Дерево

Lada666 Автор: Lada666
Проект: Блог Lada666

Опубликовано:

Поделиться:


В городском парке тихо этой ночью; последние сумерки лета остались позади, с рассветом сюда придет осень; сегодня тут почти нет людей, пустуют аллеи и скамейки, все уже ушли, подгоняемые то ли резкими порывами чересчур прохладного ветра, то ли чувством смутной тревоги.
У прудов, находящихся практически на границе парка, в той его части, которая выходит на Площадь Фонаря, еще были запозднившиеся студенты, защищенные вином и молодостью от тревог и холода.
Кроме этих праздных гуляк лишь одна фигура двигалась по аллеям парка; там, где она шла, фонарей было существенно меньше, да и работал разве что один из трех – спорная полоса, которая зовется парком, лишь когда светит солнце. Сейчас это было другое место – врата леса, где только днем человек мог считаться полноправным хозяином, который с деланным спокойствием подметает тропинки, ставит новые скамейки взамен тех, что кто-то испортил, чинит беседки и прочее…
Глубокая бархатная тень скрывает ее почти все время, но в те мгновения, когда свет падает на нее, хорошо видно, что одета она не по погоде. Топик, клетчатая рубашка и шорты мало подходят для этой ночи, когда люди ходят не только в легких свитерах, но и подумывают о куртке, оставшейся дома на вешалке. Впрочем, по ее движениям нельзя сказать, что ей холодно, она уверенно держит свой путь в глубь парка, выходя из-под света последних фонарей и ступая во тьму, туда, где через несколько десятков метров исчезнут последние асфальтированные дорожки. В темноте она не замедляет шага, все та же легкая походка, в которой начинает сквозить какая-то дикость, сродни зверю, который в кромешной тьме бежит с дикой скоростью по ночному лесу, не врезаясь в деревья. Ты следил за ней, рыская по парку этим вечером, но подходящей жертвы все не находилось, горожан будто сдуло ветром, и ты остался без добычи, а ты никогда не уходишь, не напоив свой нож, ты должен порадовать любимого, которого столько искал, и наконец смог обратить его внимания на себя. Ты затеял свою игру с молодым детективом и не можешь останавливаться: нужен следующий подарок, кровавая композиция, которая выразит все твои переживания, всю любовь, что ты питаешь к нему, будто гончей идущему по твоему следу.
Но эта ночь смешала все карты, студентов слишком много, а никого другого в парке нет, ни одной похотливой парочки любовников не стонет в кустах, нет разочарованных в жизни пропоиц, бредущих поздним часом домой, так что выбора нет, тебе придется идти за этой неправильной девушкой. Твои ноги не хотят идти, в них неприятная дрожь, сковавшая охотничий инстинкт, но любовь требует жертв и работы над собой – надо перебороть свой страх, да и, в конце концов, это тебя боятся по ту сторону ограды, тебя зовут «скульптором» (у этих писак из ТаунДейли отвративший вкус, надо сказать), тебе надо просто закончить свой шедевр для этой ночи.
Держась вдалеке, ты шел за ней; страх исчез, когда ты представил лицо Дениэля, который склонится над телом, разглядывая твой шедевр, приготовленный для него… Любовь, о да, лишь любовь к нему двигала тебя сквозь темноту леса, она прочистила мышцы от паутинок паралича, она напоила тебя охотничьей песней. Хищник шел за жертвой по лесу, и время перестало играть всякую роль, осталось лишь догнать ее – ты побежал, отбросив осторожность, каждый шаг приближал тебя к ее тонкой спине, в которую ты мечтал вонзить свой нож, наполненный любовью, но почему-то все не мог ее догнать, она все время была в отдалении от тебя. Гонка продолжалась долго, хоть время и текло вокруг тебя, будто бурный поток, но какая-то часть твоего мозга, не поддавшаяся этому потоку, отдавала себе отчет в полной ненормальности происходящего; это кончилось, когда ты догнал ее, выскочив на поляну, где росли четыре огромных древа. В тот момент, когда ты выбежал из кустов, девушка гладила ствол одного из них; крона этого огромного дуба была рыжей, будто огонь осени охватил его уже давно, и, главное, кора этого дерева будто плыла под пальцами девушки, перемешиваясь и меняясь. Ты
стоял, не шелохнувшись, не в силах сделать и шага ближе, лишь сжимая свой нож в руке, и даже сила любви, что звучала в его блеске, не могла пересилить ужаса, поднимающегося в тебе при виде этих четырех деревьев, древних как мир, и девушки, что так и не обращала на тебя внимания. Твое ухо уловило несколько слов: «вставай», «подарок», «осень». Девушка наконец оторвалась от дерева, охваченного осенним пожаром, и прошла к его соседу, чьи ветки покрывали зеленные листья, полные силы; ты так и не понял, что произошло, куда именно делась девушка – растворилась внутри ствола, разок прикоснувшись, или тебе в глаз залетела пылинка, и ты моргнул, не заметив, как она ушла – вглядываться времени не было… Ты уже знал, что не один на поляне, и даже не удивился, когда из-за осеннего дуба, шурша платьем, сделанным из сотен листьев, вышла она, чем-то похожая на свою сестру, чем-то, что узнавать не хотелось, но наблюдая, как ее пальцы превращаются в длинные когти, а лицо, частью видное из-под урагана рыжих волос, растягивает плотоядная улыбка, ты понял одно.
Наступила Осень.
0 комментариев