чтобы я слушалась его.
— Ты должна сражаться с этим, Мэри, — проговорил мой брат очень настойчиво. — Ты не можешь умереть. Еще слишком рано.
Я нахмурилась. Разве бывает слишком рано или поздно для смерти? Она просто однажды приходит за каждым из нас, и никто не может быть готов ее встретить. Сколько раз я сталкивалась с этой костлявой за свою жизнь? Сотни раз. Бывало, мне удавалось ускользнуть от нее в последний момент, бывало, меня вытаскивали с того света те, кому я была нужна, но ведь сейчас все было иначе. Не было того, кто смог бы вытащить меня, а сама я лишилась сил для сражения.
— Именно это я сейчас и делаю, разве не заметил? — спросила я с сарказмом в голосе. — Умираю.
Калеб покачал головой, не отрывая от меня взгляда.
— Нет, — строго проговорил мой брат и в это мгновение стал как никогда похож на отца. — Ты не умрешь сейчас или потом. Слишком многое зависит от тебя.
— Но что мне делать? — спросила я почти с отчаяньем. — Я даже пошевелиться больше не могу! Ты ведь сам говорил, что я на грани смерти.
— Так и есть, — кивнул Калеб и, подняв голову, посмотрел куда-то вперед. — Но ты всегда умела находить в себе силы, и я прошу сделать это и сейчас.
Все вокруг становилось расплывчатым и каким-то искореженным. Даже холод перестал ощущаться так остро. Я пыталась следить за лицом брата, чтобы не потеряться во всей этой наступающей тьме.
— Силы? — переспросила я, желая задать ему столько вопросов, но не в состоянии ухватиться ни за один из них. — Но где же мне их искать?
— Внутри собственных воспоминаний, — сумрачно проговорил мой брат. Он часто любил так делать. — Прошлое всегда заставляет нас творить будущее.

Сознание не хотело ко мне возвращаться, но я знала, что еще не мертва. Я слышала собственные тихие удары сердца, но с каждым разом разрыв между ударами становился все больше. Как заставить свое сердце биться? Разве я вообще способна на это?
Тук-тук.
Мне все сложнее сосредоточиться на каких-то мыслях. Они расплываются, словно краски в воде. Калеб говорил, что я должна сосредоточиться на своих воспоминаниях, но это так сложно. Какие воспоминания могли вытащить меня из лап смерти?
Тук-тук.
Я уже ничего не могу вспомнить. Едва ли я помню, кто такой Калеб или Тейт. Я чувствую, что эти люди были важны для меня, но не помню, почему. Я даже не могу вспомнить своего имени, а вскоре забываю и их имена.
— Ты можешь вытащить ее! — резкий крик прорвался сквозь пелену тумана, которым был окутан мой разум.
Что это было? Галлюцинация? Воспоминание? Что?
— Для этого тебе придется заплатить немалую цену, — проговорил другой голос. Он был холодным и властным. Я никогда не слышала ничего более устрашающего, чем этот голос. Будто его обладатель был напрочь лишен не только души, но и всякого проблеска человечности. Даже демоны не говорили так отрешенно и безразлично. В демонах всегда была жажда крови и смерти, но в этом голосе не было ровным счетом ничего.
Кто это был? Почему я слышала их? Мне нужно было открыть глаза и увидеть, но веки словно свинцом залили. Была ли я еще жива? Хм… сердце вроде бьется, хотя подозреваю, что это недолго. Но эти голоса, как ничто другое, проясняют мой разум, и поэтому я стала цепляться за них, пытаясь вырвать еще несколько мгновений в этом мире.
— Разве есть еще хоть что-то, чего ты не отобрала у меня? — проговорил первый голос, и он показался мне каким-то знакомым. Я не смогла вспомнить его обладателя, так как не помнила уже ничего, но, кажется, он когда-то был важен для меня. Он был мягким и в то же самое время грозным, холодным и отчаявшимся, он был дорог мне, но я не знала, почему. А еще я помнила боль, связанную с этим голосом. Почему он причинял мне боль?
— Сейчас я могу забрать у тебя еще кое-что, — раздался бездушный голос, и я почему-то подумала, что он женский. — Но я не стану этого делать. Пока что.
— И почему же? — едко спросил другой человек. Мужчина. — Слишком просто для тебя? Неинтересно?
Смех, который последовал за этими словами, казался одновременно прекрасным и устрашающим. В нем не было радости или злорадства, но было что-то намного большее. Я не знала, как описать это, но складывалось впечатление, что девушка, которой принадлежал голос и этот смех, наконец достигла долгожданной цели.
— Сотни лет я ждала этого мгновения, — подтверждая мои догадки, проговорила она. — И вот теперь ты будешь страдать по-настоящему.
— Мне плевать, какие планы у тебя на мой счет, — прорычал парень.- Верни ее и забирай все, что хочешь!
— Именно это я и собираюсь сделать.
Мне показалось, что кто-то толкнул меня в глубокий колодец. Поначалу я просто летела куда-то вниз, а затем погрузилась в ледяную воду, которая тут же стала наполнять мои легкие. Я пыталась барахтаться, сделать вдох, сражаться с этим, но все было напрасно. Вода проникала все глубже, и я чувствовала, как задыхаюсь. У меня не было возможности увидеть что-то или пошевелиться. Собственно, я даже тела своего не чувствовала. Остались лишь ощущения, и я была почти уверена, что попала в ад. Пускай в моем представлении он был другим, но сейчас это было неважно. Все, что осталось, это вода, которая убивала и топила меня снова и снова.

Когда я резко проснулась, то первые несколько мгновений судорожно хватала ртом воздух, а затем пораженно обнаружила, что сижу в собственной постели. Я увидела свою комнату, освещенную лунным светом. Она казалась тихой и мирной. На кресле у окна лежало мое оружие. Мои ботинки были у кровати, а сама я была в своей пижаме: свободной белой футболке и хлопковых штанах. Все выглядело так, будто я сама пришла домой, переоделась и легла спать, а затем мне просто приснился кошмар. Вот только это не могло быть правдой.
Я помню, как упала вместе с Аресом в темном, заснеженном и ужасно холодном лесу. Я помню, как замерзала, а потом, наверное, отключилась, так как дальше шла большая черная пропасть беспамятства.
Но ведь кто-то принес меня домой. Кто-то каким-то чудом смог вернуть меня с того света. Черт, это начинало раздражать. С тех пор, как я попала в этот город, я слишком часто стала умирать, и слишком часто меня спасали. Еще чуть-чуть и «смерть» станет для меня обыденным явлением. Часть дневного расписания.
Спрыгнув босыми ногами на холодный пол, я неожиданно замерла, прислушиваясь к собственным ощущениям. Что-то было не так с моим телом. Полная недоверия, я включила лампу на прикроватной тумбочке и подошла к высокому зеркалу, которое было на внутренней стороне дверей моего шкафа.
Когда я приподняла футболку, то убедилась, что моя невероятная догадка верна. Глубокая рана на левом боку, которая отзывалась болью при каждом моем резком движении, попросту исчезла. Как такое могло произойти? Я либо проспала целую вечность, либо ничего не понимаю. Какие еще сюрпризы мне приготовила эта ночь?
Неожиданно я вспомнила про Ареса. Где он? Его тоже кто-то вытащил или же его бросили в лесу? Второй вариант был мне неприятен. Я не желала зла, и уж тем более смерти, этому парню, хотя и знала, что он может доставить мне много хлопот. Тем не менее, я должна узнать, что с ним.
Мои мысли прервали тихие шаги за дверью. Кто-то осторожно крался по коридору, но старые деревянные полы, которые ужасно скрипели, могли выдать даже самого бесшумного человека. Кто бы это ни был, я ему не доверяла, ведь друг не стал бы красться тайком по моему дому глубокой ночью.
Схватив свой серебряный кинжал, который спокойно покоился на одной из полок шкафа, прямо под свитером с оленями, я прислонилась спиной к стене рядом с дверью и стала напряженно вслушиваться в шаги ночного посетителя. Свет лампы был приглушенным и тусклым, поэтому большая часть комнаты все еще оставалась в полумраке, что играло мне на руку. Перехватив оружие покрепче, я терпеливо ждала возможности пустить его в ход.
Дверь в мою комнату тихо открылась, и кто-то тут же вошел внутрь. Не разбирая, кто это, я накинулась на нежданного гостя, рассчитывая застать его врасплох, но он оказался ужасно быстрым. Перехватив мою руку, он с такой силой сжал запястье, что нож выпал из моей ладони и зазвенел, упав на пол. Запястье обожгло каким-то знакомым жаром от прикосновения незнакомца, но не успела я осмыслить, что к чему, как почувствовала, что падаю, так как незнакомец сбил меня с ног. Но упала я не на пол, а на кровать и чужое тело тут же прижало меня к ней, пригвоздив мои руки где-то над моей головой. Тонкие, длинные и ужасно сильные пальцы сжимали оба мои запястья, и теперь уже я чувствовала жар всем телом. Я попыталась вырваться, но не смогла пошевелиться, а когда посмотрела на нападавшего, то чуть было не закричала.
Сжимая мои запястья и прижимая меня всем телом к кровати, лицо Тейта было всего в дюйме от моего собственного. Он озорно улыбался, наслаждаясь моим шоком, граничащим с паникой.
— Я надеюсь, встречать меня с ножом не станет твоей привычкой, — усмехаясь, проговорил парень.

Содержание
Следующая глава — Лицом к лицу со страхом
0 комментариев

  /