На Камчатке классика Достоевского чуть не засудили за "подстрекательство"

Karharodon Автор: Karharodon
Проект: Блог Karharodon

Опубликовано:

Поделиться:



Петропавловск-Камчатский городской отдел судебных приставов провел проверку в отношении автора романа «Идиот» Ф.М. Достоевского по признакам состава преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33 (подстрекательство) и ч.1 ст.297 УК РФ (неуважение к суду). В возбуждении уголовного дела отказано в связи с кончиной писателя, сообщает газета «Камчатское время».

Все началось в апреле 2011 года, когда житель Камчатского края Евгений Федорко, отвечая на вопрос своего оппонента на заседании мирового суда, произнес слово «идиот». Судья сделала ему замечание, и на том, казалось бы, инцидент должен был быть исчерпан. Однако судебный пристав по фамилии Иванов, охранявший порядок на заседании, решил не спускать Федорко «сквернословие» с рук и написал рапорт о том, что он выразил неуважение к суду, оскорбив участников судебного разбирательства (ч.1 ст.297 УК РФ).

Согласно статье 130 УК РФ, оскорбление — это унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме. По определению эксперта Гильдии лингвистов профессора Стернина, написавшего на эту тему отдельный материал, оскорблением является «негативная характеристика лица с использованием нецензурных слов и выражений». Слово «идиот» не входит в число нецензурных, поэтому Федорко вроде бы не должно было ничего грозить.

Между тем, по мнению доцента кафедры русского языка Камчатского госуниверситета по фамилии Скорик, проводившей экспертизу слова «идиот», оно как раз является неприличным, хотя может использоваться и в качестве медицинского термина. В результате из рапорта пристава выросло целое уголовное дело, на расследование которого ушло два года.

В ходе расследования принимали участие шесть дознавателей службы приставов, их начальники и сотрудники прокуратуры. А также был задействован суд, 14 раз рассматривавший жалобы Федорко на незаконные действия приставов.

Федорко было на что жаловаться: шесть раз его насильно намеревались привести в суд, однажды даже пытались ссадить с самолета, на котором он отбывал в командировку, но промахнулись, так как он улетел на вертолете. После этого его даже объявили во всероссийский розыск. Федорко доказал в суде незаконность всех шести приводов, так как он ни разу не был уведомлен о том, что его хотят видеть дознаватели.

Дознаватели «исправились» и стали ежедневно бросать ему в почтовый ящик повестку явиться на допрос: в декабре 2011 года — январе 2012-го его вызывали более 20 раз. Окончательно выйдя из себя, Федорко написал в службу приставов такое заявление:

«О существовании слова „идиот“ я узнал из курса школьной программы, в частности, романа Ф.М. Достоевского „Идиот“. По мнению дознавателя Кошмана, совпадающему с мнением заместителя прокурора Петропавловска-Камчатского Дудина, слово „идиот“ является бранным, оскорбительным, следовательно, содержащим неприличную форму. По их мнению, употребление в общественном месте слова „идиот“ недопустимо и считается преступлением, которое они мне вменили. Причиной, способствовавшей совершению мной этого преступления, явилось тлетворное влияние на меня романа Ф.М. Достоевского. Поэтому считаю своим долгом, как гражданина РФ, сообщить нашим доблестным защитникам правопорядка о лицах, способствовавших совершению мной этого преступления. Это уже указанный мной выше, ныне покойный Достоевский, царствие ему небесное. На основании изложенного прошу возбудить уголовное дело в отношении Достоевского Ф.М. как подстрекателя к совершению преступления».

Отсылая такое письмо, Федорко надеялся, что приставы поймут всю абсурдность своих обвинений и закроют дело. Но они с новыми силами переключились на классика русской литературы. Сотрудник горотдела судебных приставов И. Ли на полном серьезе принял это заявление, зарегистрировал, присвоил ему номер и приобщил к материалам уголовного дела. В отношении Достоевского была проведена проверка по признакам состава преступлений, предусмотренных ч.4 ст.33 (подстрекательство) и ч.1 ст.297 УК РФ (неуважение к суду). Правда, уголовное дело все же не стали возбуждать, так как «подозреваемый» умер более 100 лет назад.

Стоит процитировать постановление Петропавловск-Камчатского городского отдела судебных приставов: «Учитывая, что Достоевский Ф.М. скончался 28.01.1881, а Федорко Е.Н. родился 19.11.1960 года, Достоевский Ф.М. не имел реальной возможности склонить Федорко Е.Н. к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом». Чтобы понять это, приставам потребовалось десять месяцев напряженной работы.

Дело же Федорко было прекращено за давностью сроков. Однако тот с таким решением не согласен, так как давность сроков — нереабилитирующее основание.


0 комментариев